Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Произведения Владимира Чистякова » Несносная Херктерент -4.


Несносная Херктерент -4.

Сообщений 221 страница 230 из 253

221

Привычки Кэретта, действительно, не меняет. Водитель и охранники те же, кого Марина помнит.
В остальном – Марина уже забывать стала, насколько часто с Кэреттой бывает – говорит одно, а на деле нечто другое получается. Говорит – не любит театры, но круглое здание в, как по закону подлости наименее знакомой Марине части города, именно его напоминает. Как такой архитектурный стиль называется, сразу не вспоминается, хотя здание больше всего напоминает огромное газохранилище. Такое уж явное отличие – множество окон по кругу. Может, в прошлом таковым и было, но тогда потребовался бы очень уж большой объём переделок.
Хотя, в городе предостаточно построек, где от старинного — только фасад, а вся планировка с начинкой полностью современные. Одно газохранилище так точно переоборудовали. Марина не помнит, сколько их в городе было, но это запомнилось. Отвага предков зачастую граничила с самым настоящим безумием.
  Строить сооружение, способное взорваться сильнее любого склада боеприпасов рядом с таким пожароопасным объектом как вокзал. И это во времена абсолютного господства на железных дорогах паровозов! Причём, жилые дома рядом с газохранилищем наличествовали в избытке!
Обстановочка в этом кругленьком внешнему виду не соответствует. Такое впечатление, кто-то из работавших над «Сказкой» и здесь руку приложил. По планировке – настоящий театр, во всяком случае присутствует немаленькая сцена. Только окруженная не сиденьями, а столиками.
Персонал опытный, Кэретту и Марину приветствуют в полном соответствии со статусом и той, и другой. Вспоминается памятная прогулка с Пантерой по похожему месту. Кэретта ведь и не знает, была когда-то у Марины мечта вот так пройтись с ней. Сейчас это только перемещение из точки «один» в точку «два». Ну, и ещё иллюстрация, определённые вещи в жизни стоит делать в определённое время, спустя месяцы и годы, их ценность может снизиться до нуля, а то и перейти в область отрицательных величин.
Второй и последующие этажи заняты ложами. Тоже со столиками. Судя по тому, куда Кэретта и Марина направляются, здесь тоже есть императорская ложа, как в театрах старой постройки. Хотя, год над входом говорит об обратном, и в современных театрах таких лож больше не делают.
Впрочем, внутренним убранством место, где Кэретта и Марина от прочих не отличается.
– Ты же говорила, не любишь театры.
Кэретта удивлённо поднимает брови.
– Где ты театр увидела?
  Марина выразительно косится на сцену.
– Это место знаменито прежде всего своей кухней. Хотя, некоторые считают по-другому. Представления тут тоже бывают, но сегодня их нет.
– Оркестр в яме сидит.
– Некоторые мелодии способствуют правильному пищеварению. Больше ни в каком качестве музыка мне не интересна.
– Тоже слух отсутствует, – ухмыляется Марина, – А что же ты раньше всякие симфонии слушала?
  Веселье Кэретты самое обыкновенное. Таинственно наклонившись над столом, шепчет.
– Не все знают, но я с открытыми глазами спать умею. Именно этим на памятных тебе концертах и занималась. Только об этом – никому!
  Марина хихикает.
– Признаю, так талантливо притворяться я не умею.
– У меня слишком много времени было в этом умении практиковаться, – теперь Кэретта зла, эмоции могут переключаться с фантастической скоростью.
– Ты местную кухню хвалишь. Звание «поставщик двора» у них есть?
– А говорят, ты наблюдательна. Там, у входа, все дипломы висят. ЕИВ это звание пожаловал раньше, чем я.
  – Я сначала людей рассматриваю, а потом уж обстановку, – не слишком убедительно врёт Марина, не признаваться же, что слона не приметила.
  – Ну, а мне и то, и другое примелькаться успела. Знал бы кто, насколько я не люблю следовать диетам собственного авторства!
– Попробуй Софи рассказать, – усмехается Марина, – Она до сих пор с содроганием некоторые твои идеи вспоминает.
– А она знает, – хмыкает Кэретта, – зато, и зубы никогда не лечила, в отличии от тебя.
– Совсем их скоро выкрошит своими орехами, – недовольно бурчит Марина, Кэретта её явно переигрывает. Ну, ничем не пронять. Хотя...
– Кажется, я знаю, за что им «поставщика» дала, кроме кухни... – Марина выдерживает многозначительную паузу, Кэретта изображает заинтересованность.
– Очевидно – здесь никогда не бывает Кэрдин. Уж герб Ягр я бы заметила.
К змеиным улыбочкам первое издание Соньки способно не меньше, чем второе.
– Именно это и делает это место одним из самых приятных в городе, – вскидывает бокал, – За тебя!
  Марина даже заметить не успела, как вино и принесли, и разлили. Чары Кэретты так действуют, действительно, умеющей переключать всё внимание собеседника на себя, настолько, что он перестает замечать происходящее вокруг?
М-да, м-да. Осторожнее надо быть. Марина всё это время старалась пересмотреть Кэретту, глядя ей прямо в глаза, чтобы заставить её отвести взгляд. Императрица эту игру сама прекрасно знает. Более того, побеждала в ней, когда Марина ещё не родилась.
Из истории прекрасно известно — мало кто может выдержать прямой взгляд Чёрной Еггты. Вот только тут за одним столом сразу две Чёрных Еггты оказались. Они-то взгляды друг друга держат прекрасно.
Марина нарочито медленно берёт бокал.
Дзинь!
Слегка пригубливает, жалея, что не приняла по дороге в резиденцию Сонькиного средства для усиления выносливости в дальних полётов. Вроде, оно ещё помогает удерживать мозг в удивительно ясном состоянии. Правда, последствия потом бывают хуже, чем с перепоя, но в этой жизни за всё надо чем-то платить.
Туманить голову самым простым средством Марина пока не собирается. И так уже промахов достаточно.
Кэретта, совершенно неожиданно, бокал опустошает залпом.
Марина чуть не роняет свой.

0

222

– Тебе плохо?
– Надо же, испугалась, – в глазах играют памятные льдинки,  – с налаживанием отношений не слишком получилось. Ну, хотя бы с горю напьюсь! С тобой вместе!
  Бокал Кэретты уже полон. Марина отпивает из своего. Градусы почти не чувствуются, а во вкусах она не особенно разбирается.
– Я пью только тогда и с тем, с кем мне самой хочется.
Императрица чуть щурится.
– Моё общество настолько не устраивает? – остаётся только плечами пожать. Развлечение так себе, но из разряда никогда не испытанных – пить вместе с Кэреттой. Даже и не подозревала, она тоже в состоянии прибегнуть к такому способу разрешения жизненных сложностей.
И опять можно заподозрить какую-то игру, ибо с точки зрения Марины, перейти во сколько-нибудь невменяемое состояние, с помощью этого сорта вина невозможно.
– Устраивает вполне. Хотя, прочие посетители здесь мутноватые. Да и расценки вызывают невесёлые мысли.
– Места для избранных должны отличаться в том числе и уровнем цен.
– Вот только избранность у многих тут самозванством отдаёт.
– Тебе кто-то определённый не нравится? – Кэретта степенью противности удивительно напоминает Софи, – Слово «инфляция» когда-нибудь слышала?
– Если поискать, уверена, что найду. Кажется, понимаю, почему это место Кэрдин не нравится – наверняка, её подчинённым частенько приходится здесь бывать по служебным надобностям.
  – Надо понимать, вместе с этой старой пьяницей ты отдыхала в гораздо менее приличных местах? – огрызается Кэретта.
  Марина мысленно усмехается. Кажется, зацепила!
  У всех есть болезненные темы, что лучше не касаться, для Императрицы подобная министр Ягр. Пусть и не очень-то честно поражать в уязвимые места. Особенно, тех, кто и так на драку не слишком настроен.
– Мы обе знаем людей, кто увлекается спиртными напитками в значительно большей степени, нежели Прекраснейшая Ягр.
  Кэретта криво усмехается.
– Выучила, значит, ещё  и это её прозвище. Хотя, в последнее время его Красная Кошка пытается захватить. Не знаю, лесть это было, или что другое, но она тобой буквально очарована.
– Я просто такая неповторимая, – ухмыляется Марина, – Кстати, как ты можешь почти дружить с одной сестрой, лютейше ненавидя другую?
– У них только отец общий. Да и крови Ягров в ней нет.
– А ещё у нас южных вовсе нет южных «законов крови».
Кэретта зло опустошает бокал.
– Мне их зачем-то старательно в голову в детстве вдалбливали. До сих пор рецидивы вылезают.
  – Если бы это только с тобой происходило, – тяжело вздыхает Марина, –  Плохо, конечно, но разовый случай был терпим. Так нет, лезет эта южная зараза массово.
  Кэретта наклоняется вперёд. Смотрит очень серьёзно.
– У тебя из-за внешности были сложности? Например, из-за твоих глаз? Я слишком хорошо знаю, насколько злыми могут быть дети. Что стало с твоими обидчиками?
– Не то, чтобы стоило обращать внимание, – пожимает плечами Марина, – но пару раз пришлось помахать кулаками.
  Кэретта зачем-то вертит перед лицом собственный кулак.
– Думаю, твои обидчики, рано как и мои, теперь об этом сильно жалеют.
Смеются обе.
– Я свои обиды забыла уже. С некоторыми из обидчиков поддерживаю довольно ровные отношения.
– Уровень, значит, был не тот, раз забыть смогла, – довольно угрюмо констатирует Кэретта, – Я вот не забыла никому и ничего.
– Мстишь до сих пор... Столько же лет прошло.
– Не мщу. Считаю, за дела следует нести ответственность... Там люди низкие настолько, что вполне могут вынашивать планы на очень сильно отдалённое будущее. Благо, со способностью к размножению у них полный порядок, очевидно, по причине хронической нехватки средств на некоторые изделия химической промышленности.
– Они совсем недорого стоят, – змеино улыбается Марина, – изделия эти. Это не чулки от Красной кошки.
Приподняв снова полный бокал, Кэретта аналогично ухмыляется в ответ.
– В тропических лесах, да и просто в сырой местности в этих изделиях замечательно хранить патроны и спички. Тебя этот аспект их использования в основном волнует?
– Пока да, – не стала врать Марина, хотя так и хотелось глаза многозначительно закатить, томно вздыхая. Но Кэретта достаточно проницательна, а Марина не самая выдающаяся актриса.
– Так вот, о далеком будущем я уже позаботилась. В «Завещании» про всех моих родственников, кроме вас, и ваших прямых потомков, прямым текстом сказано, что каждому выделяется одна серебряная полуведьма. Знаешь, что это означает?
Марина зевает.
– Так у нас в стране юридическим языком посылают на максимально удалённое расстояние. Слушай, а они потому так усиленно размножаются, что хотят, произведя максимально возможное число наследников хоть сколько-то с тебя получить этими полуведьмами?
– Долго стараться придётся, – злобно усмехается Кэретта, – Ни одна женщина не в состоянии родить такое количество раз. Да и так их уж там много. Им надо научиться размножаться со скоростью луны-рыбы. Да и тогда не сильно много им перепадёт. Софи я уже говорила, теперь тебе повторю – внесите аналогичные пункты в собственные «Завещания». Тем более, тебе целый министр может по юридическим вопросам консультировать.
– Конкретно по данному, мне твоего мнения вполне достаточно, – кивает Марина, – Мне тоже очень не нравятся люди, способные так сильно обижать детей. Пусть, и годы с той поры миновали.
– За это и выпьем!
Тут не откажешься.
– Чем тебя здешняя публика не устраивает?
– Кому война, а кому...
– Мать родная, – по-русски заканчивает Кэретта, – Только не надо красивых и глупых фраз, как они на войне наживаются. Ты или я, не говоря уж о твоей любимице наживаемся в куда большей степени. Кровь и деньги с начала времён рука об руку шли. Основа нашего богатства – и вовсе, добыча военная.
Марина молчит. Что-то такое пафасное сказать и хотелось. Конечно, есть адмирал Сордар,  но есть и те, кто владеют заводами, производящими снаряды и сложнейшие приборы для «Владыки».
Где-то доводилось слышать, самое сложное устройство, созданное руками людей – как раз, прибор управления стрельбой главного калибра для огромного линкора.
– У тебя подростковый максимализм ещё не выветрилась, и ты не хочешь признавать, что от людей, кого сильнее всех не любишь, ты крайне мало отличаешься.
– В отличии от них я не презираю людей, за счёт кого они живут, и чей труд даёт им возможность здесь находиться.
– Богатые и бедные всегда были, – философски замечает Кэретта. То есть ты считаешь, что это они обеспечивают нас. А не мы даём им возможность жить в минимально приемлимых условиях, не давая им так уж сильно выпускать наружу животные инстинкты. Понятно, от кого ты таких идей набралась. ЕИВ тоже был молодым.
– Ты его намного моложе.
– Моложе. Не спорю. Но знаю, там откуда он и где подобные идеи пытались притворить в жизнь, всё закончилось довольно скверно. Не очень много стоят идеи, которые предают за ломтик колбасы. Не взлетели идеи равенства и справедливости.
– Там всё очень сложно.
– Люди показали свои скотские инстинкты. Это у победы множество отцов, а поражение – всегда сирота. Интересная вещь — человеческая жизнь. Пережить кружение всех идеалов юности, гибель страны, за которую воевал. При этом, оказавшись на вершине власти, ещё и живя намного дольше лет, чем смог бы прожить там.

+1

223

– Как он сам выражается «здесь вам не тут!» Сама прекрасно знаешь – до мощнейшего внутреннего взрыва, чуть ли не до новой Войны Верховных у нас в недавнем прошлом чуть было не дошло. Выкрутились, применив многое из опыта другого мира. Но множество проблем не решили, а только заморозили.
  Кэретта снова невесело усмехается.
– Ты знаешь способы их решений? Если «да» - то поделись... Но я вижу, что «нет».
– Я вполне в состоянии думать об этом.
Кэретта щурит один глаз.
  – Только время – оно работает против нас. Я куда более наблюдательна, нежели кажусь.
  – В первую очередь, ты крайне самовлюблённый человек! – огрызается Марина. Обсуждать здесь и сейчас внутреннюю политику совершенно не хочется. В школе всякого предостаточно наслушалась, бредового и не совсем.
  – Я и не могла другой стать. Если никто из окружающих тебя не любит, поневоле направляешь это чувство сама на себя.
– У тебя с тех пор полностью сменилось окружение.
– И даже, не один раз, – хмыкает Кэретта, – По новому кругу начинаем?
– Да не хочется как-то, – выдаёт полуправду Марина.
– Я ещё основной заказ не сделала, – Кэретте больше не хочется что-то серьёзное обсуждать. В конце-концов, в подобные заведения ходят иногда только затем, чтобы просто поесть, – У тебя имееются какие-либо предпочтения?
Марина изучает меню в бархатной папке. Мода на роскошь двора предыдущего Императора до сих пор не проходит. Хотя, то время помнят только те, кому уже под сотню. Листы подражают тогдашнему придворному стилю.
Содержание тоже словно из прошлой эпохи. Многие названия Марине незнакомы. Хотя, скорее всего, дело в другом – она не слишком хорошо знает мирренские кулинарные термины, а меню написано наполовину ими.
  Многие блюда придворной кухни остались теми же, но обрели грэдские названия. Великая война окончательно способствовала их закреплению. Но, оказывается, не везде. Марина делает себе зарубку на память, если подобное меню попадёт в руке Саргона, то у заведения могут быть неприятности вплоть до отзыва лицензии. Впрочем, почти тут же соображает Херктерент, не надо думать, будто она одна тут такая умная.
Раз герб есть, то ЕИВ наверняка когда-то тут бывал, и у персонала наверняка есть экземпляры меню, отпечатанные с учётом высочайшего вкуса.
Это Императрица любит всё под старину, а вкусов принцессы они не знают ещё.
Вот только сама Марина угодила в крайне нелюбимую ситуацию, когда она не то чтобы, не знает чего-то, а гораздо хуже — понимает с пятого на десятое.
Можно и спросить, столь редким человеческим отношением Кэретты надо пользоваться, пока есть возможность. Но, как обычно, пересиливает гордость. Сначала была идея, пролистать всё до конца, и потом, выбрать самое дорогое. Потом, сообразила, порядковые номера блюд написаны нормально. Так уж сильно не ошибёшься, удивить Марину и вовсе невозможно.
Хотя, раз такие цены, могли бы и цветные фотографии предоставлять, для надёжности, а не рисунки сервированных столов и сцены с процессами добычи дичи. Разноглазая вон, талантливый любитель, а цветные фото печатать умеет. Могли бы и профессионала нанять...
Мечты-мечты... Тогда бы образ старательного подражания ушедшей эпохе оказался бы нарушенным.
В общем, Марина не ела уже давно, и если сделает что-то не то, все могут топать куда подальше, ибо вставать между голодным человеком и жаренным мясом может быть крайне вредно для целостности зубов и лицевых костей.
На Кэретту поглядывала, делая заказ, но та, по обыкновению, сохраняла непроницаемое выражение лица. Только сделав свой, Императрица иронично осведомляется.
– Марина, ты лопнешь? Если не знаешь, могла бы меня спросить. Я бы подсказала что-нибудь не такое... объёмное.
Остаётся только отмахнуться.
– Наплевать! Я молодой, ещё растущий организм. Поглотить способна весьма много, – добавляет немного подумав, – Я хотя бы не слона северного на вертеле заказала?
– Нет, – посмеивается Кэретта, – Слона они подать могут, но о таком, даже для меня понадобилось бы договариваться заранее. Но у тебя тоже неплохо получилось. Сордар бы с таким объёмом справился, вот насчёт тебя – не уверена. Женщины одно из блюд себе никогда не заказывают – там один компонент считается повышающим мужскую силу, – Марина чуть не хватается за лицо, но Кэретта успевает добавить, – Впрочем, оно очень вкусное и напрасно женщины им пренебрегают.
– Зато, меня точно запомнят, что может оказаться немаловажным в будущем.
– Тоже верно, – хмыкает Императрица.

+1

224

Что на новом месте, что на старом, Марина всегда спит хорошо. Вчера осматривать обстановку одного из формальных своих домов было некогда. Занялась этим с утра. Первое впечатление – полный и абсолютный нейтралитет. Неяркие цвета, приглушённые тона. Книжных шкафов много, новые. В них все старые книги Марины. Присутствует и полный комплект учебников на текущий год. Плюс все сборники, сколько их было «Мирренская императорская армия», последний Марина уже видела, значит, новых ещё не выпущено. Есть незапертый сейф. Марина не помнит, как снимала вчерашнюю  диадему, но сейчас она внутри. Надо бы с комендантом связаться.
  Шкафы с одеждой заполнены на все случаи жизни, как легко догадаться, преобладает «Красная Кошка». Непонятен смысл вчерашней придирки к форме Марины. Полным–полно вариантов формы для ношения вне строя, так сказать. «Сордаровки» один из символов столицы. и одеваться как они распространено у девочек и девушек всех слоёв общества, включая самых не примерных.
Сонька даже раздобыла где-то вариант такого не примерного платья. Понятно, в каких ситуациях такое надевается. Больно уж юбка короткая, даже по сравнению с теми, что Оэлен носит. Да и материал тонкий и полупрозрачный. Что на юбке, что на всём остальном.
Даже просила Марину разноглазой показать. Та совершенно не удивилась наличию у подруги очередной странной вещи. Тут же и примерила, но при всей любви к полупрозрачному в разрезами и вырезами в самых неожиданных местах, подобный покрой совершенно не одобрила. Сказала, повертевшись перед зеркалом «Крайне неприятно смотреть. Уродливая вещь для уродских дел».
Сильнее обругать она не в состоянии. Из чего Марина заключила, мальчикам бы такое на подругах точно понравилось бы.
Смысл был Марину вчера поддевать, если аналогичная той что на ней, одежда была приготовлена? Шуточки Кэретты зачастую  только она сама и понимает. Хотя, с другой стороны, сама Марина вчера с утра ещё не знала, что здесь ночевать останется.
Завтрак уже накрыт. Тоже вполне ожидаемо, раз не было других распоряжений, гости следуют распорядку дня хозяйки.
Так! Кэретту, после вчерашнего, явно пробило на зверское «хи-хи», ибо приготовленным для Марины можно было бы накормить очень голодного Сордара. Или даже двух сразу.
Если учесть огромное количество всего жирного, острого, мучного и сладкого, то у следящей за фигурой личности настроение с утра испорченным окажется. Она что, не заметила, Марина к другой категории принадлежит, где очень много помещается, но на фигуре не отражается?
Ну, точно, она насмехается ибо присутствует поднос с запотевшими бокалами пива.
Ладно, смеяться потом будем, ибо холодненького не помешает. Да жаренные колбаски с острым соусом в наличии.
Кэретта забыла, или вовсе не знала, у Марины нет страхов на предмет пополнеть. Да и страхи этой остроумицы по данному поводу были старательно наигранными.
Телефон. Разумеется, сама Кэретта.
– Проснулась уже? После завтрака можешь ко мне зайти?
Марина чуть трубкой не шарахает, чуть не разбив аппарат. Очередная просьба, равнозначная приказу. Придётся идти. Раз она здесь ночевала, то имеет, кроме всех прочих, вполне официальный статус «Гостя Императрицы».
А местной хозяйке не принято отказывать. Впрочем, именно Марина, как Младший Еггт может себе такое позволить.
Но, если она так сделает, Кэретта тут же вспомнит, что она ещё и Глава Дома Еггт и пригласит уже в этом качестве. Тут уже отвертеться не получиться.
Кэретта безупречна. Как всегда.
Окидывает Марину взглядом.
– Думала, будешь до полудня спать. Да и выглядишь неплохо.
– Опыт не пропьёшь, – устало огрызается Марина.
– Дурная наследственность по обоим линиям, – почти весело сообщает Кэретта, – Признаю, крепкая ты. Раз ни один Еггт за столетия не спился, то сильно сомневаюсь, что ты станешь первой. Хотя, не все начинали столь рано, как ты.
– Вот спасибо! Кстати, спасибо, хорошее у тебя пиво. Не думала, что у тебя оно вообще имеется...
– Если не ошибаюсь, это твоя любимая фраза: «вредно думать за других»? – иронично щурится Кэретта.
– Зачем пиво тебе вообще? – Марина уже успела оглядеться по сторонам. Кэретта точно издевается. На одном из столов уютно устроились запотевшие пивные бокалы. Пивные бокалы в кабинете Кэретты. Соньке рассказать – точно решит, сестра спятила окончательно, и теперь уже по-настоящему.
– Затем, что один из самых продаваемых напитков в стране — ячменное пиво. Если серьёзно – жалование выплачивается деньгами. Ими же получают приплату на еду. Но есть традиция, пайковые по некоторым праздникам можно получить натурой. По норме времён Воительницы. Там пиво вполне в наличии. А я не вижу смысла отменять старый обычай.

0

225

– Самой воительнице паёк тоже полагался, – Марина нагло усаживается к столу.
Кэретта неожиданно усаживается напротив. Берёт бокал.
– Не ожидала, – отпивает из своего Марина.
– Интересно, кто мне в моём доме пиво пить запретит? Уж не ты ли?
– Я, вроде, говорила уже, если что-то делаешь, утрачиваешь право запрещать это другим.
– Неплохой принцип.
– У меня скоро пальцы кончатся!
– Это ты о чём? – недоумевает Кэретта.
– Считанные разы в жизни ты одобряла, что я делаю. Причём большая часть приходится на два последних дня.
– Это так плохо?
– Да уж не слишком хорошо! – Марина раздражённо отпивает половину бокала.
– Может, хватит старательно взращивать обиды озлобленного подростка, особенно, если учесть, что значительную их часть ты сама себе придумала? Нам все ещё долго жить.
– Кто бы говорил про подростковые обиды, – шипению Марины гербовая змея позавидовать в состоянии, – Сама отлично знаешь, к чему они могут привести.
– Реальные зачастую приводят к самым печальным последствиям, – кивает Кэретта, – но реальность и вымысел – две разные вещи.
– Ладно! Хватит кругами ходить. Ты явно хочешь что-то мне предложить. Сразу скажу, вариант «всё забыть и начать с чистого листа меня совершенно не устраивает». Память на прошлое – даже у моллюсков присутствует, а мы несколько сложнее устроены.
Кэретта с полминуты цедит из бокала.
– У тебя с забывчивостью — примерно, как у меня. На грани отсутствия, – с полминуты думает, – Забывать не предлагаю. Как уже говорила, нам ещё долго жить. Будем относится друг к другу как взрослые люди, а не травиться просроченным ядом. Время течёт в одну сторону...
– Возможны варианты, – не удерживается Марина.
– Рассмотрим самый распространённый. Мы в одном лагере, и от внутренней грызни точно никому лучше не будет. То, что упущено – того уже не вернёшь. Но хотя бы скажи, что прекратила считать меня врагом. Давай заключим мир.
– Мы и не воевали, чтобы мир заключать, – бурчит Марина, – Но договориться не помешает, согласна. Не очень умная идея грызться, когда в стране уже есть люди, кому и я, и ты, нужны одинаково мёртвыми. И это ещё без учёта южан. Мои условия – принимаешь меня такой, какая я есть. Не будешь пытаться что-либо изменить. Принимаешь со всеми моими странностями, друзьями и врагами. Со своей стороны, обязуюсь действовать аналогично. Нам, действительно, ещё долго в одном мире жить.
– Принимается, но с дополнительным условием. Ты больше не станешь обижать моих собачек.
– Я и так этого никогда не делала, – Кэретта в ответ качает головой, – Похоже, ты на самом деле, только к ним и привязана.
– Что поделать, если только они меня любят исключительно за факт моего существования. Да и хотя бы сейчас могла не врать, что собачек не трогала. Во «Дворце Грёз» у тебя нашли ошейник пропавшего Пушистика III. Он такой любопытный был!
– Любопытство его и сгубило, – кривая ухмылка Марины без малейшего оттенка насмешки, –  Я его не трогала. Погиб он самой позорной для собаки смертью, будучи загрызенным котом. Представь себе, во «Дворце Грёз» жил кот. Ошейник мне отдал персонал. Я помню, как ты пёсика искала. Спросила бы меня, куда подевался – я бы тогда тебе всё рассказала.
– Про кота мне говорили... – задумчиво трёт подбородок Кэретта, – Я не поверила. Думала, придумывают, выгораживая тебя.
– Подозреваемой была ты, а не я. Смысл меня выгораживать? Я даже видела останки несчастной псины в морозильнике.
  – Я знаю, мне сообщили.
  – Всё, как всегда, – машет рукой Марина, – У тебя были все факты, но ты опять сделала из них неправильные выводы.
  – Признаю, ошиблась. Итак, мы договорились?
  – Соглашение заключено.
Кэретта протягивает татуированную руку. Кажется, не может избавиться от привычки слегка поиграть, помня, как Марине эта змея не нравится. Какой-то совсем детский укол, особенно с учётом согласия считать принцессу взрослой. Вот только Марина уже давно куда взрослее, чем кажется. Протянутая рука Императрицы зависает.
– Мир? –  Кэретта переспрашивает с лёгким оттенком испуга.
– Мир! – уверенно отвечает Марина.
  Рукопожатие. Обе на отсутствие силы не жалуются.

+1

226

Глава 24.

Софи видела, как Марина уезжает. Может, с Кэреттой разговаривать, может приключений на пятую точку искать, а может, банально, к «Красной Кошке» за покупками. С ней любой вариант исключать нельзя.
Едва красная машина исчезает, на стоянке появляются другие МИДвовские машины. Софи сразу направляется к ним, решив что никого, кроме неё столь представительной делегации посещать некого.
Всё так и оказывается. Император на аэродром Софи приглашает. Захотелось увидеться, или взыграло мальчишество и охота похвастаться новыми смертоносными игрушками, тем более, Софи из разряда ценителей? Скоро узнаем...
Принцесса прекрасно знает, аэродромов в окрестностях Столицы куда больше, чем обозначено на картах, что есть в свободной продаже. На том, куда едут бывать не приходилось, хотя о существовании Софи знает, относится к авиации ПВО.
Бросается стоящая вертикально на хвостовом оперении машина с треугольным крылом. Похоже, работы над самолётами вертикального взлёта достигли определённого успеха. Хотя, знаки на машине флотские, турбовинтовой двигатель и выхлоп от него вряд ли позволит эксплуатировать машины с палуб кораблей.
Саргон Софи едва замечает, поглощённый разговором с конструкторами. Впрочем, так даже лучше, можно спокойно осмотреть новинки.
Глаз намётанный, Софи сразу определяет, все представленные машины предназначены для двух, весьма сильно связанных между собой, целей. Усиление собственного ПВО и уничтожение вражеского.
Если агрегат вертикального взлёта, ещё ни разу не летавший, явно предназначен для первого, то все остальные машины – точно для второго.
  С первых дней войны обе стороны столкнулись с одной проблемой. Армады тяжёлых бомбардировщиков были способны достигать целей в весьма дальнем тылы противника. Но большую часть маршрута им приходилось идти без истребительного прикрытия. Полумеры вроде увлечения числа и калибра турелей, а так же постройки своеобразных истребительных модификаций стратегов, не несущих бомб, но зато, оснащённых множеством дополнительных стрелковых точек, помогали слабо.
  Размеры машин тем временем, продолжали расти и огромные размеры подсказали один из возможных путей решения проблемы. Раз истребители не могут сопровождать бомбардировщики, то надо дать каждому собственный истребитель, при необходимости выпускаемый из фюзеляжа.
Троица таких, крошечных машин, больше всего напоминающих яйца со стреловидными крылышками тут присутствует. Все три отличаются один от другого хвостовым оперением, но явно на всех один и тот же тип турбореактивного двигателя и довольно серьёзное вооружение из четырёх двадцатимиллеметровых пушек.
Один из самолётиков кажется смутно знакомым. Софи не сразу вспоминает, видела не саму машину, видела трапецию похожей конструкции, на которой машинка подвешена. Такими когда-то выпускали в воздух, а потом поднимали в ангар зацепившуюся в воздухе машины на дирижаблях. Век заполненных солнечным газом гигантов оказался короток, но проверенные на них технические решения неожиданно обрели вторую жизнь.
Хотя, Софи испытывает определённые сомнения в эффективности подобного устройства. Всё-таки у дирижабля и современного бомбардировщика несопоставимые скорости.
  Судя по цифровым кодам, машинки уже состоят на вооружении. Самолёт только предназначен для защиты носителя и серийный вариант не имеет никаких посадочных устройств, кроме крюка перед кабиной, чтобы цепляться за трапецию.
Хотя один из самолётиков оснащён посадочной лыжей. Садиться на которую явно доводилось. Кабина простором не отличается, приборов минимум, хотя кресло катапультируемое. Причём, при аварийном покидании машины отстреливается ещё и приборная панель.
Другая машина предназначена для решения задачи безопасности бомбардировщиков, что называется «в лоб», кажется Софи более перспективной. Огромный истребитель с такой же дальностью, как и у сопровождаемых машин.
Машина оснащается двумя двигателями — турбовинтовым для крейсерского полёта и турбореактивным для боя. Вооружение тоже внушительное - шесть тридцати миллиметровых пушек. И до тонны бомб.
  Уже прекрасно известно — в ПВО Юга с каждым днём всё возрастает количество мощно вооружённых  истребителей схемы «утка» под названием «шаровая молния». Высокая скорость и четыре пушки весьма сильно осложнили жизнь грэдским армадам. Двухдвигательный истребитель явно проектировался как убийца «молний», ибо должен значительно превосходить их по скорости. Вот только сложно найти пригодную для испытания «молнию», ибо в ПВО прифронтовых объектов их почти нет. А те, кто не пережили оборонительного огня «линкоров» падали на своей территории.
  Тем более, есть подозрения, «молнии» проектировались, как реактивные, летают с поршневыми двигателями исключительно из-за неготовности основного мотора. Следует учитывать появление в будущем новых модификаций.
  Двухдвигательный истребитель должен их превосходить изначально.
  Как Софи и предполагала с самого начала, самолёт вертикального взлёта к полётам ещё не приступал. Вертикально он должен только взлетать. И садиться на хвостовое шасси. Полёт и бой он должен будет вести как самый обычный истребитель. Вертикальный взлёт в первую очередь, предназначен для быстрого набора высоты.
Впрочем, пока полностью в машине функционирует только карданный подвес для кресла пилота, позволяющий и при вертикальном, и при горизонтальном полёте сохранять приемлемое положение.
В виде макета представлен другой проект вертикального взлёта, по мнению Софи, отдающий бредом. Вертикальная пусковая установка для запуска реактивного истребителя чрезвычайно простой конструкции с помощью пороховых ускорителей. Затем включался двигатель и осуществлялась атака строя бомбардировщиков пушками или батарей неуправляемых ракет.
Предлагалось массово устанавливать пусковые установки на наиболее угрожаемых маршрутах. Плюсами выглядела относительная дешевизна, возможность пилотирования лётчиками низкой квалификации. Минусы — малое время работы двигателя, слабость вооружения, невозможность вести полноценный воздушный бой. Сверхдальних истребителей сопровождения на Юге нет, но это не значит, что их не будет через полгода-год.  Здесь и сейчас установка ещё может быть эффективна, но что там будет через несколько месяцев?

+1

227

В кабине ещё не летавшей машины Софи сидела дольше всего. Забраться сложности не представляло, машина стоит в полуоткрытом эксплуатационном ангаре, тоже разработанном под этот самолёт.
Посидела, подумала о будущем. Не исключено, ей именно на таких предстоит сражаться. Впрочем, есть сомнения. Больно уж узкоспециализированная машина. Хотя, если сможет успешно взлететь и, главное, сесть, посадка тоже должна проходить вертикально, то возиться с машиной будут долго.
Как-никак, других самолётов вертикального взлёта и посадки, в природе не существует, во всяком случае, Софи про них неизвестно.
По логике, другие проекты должны быть. Все яйца в одну корзину складывать вредно, и работы над столь революционным проектом наверняка доверили нескольким производителям.
У армейцев точно должно было взыграть, узнай они, чем занимаются моряки.
Но в данном случае, моряки успели первыми.
В большом истребителе ожидаемо всё оказалось очень большим. В первую очередь, самая удобная кабина из всех, что Софи только видела. Это понятно, пилотам предстоит проводить в них множество часов. Как у большинства современных машин, имеется автопилот, есть обогрев всей кабины, а не только кресла. Само кресло катапультируемое с отстрелом фонаря. Эта конструкция кажется Софи более безопасной, чем уже применяющееся на некоторых машинах катапультирование вниз. На больших высотах - ничего страшного, но на малых может быть чревато.
Разумеется, есть в кабине и крепления для офицерского меча. Хоть что-то в этой жизни не меняется.
Напоминающий игрушку истребитель оставлен на сладкое. Больно уж вид примечательный. Софи сходу придумала пять-шесть весёленьких парадных раскрасок. Потратила несколько минут, зарисовывая пока не забыла.
Разглядела, один из самолётиков стоит на тележке, явно предназначенной для взлёта. Надо будет спросить, поднимался он в воздух самостоятельно, или только сбрасывался с носителя.
Внутрь забраться удаётся с трудом. Самая маленькая кабина настоящей боевой машины, где сиживала Софи. Приборов минимум, оно им понятно, время полёта совсем небольшое. Фюзеляж выглядит толстеньким, почти яйцеобразной формы, но всё равно, осознаёшь, по бокам где-то совсем рядом, казённики пушек и восемь сотен снарядов.
Выбирается без посторонней помощи, прикидывая, каково это сидеть  в этой капсуле несколько часов, ожидая команды «Сброс!» или с какой ещё крошечного хищника бросают в атаку.
Забирается в кабину второго истребителя. Получается значительно легче. Быстро навык вырабатывается.
Поводит рулями. Ну, конечно, управление такой машинкой должно быть очень лёгким.
– Наигралась? – доносится сверху голос Саргона, – Не застряла?
– Нет, – Софи протягивает руку, Император помогает дочери выбраться.
– Ну, и как тебе? – совершенно мальчишеская интонация, – Полетела бы на таком?
– Да. Больно уж охота посмотреть, как этот бочоночек себя в воздухе ведёт.
– По всем докладам, – смеётся Саргон, – Ведёт себя отлично. В этом и проблема.
– Что с ним не так? Мне так машинка очень нравится.
– Что при твоём абсолютном художественном вкусе, безусловный плюс в её пользу. Но...
– Можешь не тянуть? Я так понимаю, испытателям она понравилась? Сам её не опробовал?
– Нет. Исключительно по той причине, что мне сильно не двадцать лет. В испытателях и проблема, точнее в их квалификации.
Софи смотрит недоуменно.
– Высокая она слишком. Сильно выше, чем у рядовых пилотов. А машина должна подходить для средних. Крюком трапецию цеплять – высший пилотаж, я или испытатель им владею. А лейтенант последнего выпуска - кто как.
– Так он принят, или нет?
– Формально да, но фактически – подождём завершения фронтовых испытаний. Точнее, они уже идут, но при последнем налёте эскадра носителей просто не столкнулась с истребителями противника.
Чуть ли не главный аргумент в пользу этой машины – её цена при массовом производстве. Это не тот красавец, – Император кивает в сторону большого истребителя.
– С ним-то что не так? Самая удобная кабина, что я только видела.
– Сама догадаешься, в чём проблема, – хитро щурится Саргон, – или подсказать?
– Подозреваю, всё опять упирается в цену машины?
– Всё верно, умничка ты моя! – Император делает широкий жест в сторону самолёта, – Ты видишь пред собой самый дорогой истребитель в истории. Стоит – как восемь самых дорогих из производимых сейчас машин. Технический прогресс - страшно дорогая вещь.
– Это уж точно! – соглашается Софи, – Он-то принят?
Саргон смотрит в небо.
– У этой машины есть шанс изменить ход войны.
– Каким образом?
– Он, хотя и стоит в десятки раз дороже бочонка, гораздо быстрее сможет стать массовой машиной. Переучиваться на него можно быстро. При массовом применении они смогут полностью выбить истребители ПВО. Это может быть критически важно при применении спецбоеприпасов.
На бочонке слишком долгая подготовка пилотов, но многократно меньший расход сдедств. Опять же, массовое применение сможет выбить истребители. Все испытатели докладывют – самая маневренная реактивная машина из всех, что они видели. Тут уже фактор времени работает.
Считай, решено уже, машины со спецбоеприпасами на первых парах все будут ещё и носителями.
– Идею летающих авианосцев не решили возродить? Как мне кажется, в люк линкора штуки четыре их точно поместится. Да и по крылья ещё парочку взять...
Саргон усмехается.
– Есть такой проект, второе издание очень старого... Или третье. Пока считается малоперспективным. Скорее всего, таким и останется. Будут твои дети играть с забавной моделью.
– До детей ещё дожить надо, – вздыхает Софи.

+1

228

– До детей ещё дожить надо, – вздыхает Софи, – Но это ещё не скоро будет. Не раньше, чем войну выиграем.
Теперь вздыхает уже Император.
Софи снова принимается разглядывать самолёт вертикального взлёта. Император это по-своему понимает.
– Нет, и не проси. Эту машину пока в воздух поднимали только на тросе в ангаре.
– Да понятно всё! Я в испытатели не рвусь.
Император саркастически хмыкает. Софи делает взгляд из разряда «разве-эти-глаза-могут-лгать?»
– Я так и не поняла, где у него вооружение? Синхронных пушек точно нет.
– Пушки, по две тридцатки, будут в контейнерах на концах крыльях. Сейчас там только груз.
– Я думала, это подвесные баки.
– Нет, там пушки будут.
Другие новинки осматривали уже вместе. Софи тут знают почти все и не удивляются вопросам.
Многое из новинок ПВО представлено макетами. Из привезённого в металле самое крупное – очередная модификация тяжелой зенитки — своеобразная сухопутная половинка «близнеца». В транспортном положении на двух двухосных тележках. Выглядит несколько менее массивно, чем раньше, хотя длина ствола вроде бы не изменилась.
– Марину бы сюда, – замечает Софи, – она такие здоровые стволы любит. Кстати, почему ты её не позвал, она буквально предо мной уехала.
– То я не знаю, – усмехается Император, – Вы обе рядом, ты вблизи боевой техники — слишком разрушительное сочетание. Я не хочу, чтобы новинки уничтожались до официальных испытаний.
– Тут вроде бы, всё серийное. Или, наоборот, проекты. Вертикального взлёта самолёт Марину бы точно не заинтересовал. Она высоты боится.
– Вот уж язва въедливая! – бросает Император по-русски, – Вообще, удивительно, что ты вспомнила про существование сестры. Она при последней встречи тебя даже не упомянула.
– Ничего другого я от неё и не ожидала, – скрещивает руки на груди Софи, – Вредина мелкая!
– Всё воюете, – усмехается Саргон, – у меня вот есть серьёзные сомнения, кто из вас более вредная.
– Сойдёмся на том, что мы обе примерно одинаковые, – чарующе улыбается Софи, – Я совершенно не в настроении обсуждать Марину. Да и любовь к сплетням не украшает мужчину.
Император только хмыкает. У старшей дочери потрясающее внешнее сходство с матерью, при столь же потрясающем несходстве характеров. Вот язвительности у каждой из трёх откровенный перебор.
Софи снова возвращается к пусковой установке для истребителей.
– Это серьёзно планировали строить и применять?
– Такое даже построили. В том мире. Вот с применением не задалось.
– Смертников не нашли?
– И это тоже, – хмыкает Саргон, – вопрос с установками решили самым простым и эффективным способом.
– Танками противника в местах расположения? – весело усмехается Софи.
– Сама прекрасно знаешь – самое эффективное и одновременно, до безумия сложное средство ПВО танки на аэродромах противника.
  Софи забирается на место наводчика половинки «близнеца». Крутит рукоятки. Ствол чуть поднимается.
– Из орудия этого противотанковую пушку ещё не сделали?
– Давным-давно. Даже «Дракона» разбирает на составные части. Но, сама понимаешь, главное достоинство противотанкового средства – лёгкость и маневренность бесповоротно утрачены.
– Да её не каждый танковый тягач утащит!
– Вот в том и проблема. И ещё в количестве «Драконов».
– Знаем мы этих «Драконов»! – крайне скептически заявляет Софи.
– Танк вроде твоего он пробьёт пять штук в ряд. Ладно, хоть таких в армии больше нет.
– Насчёт «Драконов» на фронте ты уверен? Я ведь знаю, что такое танкобоязнь, когда бегут от любого бронеобъекта. И как все подбитые танки объявляют «Драконами».
– Даже при компиляции всех этих трёх факторов вырисовывается не самая приглядная картина.
– И почему ты сюда Марину не позвал? Борьба с танками – это её стихия.
Саргон пожимает плечами.
– Именно поэтому её здесь и нет. Каждый должен заниматься своим делом. Особенно, в такое время.

0

229

– Летать сегодня кто-нибудь будет?
– Из опытных – нет. Но если хочешь, можем на учебном слетать вместе. Там двойное управление.
– Я достаточно квалифицированный пилот! – задирает нос Софи, – С инструктором не полечу.
– А со мной? – усмехается Император.
Принцесса только часто-часто кивает в ответ. Совершенно детское ощущение счастья в большущих глазах.

  Саргон убеждается. Летает дочь на самом деле превосходно, особенно, если учесть её возраст. Перехватывать управление даже тени мысли не возникало. Да и фигур без предупреждения не выполняла.
Успела уже в воздухе нахулиганиться? Особенно, если вспомнить два самых известных в узких кругах её полёта. Каждый из которых у человека с меньшим запасом удачи и отсутствием такой младшей сестры как Марина мог бы стать последним.
Когда было разбирательство относительно школьного истребителя, у него очень осторожно спросили, рассматривать ли версию о преднамеренно ненадлежащей подготовке к полёту. Тогда Саргон уже знал, самолёта касалась только Марина и он прямым текстом разъяснил, куда именно эту версию следует засунуть.
О ракетоплане ему доложили, что там всё тоже сконструировано идеально, особенно если учитывать возраст конструкторов. Саргон только хмыкнул, он особо и не сомневается – в освоении космического пространства это поколение достигнет больших успехов.
  Ракеты, регулярно доставляющие «гостинцы» на Юг в теории вполне способны вывести груз на орбиту. Но работы в этом направлении ведутся по остаточному принципу.
  Из всего окружения Софи создает наименьшее количество проблем. Даже в сравнении с сестрой. Причём, в отличии от многих, она не создаёт сложности намеренно. Само как-то всё у неё получается из-за неуёмной живости и лёгкого характера. Плюс девочка ещё потрясающе талантлива.
Самый лёгкий в общении человек из близкого, да и не очень, окружения. Красавица, влюблённая в небо. Настоящий подарок судьбы. С каждым годом всё больше и больше понимает соправителя.
Даже иронизировал над ним, прожжёный атеист во всех смыслах слова создал себе живую богиню. Даже почти настоящий храм оборудовал. Единственный, известный Императору храм, где обитает какое-то существо высшего порядка, по крайней мере являющееся таковым с точки зрения строителя храма.
В этом смысле совсем неплохо, что Софи не испытывает такой уж сильной привязанности к определённому месту. Иначе был бы шанс начать вести себя подобно соправителю.
Вообще замечательно, что разноглазое чудо совершенно не амбициозно, и за пределами «Сказки» ей совершенно ничего не нужно, а всё необходимое возможно доставить.
Будь амбиции – подвигнуть соправителя и не только его могла бы очень на многое. Но чего нет, того нет.
Следует учитывать, потенциальным новым центром силы может стать Марина, пока ещё дружащая с этой живой богиней. Дружба не выходит за классическое значение этого слова. Не выходит пока, или не выйдет никогда? Вот и ещё одна из многих сложностей, связанных с Мариной.

Подходит один из офицеров связи. Софи настораживается. При подобных встречах, даже без принцессы, беспокоить Императора разрешается, только если происходит что-то важное, вроде прорыва фронта или налёта на крупный город.
Впрочем, с офицером он разговаривает спокойно. Даже посмеивается. Софи не прислушивается.
Поговорив, Саргон поворачивается в сторону столицы и старается что-то разглядеть из-под руки.
– Что ты высматриваешь? Случилось что?
– Столб дыма от сильного пожара. Вроде не началось ещё.
– Разве может? – Софи подыгрывает, поняв, что Император шутит.
– Вот я и гадаю, – напоказ тяжко вздыхает, – Марина поехала туда, где ты  все каникулы провела.
Теперь и Софи с задумчивым выражением смотрит в ту же сторону.
– Как думаешь, рванёт? – мальчишеским жестом пнув принцессу в бок, шепчет Император.
– У Марины точно не было с собой столько боеприпасов.
– Много вообще было?
– Четыре обоймы точно.
Отец и дочь переглядываются. «Глубины» чувств Марины и Кэретты друг к другу им прекрасно известны.
– Как думаешь, договорятся? – нарушает молчание Саргон.
– Надеюсь... Хотя и далеко друг от друга были, в последнее время они обе стали куда мягче.
– В случае Марины мне так не показалось.
– Она знает, какой её образ твой любимый, и старательно отигрывала именно его.
– Не подумал, – усмехается Император, – Хотя, Марина уже взрослая девушка, и масок у неё – состав не намного короче твоего.
Софи надувает губки.
– Не говори так!
– Вот и очередная маска готова, – хмыкает Саргон.
Софи демонстративно отворачивается, Император кладёт ей руку на плечо, как маленькой.
– Ладно, Лиза, не дуйся.
– Я и не сержусь. Раз у этой вредины всё в порядке, то давай не будем её больше сегодня вспоминать?
– Давай. До тех пор, пока резиденция не загорится.
– Ну, не поубивают же они друг друга!
– Всякое может быть, – настолько скучно констатирует Император, что принцесса не удерживается от смешка.
– Думаю, что новая Война Верховных начнётся не сегодня, – глубокомысленно изрекает она.
– Если такая в обозримом будущем будет, без вас обеих там точно не обойдётся.
– Не хотелось бы, – вздыхает Софи.
– Чтобы обходилось? Не поверю, чтобы ты испугалась.
– Не хотелось бы, чтобы что-то сверх происходящего начиналось. Да и это лучше поскорее кончилось.
– Хочешь ужасного конца вместо бесконечного ужаса? – Саргон очень серьёзен, – Не думал услышать от тебя что-то пораженческое.
– Я не думаю ни о чём таком! – взвивается Софи.
– Тогда думай, что говоришь. Ладно, о грустном не будем.
– Что повеселее предлагаешь? – Софи почему-то смотрит настороженно.
– Как там разноглазое чудо поживает! – бросает, словно невзначай.
Ага. Так Софи и поверила. Если уж Кэретта что-то знает, то ему и подавно ещё больше известно.
– Великолепно поживает! – с вызовом бросает Софи, – Самым тупым и неоригинальным образом в меня влюбилась.
– И что ты? - Спрашивает просто из любопытства. На своём веку пережил пару колебаний отношения общества к данной проблеме. Здесь они и проблемой-то никогда не были по-настоящему, особенно для девочек из закрытых школ. Даже Кэретта на его памяти на некоторых женщин посматривала крайне заинтересованно. При этом, друзья и подруги детства и юности у неё отсутствовали как класс.
Интересно, как на этот вопрос смотрит красавица-дочка?
– И ничего. Мне мальчики нравятся. От неё самым неоригинальным образом прячусь. В том числе и здесь.
– Настолько её боишься?
– Я себя боюсь, – Софи убийственно-серьёзна, – При встрече могу не удержаться, и необратимо покалечить. Думаю, вариант её преждевременной смерти не входит, в том числе, и в твои планы.
– Храм без богини останется, – хмыкает Саргон, – Не слушай, это я о своём. Настолько у вас всё серьёзно? Сама знаешь, от ненависти до любви...
– Это не тот случай. Совершенно не тот.
– Ну, если мнение изменишь, я тебя осуждать не буду. Художники все крайне чудные люди. И чем таланта больше, тем чудачества сильнее... К тому же, на подобные развлечения девушек Великих Домов друг с другом испокон веков сквозь пальцы смотрят. Я традицию нарушать не собираюсь.
  – Поживём – увидим! – по–русски бросает Софи, – Я сейчас абсолютно свободна во всех смыслах.
– Марина тоже?
– Недавно с ней виделся. Мог бы и спросить.
– Я спрашивал. Услышал, что все сверстники обоего пола исключительно озабоченный мелкий рогатый скот.
Софи усмехается.
– Она и при мне в аналогичном ключе выражается.
– Дела, знаешь ли, иногда говорят больше любых слов.
– Ты о Рэде? Вижу, что о ней, могу тебя заверить – это была самая дурацкая шутка кого-то из Еггтов лет примерно, за двести. И я, в общем-то, согласна с оценкой Мариной большинства сверстников.
– Привык считать, в твоём возрасте, девушка часто влюблена в кого-то.
Софи упирает руки в бока.
– Притом чаще всего, не в того, в кого следует. Уж больно мне один разноглазый пример мне глаза мозолит. Знаешь сколько я признаний от лиц обоего пола слышала? Подозреваю, у лучшего аса на истребителе звёздочек меньше.
– Бедненькая, – тяжело вздыхает Саргон, – ушки не завяли, столько выслушивать? Звёздочек у аса на вчерашний день, двести три было.
– Почему «было»? – испуг Софи похож на искренний, – С ним что-то случилось?
– Вчера живой был. Сейчас, наверное, в столицу едет для награждения.
– А когда оно?
– На следующей десятке.
– Мне можно приехать?
– Разумеется. Сама знаешь, в чём положено быть по протоколу.
– Знаю, – Софи смотрит с самой настоящей мольбой, – Но я хочу быть в лётной форме. Я уже имею право ношения.
– Никаких препятствий не вижу, – усмехается Саргон, – Тебя в форме все пилоты будут особенно рады видеть. Смотри, постарайся разбивать не очень много сердец. Принцессы Империи на награждении – не самые частые гостьи.
– Потому что нас всего две! Насчёт сердец ничего обещать не могу, это уж как получиться, – тяжело вздыхает Софи, – я их даже не трогаю, а бьются всё равно.
– Сам с подобным сталкивался, – хмыкает Саргон.

+1

230

– Наслышана! – хитро щурится Софи, – Ну, и какой из подвигов считаешь самым выдающимся?
  Император сам как мальчишка, усмехается.
– Раз уж мы оба взрослые, а от слухов про меня всё равно никуда не деться... Запомнилось... Было по молодости. Уже здесь. С тремя сёстрами-близняшками сразу.
– Да где ты таких отыскал?
– Уметь надо. Мне необычного хотелось, а они горели желанием узнать, сильно ли мужчины из другого мира от знакомых им отличаются. В общем, все крайне довольны друг другом остались.
Софи хихикает.
– Не первый раз уже сталкиваюсь, многие почему-то мечтают, когда больше чем с одной.
Саргон хмыкает.
– Знаешь ли, не все поняли, что ты, Марина и Яроорт недавно шутили. Многие думают, у вас всё серьёзно было. Я сам молодым был, и представляю, как ему сейчас завидуют!
– Не знают, что ни малейших оснований для зависти нет.
– Знавал я скромниц на словах, кто на деле вели себя крайне нескромно.
Софи усмехается.
– Скромность умерла задолго до моего рождения. Да и родилась я не на юге.
– Намекаешь, что не собираешься статистику портить? В отчётах учитывается ещё и то, в каком возрасте начинают активно с мальчиками дружить.
  – По какой графе я там прохожу, это только моё дело.
  – Марина числится в какой-то другой?
  – Насколько я знаю, – пожимает плечами Софи, – пока в той же самой. Она бы мне похвасталась, ибо образцом популярности её не назовёшь.
  Саргон кривовато усмехается.
– Зато образец статусности она вон какой. Эта вещь очень на многое способна глаза закрыть.
– К счастью, Марина достаточно недоверчива... – Софи резко стукает кулачком о ладонь, – Так! Договорились же вроде, сегодня больше её не обсуждать...
– Само так получилось, – посмеивается Саргон.
– Раз уж зашло о скользких темах, затронем ещё одну? – Софи просто обворожительно улыбается.
Император настораживается. По Кэретте знает – подобное выражение не предвещает ничего хорошего. В этом-то они крайне похожи.
– Затрагивай. Понятие «запретные темы» для тебя просто не существует.
Задумавшись на несколько секунд, Софи наконец решается.
– Сколько у тебя внебрачных детей, кроме Ярна Ягрона?
– По возрасту он последний. Решила ещё и с этими ветвями условной родни наладить отношения?
– Нет, не решила, – очень уж откровенный холодок в голосе звучит, – Просто хочу подстраховаться на будущее от возможных сюрпризов. А то некоторые последствиям приключений молодости придают неоправданно большое значение.
– В это смысле, если ты имеешь в виду претендентов на состояние, можешь не волноваться. Я всегда был достаточно предусмотрителен. И факт моего признания чьего-либо существования всегда сопровождался подписанием определённых соглашений, гарантирующих отказ от определённых претензий, в первую очередь, относительно статуса, в обмен на определённые действия с моей стороны.
– Какого рода действия?
– Вот въедливая, – усмехается Саргон, – Чувствуется, что дочь звезды Юридического. Я поддерживал ребёнка до совершеннолетия. В судьбе некоторых принимал участие и в дальнейшем. Сильно высоко никто не взлетел, это снова к крайне нелюбимому мной вопросу крови, ибо я считаю, человек создаётся в первую очередь, средой. Но и не скатился никто. Двое уже умерли...
– По каким причинам?
– Банальная старость. Не забывай, сколько мне лет.
Софи ехидно щуриться.
– Я всё прекрасно помню. Можешь сказать, от этих сестёр-близняшек у тебя был кто?
– Нет, не было. И я, и они воспринимали это как весёлое приключение. Без каких-либо обязательств сторон. Весёлые они были. Их тоже больше нет...
– Какова причина?
– Самая банальная – старость. Умерли они одна за одной, в течении десятки, хотя и жили в разных концах страны.
– Ты их не забыл...
– Я всех своих женщин помню...
– Вернёмся тогда к их детям.
– Обратись в канцелярию. Тебе полный список выдадут. С координатами. Все уже взрослые, а судьбы последующих поколений мне не интересны. Они в силу договорённостей не могут ни на что претендовать. Какой-то смысл для меня в их существовании был ровно один раз.
– Это как? – заинтересованность Софи совсем не показная.
– Накануне переговоров о моём первом браке у меня родился кое-кто. И не смотри так! Брак в нашем обществе во многом отмирающий институт. Подписание договора сохраняет значение для незначительного процента населения, для остальных это во много традиция. Сейчас до трети живут, никак не регистрируя отношения.
– Я знаю. Просто роскошная свадьба для многих просто мечта жизни.
– Угу. А потом вторая, третья, пятая... Если не ошибаюсь, рекорд в подписании брачных контрактов у нас в стране двадцать девять для женщины и тридцать один для мужчины. Равенство полов не на словах, а на деле!
Софи смеётся не слишком весело.
– Ну так вот, когда велись переговоры о династическом браке, я по возрасту сильно не мальчиком был. Другая договаривающаяся сторона была крайне заинтересована в рождении детей. Кстати, все документы о полном здоровье потенциальных невест они предоставили.
То, что за полтора года до этого признал внебрачного ребёнка в дополнение к медицинской карте, их вполне устроило. На Юге почти официально принято заводить «запасных» наследников. Сама знаешь, со здоровьем у безгривых хватает сложностей.
– Особенно, у девочек. И особенно, на голову.
– Мне они тоже не понравились, – усмехается Император, – Сордару, кстати, тоже.
– С трудом представляю его, вступающем в династический брак.
– Если бы я объявил свою волю, он бы вступил. Из песни слова не выкинешь, в своё время обсуждался вопрос о возможности его брака с Кэреттой.
  Софи даже бровью не повела.
– От Марины я слышала что-то такое... Тогда была не уверена, шутит она или нет.
– Не шутила, как видишь.
– Забавная шутка могла бы получиться, пойди дело именно так.
– Да почти всё тоже самое и было бы, – смеётся Саргон, – Всё равно, получился бы кто-то, крайне похожий на тебя.
– Но это была бы не я! – хмыкает Софи.
– Ты в зеркало давно смотрела? Там, вообще-то, другая Кэретта отражается всё чаще и чаще.
– Ты так говоришь, будто внебрачные дети – это что-то плохое.
– Я всего лишь озвучил своё мнение, как частного лица, – Саргон невесело усмехается, – К тому же, любой ребёнок очень часто используется одним или обоими родителями для получения каких-либо материальных выгод, причём, зачастую на ребёнка вовсе не направленных. С государственной точки зрения, я наоборот, всемерно за рождение как можно большего количества детей. Перенаселение – это миф не слишком чистоплотных учёных, даже при текущем уровне развития экономики можно кормить значительно большее население. Если снова к детям вернуться, то мои родители венчаться, – слово выплюнуто, как крепкое ругательство, – тогда законным только церковный брак был, просто не захотели. Слишком уж они с тем строем враждовали, так что я сам, если так можно выразиться, внебрачный.
– Фактический брак и брак по договору – разные юридические термины. Но оба почти не затрагивают права наследования.
– Я в весьма уникальное время рос, – лицо Императора теплеет, – Когда все эти статусы, титулы, состояния и прочие преграды между людьми исчезли как страшный сон. Мне от отца только «Маузер» в наследство остался. Не взял я его в последний полёт в том мире. Переживавший в детстве, что не довелось участвовать в свержении императора сам Императором стал. Тот мир теперь кажется сном. Я здесь уже в несколько раз дольше, чем провёл времени там.
– Каково твоё мнение о браке, как частного лица?
– Меня об этом Еггта спрашивает? – вопросом на вопрос отвечает Саргон.
– Нет, просто твоя дочь  возраста когда уже можно подписывать брачный договор.
– Другой девушке брачного возраста я бы наплёл что-нибудь высокопарное. Но тебя скажу прямо – я не одобряю этот институт, вижу в нём крайне разлагающее религиозное влияние и множество устаревших предрассудков, крайне сильно ограничивающих свободу человека. Тем более, ты эти договора и вовсе подписывать не обязана.
  – То есть, тебя не будет волновать, к какому Дому будет принадлежать отец моего ребёнка?
  – Я реалист, – хмыкает Саргон, как-то странно окинув Софи взглядом, задержавшись на уровне живота, – И живу в реальном мире. Этот вопрос будет представлять для меня определённый интерес. Но, если ты опасаешься переговоров о династическом браке за твоей спиной, могу заверить, без твоего согласия я таких вести не буду... Кстати, раз уж подняли этот вопрос, можешь список предоставить, кто из Великих тебя совершенно не устраивает, а с кем можно разговаривать?
– Список предоставлю, одного ты и так знаешь.
Император усмехается.
– С ними переговоры уже были. Не обольщайся, не о тебе, а как раз, о Марине. Я рекомендовал отложить вопрос на несколько лет.
– Говорил, не будешь вести.
– Нет, – Саргон качает головой, – Там всё честно. Он сперва с ней самой поговорил, только потом ко мне приехал. У него нюх на перспективных людей. Причём, на перспективных именно в политическом смысле.
– Значит, я такой не кажусь?
– Сама с собой попробуй честной быть. Ты себя видишь в качестве политика? Я вот тебя в таком качестве представить не могу.
Софи молчит. Император в очередной раз, прав.
– Меня семейно-брачные отношения в нашей стране целиком и полностью устраивают и как человека, и как Императора. Из всех известных мне моделей действующая в наибольшей степени отражает интересы и отдельного человека и общества в целом.
– Да уж, – хмыкает Софи, – Если с Югом сравнивать, где сотни лет ещё с тех пор не прошло, как законодательно закрепили, что девочек тоже следует учить читать и писать.
– Они тогда ещё запретили браки между детьми и подняли брачный возраст. До пятнадцати лет для девушек в коронных землях и до тринадцати в экваториальных областях.
– До того сколько было?
Саргон совсем невесело усмехается.
– До того по факту было. Как стала девушкой - так и можно. Хоть в семь.
– Ох-ре-неть! – раздельно по-русски шепотом выдыхает Софи, – И эти люди утверждают, какие мы развратная нация. А сами-то...
– Так чаще всего и бывает. С прочими правами женщин там тоже все не очень хорошо. Особенно, это внебрачных детей касается.
– Про это можешь не рассказывать, – отмахивается Софи, – Мне недавно максимально наглядно разъяснили разницу в положении внебрачной дочери Великого Дома здесь и там. Интересно, любители романов из жизни Южного двора хотя бы задумываются?
– Ты этих любительниц больше моего должна знать. Поспрашивай. Сколько ни борешься с мирренским влиянием – оно всё лезет и лезет. Какова твоя версия, почему именно?
– По-моему, тут всё очень просто. Миреннское общество очень чётко разделено по социальным, расовым и конфессиональным слоям. Очень чётко видно, кто высшие, кто низшие. И на некоторые вещи тем, кто внизу просто не приходит в голову претендовать. У нас же границы между слоями размыты, переходы особых сложностей не представляют. Вот многим и не нравится, что им статус зачастую ничего не даёт, особенно, если денег нет.
– На юге определяющим тоже деньги являются.
– Не скажи, у них не всё деньгами определяется. К примеру, у них, как и у нас полно темнокожих солдат. Только для нас они южные грэды, а для них – черномазые. Есть у них хоть один чёрный генерал или адмирал? Насколько я знаю, их даже в полноценные офицерские чины не производят, только в замещающие.
– За рекой живут чудовища. Знаешь эту поговорку наших южан?
– Конечно. Они особенно люто ненавидят чёрных мирренских солдат. В плен не берут. Называют их «двуногими собаками». Человеком мало родиться, им ещё надо стать. А те, что из-за реки предпочли стать не людьми, а сторожевыми псами. На собак человеческие законы не действуют.

0


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Произведения Владимира Чистякова » Несносная Херктерент -4.