Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Произведения Владимира Чистякова » Несносная Херктерент -4.


Несносная Херктерент -4.

Сообщений 571 страница 580 из 648

571

Марине хочется выругаться.
Времена совместных посиделок в «Сказке» миновали давным-давно. Обе они другие теперь. Только воспоминания общие.
Бесплатные издания с рекламой островных достопримечательностей лежат на стойке у входа. Хотя, приезжих мало. Видимо, целлюлозы на Архипелаге слишком много.
  Взяли сразу четыре. Марину сама Эр спросила, не хочет ли она куда-то.
Херктерент только буркнула в ответ:
– Сама выбирай! Ты в горячих лучше меня разбираешься.
Начинается обсуждение, Марина помалкивает. Цены есть и в официальных «путеводителях», более удивительно, Эрида в них ориентируется. Девчонки же, в свою очередь словно «путеводитель» Кэрдин читали и называют самые спокойные места, а не те где морпехи в увольнении предпочитают гулять. Насколько Марина помнит «Эшбадовки» примерно равномерно свои симпатии распределяют между всеми.
Несколько мест сразу отбраковали, как «семейные». Название одного Марина от Кроэн и тихони Инри слышала, так что в отсутствии малейших признаков чего-то предосудительного можно не сомневаться. Что-то слышала и от остальных школьных островитянок, кроме Оэлен, кто только в школе опробовала все возможные способы в горячих расслабиться.
Марина даже подумывает её сюда вызвать. Человек с полностью отсутствующими тормозами может оказаться совсем не лишним. Оэлен не сможет увидеть ничего такого, чего раньше не видела, и поучаствовать в чём-то, где раньше не участвовала. Это Марина собирается на всё, что будет происходить, со стороны смотреть.
При здравом размышлении, решает никого не звать, а самой плыть по течению. Ну, не любит она людьми откровенно манипулировать, провоцируя их на совершение каких-либо действий, какие они вряд ли бы совершили без «подсказок» Марины. Сонька пусть в такие игры играет! Хотя, в последнее время, активность в этом направлении снижена почти до нулевой отметки. Интересно, разноглазая тоже решила в такие игры поиграть, или попытается элементарно за деньги договориться?
Всё-таки в предназначении и возможностях этого универсального средства Эрида теперь отлично разбирается. Убедилась в крайней полезности. Да и люди ей попадались... Считающие, определённая вещь имеет определённую цену. Если есть способная заплатить – желаемое она получит. Просто для удовольствия – тоже многое допустимо. В горячих – особенно.
Что дальше может произойти – Марина иллюзий не питает. Все тут взрослые. Единственное новшество – разноглазая заинтересовалась кем-то, старше себя. Что удастся договорится, с Крионо или сразу с обеими на близкое общение – даже не смешно. Удастся обязательно, можно сказать, уже удалось. Причём, похоже Эрида будет платить только за билеты и еду с напитками. Всё остальное будет исключительно из любви к приключениям, и чтобы было чем похвастаться.
Эр пока ещё смелости не набралась, чтобы одну из островитянок коснутся. Но такие приступы нерешительности становятся всё короче. Дальше уже Эр становится куда как смелой. Видела несколько раз, на что Эр способна. Даже кое-что уточняла лично для себя. Ибо способности Эр в доставлении и получении удовольствия скоро сравняться с художественными. Если уже не превзошли.
Марина подозревает, может быть пристрастно, и на старые хорошие воспоминания накладывается то, что видела. Хотя, всё, что было слышно, производило впечатление вполне искреннего.
Марина даже спрашивала потом прилипал о способностях Эр. Все очень хвалили, говорили, как именно Эр умеет делать хорошо. Казалось, отвечали искренне, а не потому что, спрашивала Марина с её всем известным особым отношением к разноглазой. Ну, для разнообразия, скоро представится возможность узнать мнение незаинтересованных лиц... Хотя, с другой стороны, у них как бы не больше оснований для притворства, чем у прилипал или «эшбадовок».
Девчонки начинают было обсуждать имеющиеся в большинстве мест скидки для военнослужащих. Ловят разноцветный взгляд... Смеются уже все вместе. Даже Марина хмыкает.
Почти в любом месте, чтобы неплохо провести время вчетвером, включая в понятие «неплохо» все возможные смыслы слова вполне хватит оставшихся у Эр наличных денег. Но Эр себе верна.
– Пойдёмте в самое дорогое, что тут есть! Живём один раз.
– Не слишком-ли дорого? – беспокоится Крионо. Впрочем, на один вечер двух купюр из пачки хватило бы с запасом. У Марины с собой куда больше, только убрано куда надёжнее, чем у Эр. Плюс у обеих есть чеки.
Разноглазая беззаботно вздыхает, рассчитывая на вполне определённое продолжение вечера. Впрочем, судя по весёлым взглядам, какими Крионо обменивается с подругой, никаких возражений с их стороны не предвидеться.
– Не забывайте, кто я. Как говорится, угощаю. Ко всему, что там может захотеться заранее относится.
Судя по смешкам, все всё прекрасно поняли.
Когда все встали, Эр тихонько просит.
– Поцелуйте меня, как тогда на Набережной.
Что незамедлительно выполнено. Девушки  и позы такие же ухитрились принять, хотя фотоаппарат на шее Эриды.

– А вы без машины? – удивляется Крионо.
– Ты когда сюда шла знак «Проезд только спецмашинам» видела? Моя машина к таковым на относится.
В теории, могла бы. С другим номером Марина могла бы по Набережной гонять с какой угодно скоростью. Но некоторые вещи человека начинают обратно в животное превращать, злоупотребление знаками как раз к таким относится. Херктерент никуда не спешит.
– Видела.
– Хотелось на «Гепарде» подъехать?
– Марин, зачем ты дразнишься? – Эр, как всегда, довольно наблюдательна, – По той улице проезд есть. Дай мне свою рацию, я договорюсь о машине.
– Не надо, – буркает Крионо, – тут не очень далеко. Думала, вы не очень привыкли ходить.
– У тебя какой школьный результат в моём возрасте по бегу на три километра.
  Крионо называет время. Марина с усмешкой говорит своё, гораздо лучшее.
– Не думала, что вас так гоняют!
– Особо не гоняют. Это я сама от природы сильная и выносливая.
– Только не очень быстрая, – ехидно сообщает Эрида, – Софи быстрее тебя прибежала.
Марина в шутку кулак показывает.
– Ещё раз её помянешь – я вас вместе где-нибудь прикопаю. Вечно тогда не расстанетесь!
– Не надо! – Эрида совершенно серьёзна, – Я ещё столько в мире не видела!
– Я даже знаю, где именно это находится!
Крионо с подругой хихикают. Намёк Марины поняли, впрочем, и сама Эр в кулачок прыскает.
– Ты про машину говорила? Обратно точно поедем на лучшей в Резиденции.
– Не выйдет, – зевает Марина, – лучшая – это Сонькина, а она тебе её не даст.
Эр голову на бок склоняет.
– А если ты попросишь? Вроде как для себя. Тем более это отчасти и будет правдой.
– Самой Софи в Резиденции нет. Да, я знаю, как с ней связаться, но ради машины этого делать не буду. Довольствуйся тем, что имеешь.
– Злюка!
Марина в ответ язык показывает.
– Словно я снова школьница, – смеётся Крионо.
Марина вспоминает дату рождения с бирки. Вот, что её смущало!
– Что-то не сходится. Тебя должны были недавно призвать, откуда отпуск?
Рация уже в руке, чему Крионо не придаёт значения. Несколько успокаивает. Она ещё подругу за руку берёт.
– Так мы добровольцы. Как возраст подошёл, решили не ждать, а сразу пойти. Вон какие дела творятся! Всё равно, за время отсрочки ничего не кончиться. А договор мне не с кем подписывать. Вот и решили пойти. Всё-таки статус «Участника войны» немало чего хорошего в жизни обещает, особенно, пошедшим добровольно.
– Ты доживи сперва до тех времён, когда сможешь этим статусом воспользоваться.
– Я везучая! Сегодняшний день – тому подтверждение.
Марина хмыкает. Рация снова в чехле. С подозрительностью надо что-то делать, пока она в заболевание не превратилась.
– Что вместе не пошли? Могли ведь выбирать.
– Могли, – вздыхает Отинг, – но подумали, надо так сделать, чтобы сразу обеих не убили. С Нового Года не виделись, хотя в одном доме живём.
«Кому-то проще будет их искать...»
– Девочки, не будем о грустном, – встревает Эр, – пошли скорее. Я адрес помню-помню, тут немного осталось...
 
– Она всегда такая неутомимая? – Отинг прислушивается к доносящимся звукам с явным уважением.
Марина зевнув, салютует пивной бутылкой:
– Понятия не имею! Я не её близкая. Детская дружба не всегда переходит во взрослые интересы и чувства.
– У нас наоборот получилось... Ты чего-то определённого хочешь... Лучше сразу принято... Я не очень знаю, как у вас в Столице принято.
– Хочешь тут сиди, хочешь со мной пиво пей, хочешь, к ним иди. Эр такое любит, а мне не особенно интересно.
– Ты просто посмотреть любишь?
– Нет, но иногда приходится. Сама заметила, Эр весьма неутомимая и изобретательная. Расспросишь свою... поэтессу потом. 
– Та Крионо поэтессой не была, – качает головой Отинг, – просто хотела, чтобы её так нарисовали.
– Тоже, смотрю, школу не прогуливала. Ты на свою не обижаешься?
– За что? За настоящую принцессу? Это ведь такая память останется.
Марина пожимает плечами.
– Как уже говорила, можешь присоединится. Эр против не будет, насчёт подруги – ты лучше должна знать.
Отинг буквально в слух обернулась.
– Я... только посмотрю... Можно?
Марина большим пальцем в проход показывает.
– Туда иди, да спрашивай! Эр любит элемент неожиданности!

Эр стоит, о стену опираясь. Довольная до такой степени, что противно. Того и гляди, как маленькая заверещит. Марина задумчиво смотрит за спину Эр. Разноглазая оборачивается, словно там может быть что-то, ей неизвестное.
– Ты их что, притопила? Мне с охраной связаться, чтобы тебе оправдание придумывать начинали? Учти, соправитель в любом случае, узнает истинное положение дел.
Эр медленно проводит рукой по телу.
Улыбается, довольно щурясь.
– Мне так понравилось! Не помню, когда так хорошо было...
– Кому именно?
– Всем!
– Почему-то я вижу только тебя... Они там живы хотя бы?
– Отдыхают... Такая уж я... Живая очень! – от этого довольного прищура разноглазой хочется заехать в глаз. Притом, сразу в оба.
Марина демонстративно изрядно отпивает из бутылки. Хотя, в голове уже достаточно... свежо.
– Тебе какая больше понравилась?
Эр на месте вертится. Щурится теперь самодовольно:
– Ах, какая я наблюдательная! Крионо – лучшая, кто со мной когда-либо была. Не особо опытная, но такая старательная... Чувствуется, что до сегодняшнего дня постоянно у неё только Отинг была... Она тоже хорошая... Но не Крионо...
– Прошлась бы ножками, тут недалеко, да сравнила бы с работой профессионалок. Их и сюда можно пригласить. Ты же их не презираешь?
– Я ко всем разрешённым видам деятельности хорошо отношусь. Но мне нужно, чтобы во мне видели ещё и человека, а не только мои деньги.
– Надеюсь, Соньку наконец, разлюбила?
– Как можно! – Эр вскидывает руки, – Это же недостижимый идеал... Я кажется, начинаю понимать, что чувствуют искренне верующие южане, когда говорят, что любят бога. Вот и Софи... Она где-то там. В недостижимых сферах. А Крионо здесь. Рядом... На земле... Пойду-ка я к ним лучше... Как обычно, приглашаю...
– Как обычно, знаешь мой ответ!
Эрида поворачивается задом. Марина хмыкает. В чём-то дурацком ей, как обычно, везёт. Повышенная концентрация спиртного в крови да отчётливо слышные звуки пробивает на фантазию, узнать кусал ли кто разноглазую пониже спины, так чтобы остались следы? Рассмотреть удаётся. Следов от укусов на упомянутое поверхности не наблюдается.
Это хорошо, что Эр в очередной раз свою удивительную мудрость проявила, оплатив горячие сразу до завтрашнего вечера. В противном случае, уже надо бы было собираться. Причём. Марина уверена, нормально передвигаться смогла бы только она одна, несмотря на то, что как обычно, выпила больше всех.
Охрана вышла на связь. По поводу местонахождения заинтересовавших её военнослужащих. Да, они службу проходят на Острове. Сейчас в отпуске. По оставленным ими координатам в текущий момент их нет. Но есть подтверждение многих лиц, что их видели сегодня утром.
Марина, в общем-то и не сомневалась Крионо и Отинг именно те, за кого себя выдают.
Кроме сведений о службе узнала немало о детских и школьных годах и той, и другой. Выросли вместе. В школе все года рядом просидели. Особо примерными девочками не были.
Нет, в розыск объявлять никого не надо.
Удачно девушки сегодня погулять вышли. Кажется, как минимум нагуляли себе на продление отпуска до дня отъезда Эр. Даже думать не хочется, до каких пределов может разойтись приступ щедрости Эриды. Ибо чем дольше затишье, тем оглушительнее будет взрыв. Иначе это не разноглазая.

Нос в сумочки Крионо и Отинг Марина сунула. Все положенные в отпуске документы были в наличии. Что бирок на шее не было – так на Набережной у Статуй гулять собирались. Там чем меньше напоминаний о происходящем – тем лучше. В удостоверении Отинг нашлось упоминание о ранении средней тяжести. У Крионо – благодарность командования.
Марина даже заглянула посмотреть. Больно уж интригующие звуки доносились. Нового ничего не увидела. Даже была не уверена, заметили её вовсе. Хотя, в какой-то момент все трое смотрели в её сторону. Но видимо, в тот момент функцию мозга выполняли какие-то другие органы.
Фото делать не стала, хотя у Эр и водостойкая камера. Главным образом потому, что прямо сразу не посмотреть, как именно получилось.

Снова сидят вчетвером. У Марины состояние из разряда на всё наплевать. Крионо и Отинг сонные и ленивые. Сидят, в полотенца завернувшись. Бодрее всех разноглазая. Хорошее настроение решает улучшить подогретым рисовым вином. Никто ничего против не имеет. Эрида крайне задорно на Крионо посматривает, но та только керамическую бутылочку с рисовым в состоянии замечать.
Марине на всё наплевать, но попивает осторожно. Эрида и так добрая, а сейчас положительными эмоциями переполнена. И надо, чтобы был поблизости кто-то, способный спихнуть разноглазую в холодный бассейн, когда эмоции начнут через край выплёскиваться.
Крионо, похоже, ещё не поняла, в личном рейтинге Эриды по привлекательности она попала на вторую строчку сразу после Софи. То есть, если рассматривать реальность, а не фантазии – то и вовсе, на первую. Все остальные... В общем-то, где были, там и остались. Но теперь есть живая девушка из Берегового командования.
Причём о ней самой на текущий момент времени Марина знает куда больше Эр. Но ту волнует совершенно другое.
Влюбилась ли Эрида, Марина не уверена, но такой довольной Херктерент её не помнит от слова «вообще». Хотя, знает всю сознательную жизнь. Эр всегда где-то рядом была. Она и сейчас не против совсем близко быть. Но Марина указала дистанцию, а Эр крайне не хочется такую привычную Марину терять. Да и самой Херктерент тоже не хочется исчезновения из собственной жизни Эриды.
Новый фактор ещё не осознаёт собственно роли. Ей сейчас просто... никак. Устала слишком, чтобы о чём-то думать. Крионо, судя по известному Марине, образцом рассудительности никогда не была. За разум в этой парочке отвечала Отинг. Теперь, получается, парочки нет, а образовалось что-то очень странное. Вполне в причудливом стиле разноглазой.
Марина прекрасно знает, насколько сильно Эрида может увлечься чем-то. Её знаменитые форсажные состояния. Но по отношению к человеку – такое впервые. Софи в общем, то не в счёт. Там мечты и фантазии, а тут реальность во всех проявлениях.
Крионо понемногу оживает. Встречается глазами с Эр... Лицо тут же расплывается. Марина пытается понять, как островитянка ухитрилась улыбку разноглазой украсть? Хотя, какая тут кража? У Эриды точно такая же.
Крионо шепчет, ибо мир опять сжался до взгляда Эриды, хотя они и довольно далеко друг от друга.
– Миленькая! Мне никогда-никогда не было так хорошо, как сегодня с тобой! – искренность высшей пробы, хоть эталон из неё отливай.
Манера речи уже позаимствована.
Марина и Отинг обмениваются крайне кислыми взглядами. Кажется, они обе поняли, сегодня что-то в жизни потеряли. Притом, их вины в потере нет.

+1

572

Отинг медленно потягивает рисовое. Почему-то смотрит только на Марину:
– Кажется, только сейчас поняла, почему в книгах встречается фраза. «Этот безумный Архипелаг».
– Разве это не прекрасно? – смеётся разноглазая.
– Смысл этой фразы очень сильно меняется в зависимости от того, в каком полушарии книга написана, – выцеживает Марина.
– Хоть сейчас можешь не занудствовать? – капризно дуется Эрида.
Марина резко встаёт. От Эр временами можно устать:
– Могу собраться и уйти! Я вам явно мешаю. Как в Резиденцию звонить – ты знаешь. Могу сказать, чтобы принесли запасную рацию.
Эр вскакивает, сбросив руку Крионо с колена, устремляется к Марине. Застывает на полдороге остановленная не предвещающем ничего хорошего взглядом. Смотрит Марине прямо в глаза. Чтобы там не говорили, а характерец у разноглазой далеко не всегда напоминает тающее на солнце мороженное.
– Мариночка! Что ты такое говоришь? Ты никогда-никогда не сможешь мне помешать! Я хочу, чтобы ты всегда-всегда рядом со мной была! Ты самая-самая моя близкая и дорогая!
Отинг закатывает глаза. Крионо чуть улыбается, ибо ни на что большее сейчас неспособна. Кажется, за полдня знакомства поняли, насколько Эрида стихийное бедствие с вывернутыми в непонятную сторону мозгами.
Говорить, как ей близок человек рядом с двумя другими, близостью с кем наслаждалась вот буквально только что. Эридой для этого надо быть. Хорошо хоть Крионо и Отинг девочки неглупые, и поняли с каким чудом, или чудовищем, столкнулись. Тем более их собственные взгляды имеют довольно много общих черт со взглядами разноглазой.
  Обижать Эр Марине не хочется. Спиртное из мозгов у Херктерент быстро выветривается. Ещё и Отинг усмехается, так чтобы только Марина видела. Недавно было сказано, Эрида Марине не близкая, сама Эр сказала наоборот... Ладно-ладно, девочки взрослые, всё понимаем  и примем игру. 
Объятий на этот раз удаётся избежать. Все возвращаются на те места, где были. Включая руку Крионо. Сама Эр очень любит, когда её тела касаются нравящиеся ей люди.
Похоже, чувственная сфера жизни волнует Отинг куда меньше, нежели подругу, не говоря уж про Эриду.
Сидит, рисовое попивает, с Мариной переглядывается, просто так, от нечего делать.
– Тебя где зацепило? В море или рыбу из бомбомёта глушили?
– Зацепило – это как? – Эрида времена заигрывается, разыгрывая лёгкую глуповатость.
– Обыкновенно. Пулей от крупнокалиберного.
– Ой! – Эрида зажимает рот.
– Сказки не рассказывай! Это смертельно!
– Пуля была на излёте. Я по боевому расписанию – подносчик боеприпасов к «двадцатке». Вот и зацепило при налёте. На мне бронефартук был. И каска. Пулей в грудь меня и снесло. Повезло, что пуля на излёте. В противном случае, в море бы и похоронили, холодильники ещё раньше из строя вышли. Жары не выдержали. Если бы не каска – тоже убило бы, здорово приложило головой о комингс люка. Врачи ржали – на теле ни царапины, но перелом нескольких рёбер, синяк во всё тело и сильная контузия. Я и не думала, что синяки таких размеров бывают. Я двухцветной стала – белая с одной стороны и синяя с другой. Двум другим подносчицам повезло меньше. Одна каску не надела, другая верхнюю часть фартука отстегнула. Очень наглядная картинка к известной фразе, что уставы написаны кровью умников, думавших что можно делать не по написанному. В противном случае, их бы не убило. В одном кубрике жили. Дышать и сейчас немного больно, но это уже остаточные явления.
– Больно было? – вопрос Эр удачным сложно назвать, впрочем с ней такое происходит постоянно.
Отинг залпом опустошает стаканчик:
– Я не ракушки на берегу отправилась собирать. Как говорится, «ожидаемо».
Марина ничего не говорит. Отинг сказала именно то, что в графе «ранения» описано. Именно переломы и контузия при отражении авиационного налёта.
– С кем хоть дрались?
– «Сельди» с торпедами. Береговые. Заметили, что наш корабль снабжения перебазируют, а там под тридцать тысяч тонн, и обрадовались. Да рановато. Эскорт своё дело знал, торпеды прошли мимо, две «селёдки» вернулись в естественную среду обитания. Нечего рыбам в воздухе делать!
– Раненых зенитчиков принято награждать. Мне Сордар говорил.
– Так и мне командир говорил, что представил к «Боевой Звезде». Заходил к раненым в том налёте. Но такие представления очень медленно по инстанциям идут. На вспомогательные корабли – особенно.  Очень сильно не рад был, что на пополнение экипажа столько девчонок прислали. Я на снабженце оказалась, как раз когда он из ремонта вышел. Этих самых «двадцаток» и добавили, а к ним – расчёты.
Отинг зачем-то напрягает руку. Интересно, зачем? Марина и раньше заметила, Отинг
– Я могу узнать, как там дела с твоей наградой, – Эриде надо всюду влезть, кто бы сомневался, – Ведь я это могу, Марина?
– Можешь, – кивает Марина.
– Подскажешь, кого надо спросить?
Херктерент вздыхает:
– Связистов!
  Эрида искренне недоумивает.
– Не поняла.
– Эр, ты умная, но иногда просто зверски глупишь. Знаешь, где центр связи в Резиденции? Туда и иди.  Своего отца тебе надо спрашивать. У тебя есть возможность с ним связаться. Если второе лицо в государстве поинтересуется судьбой матроса первого класса … Отинг, домой придёшь – можешь дырку для ордена вертеть. Готова спорить на что угодно – как только Эр сделает запрос, награду тебе вручат в течении пяти дней. Ещё и отметочку для себя сделают. Что на твоей дальнейшей службе может крайне положительно отразиться.
Островитянка церемониально прижимает кулак к сердцу.
– Благодарю Ваше...
– Без титулов! – торопливо прерывает Марина, – Благодарить будешь Эр... Да и после того, что вы вместе вытворяли титулы в общении перестают быть уместными.
Почему-то, хихикает именно разноглазая.
– Я же говорила, что удачливая, – подаёт голос Крионо.
– Шутили дома, – криво ухмыляется Отинг, – каким местом во флоте девушки награды зарабатывают. Вот уж не думала, что со мной так получится.
Эр весело смеётся:
– Заработала ты по настоящему... Вот получишь – да, через эти самые местечки.
Отинг вздыхает:
– Даже не знаю, поцеловать тебя или стукнуть?
– Привыкай! – смеётся Марина, – С ней всё время так. Сама не знаю, как до сих пор не задушила это чудо-чудовишное.
– Лучше, конечно, поцеловать, – так мечтательно вскидывает взгляд Эрида, будто упомянутым никогда не занималась, – но если очень хочется, можешь и шлёпнуть. Немного.
Отинг сгибается в приступе смеха. Даже слёзы из глаз текут.
Марине это сумасшествие начинает слегка надоедать:
– Что это вы так разоделись, да на прогулку отправились? – сил для смешка хватает даже у Крионо, – На мальчиков поохотиться? Что-то я не верю, что вам друг друга, или только девочек достаточно.
– Да какие сейчас на Набережной мальчики? – отмахивается Отинг, – малолетки, непризывные со справкой, что он дурак, да неспособные из верхних. Нормальные мальчики всем... Откуда я недавно.
Марина грозит пальцем:
– Но-но, не надо насчёт неспособных их верхних. Более верхних чем мои братья нет. А они-то точно способные. Каждый в своё время пол острова отымел.
– Так твоих братьев-то на весь верх всего двое. А вилл там сколько? Любят вниз за приключениями ходить.
– Можно подумать, не за тем же самым на Набережную отправились. Да в «Красной кошке» из последней коллекции.
Отинг наклоняется вперёд. Кажется, Марина её чем-то зацепила. Впрочем Марина и собиралась островитянку позлить. Ну не любит она сливочные сладости.
– Отпускные и боевые получила. Могу себе позволить себя порадовать. У меня «Красной Кошки» ненамного больше того, что ты на мне видела. Да! Люблю я дорогие вещи. Мечтала в туфельках от «Красной Кошки» пройтись. Преступление? Решила, что война – мой шанс в жизни пробиться. Пока только переломы рёбер получила.
– Вообще-то на тебе Крионо были самые дорогие модели из последней коллекции. В общем-то, они и придуманы для того, чтобы только в них можно было по Набережной гулять. Я знаю, мне сама Пантера сказала.
Эр не курит, но сказануть может на уровне броска окурка в бочку с бензином. Марина имеет представление о денежных выплатах на флоте, а так же о диапазоне цен на основные продукты. У Отинг есть черта, присущая многим из лиц, окружающих Марину, начиная с Кэретты. Неумение тратить деньги логично. Блестящая вещь тут, а на нормальную еду денег уже не осталось. Большую часть отпускных и боевых денег Отинг и Крионо Марина прямо на них видела. Как-то забывать Марина стала, какой это символ туфельки от «Пантеры» для тех, кто не может носить их каждый день. Своеобразный символ богатой жизни. Особенно, для таких, как Крионо и Отинг.
Марина щурит один глаз. Островитянка не настолько хорошо знает её выражение. Понимает по своему:
– Мне уйти?
Решила, что её выгоняют за несговорчивость или ещё чего навооброжала?
– Ты ничего не сделала, за что выгоняют. Война и моим братьям много чего поломала. Мне ещё не подошёл возраст.
– Ты тоже собираешься? – встрепенулась Крионо, – Но ты же...
– Принцесса Империи, Чёрный Еггт я или кто? – невесело усмехается Марина, – Это моя страна и моя война.
Отинг задумчиво трёт подбородок.
– Не знаю, знаешь ли ты. Есть местная шутка про вроде бы одинаковое, но на деле совсем непохожее. «На виллах и в Резиденции» совсем разные люди живут. Я не понимала, про что это. Только недавно стала разбираться. Не сегодня. Когда ранило. Меня летающая и остальных раненых везла летающая лодка из Резиденции... С экипажем из девушек. Думала, что те кто там живут только еду на дерьмо переводить способны да ноги пред свитой раздвигать... А оказалось вон что.
  – Дату полёта вспомнишь, – хмыкает Марина, – сможем познакомить с экипажем, что тебя вывозил. Сама можешь им прямо сказать, кем их считала. Только они не добрые, как Эр, а злые, как я. Могут и оставшиеся рёбра переломать.
– Ты с ними дружишь?
– Общаюсь иногда. Как там Дина говаривала? «Надо знать по именам тех, с кем предстоит идти в бой». На виллах и Резиденции действительно, совсем разные люди.
– Подумали, богатенькие девочки решили поразвлечься, да мы и сами, в общем-то за приключениями вышли.
– Нашли друг друга, – скалиться Марина, – Эрида сначала натуру высматривала.
Крионо и Отинг весело переглядываются:
– Знаем мы таких, натуры искателей... Чего им нужно – понятно. Каждый пытается добиться, но не у каждого получается.
– Но я действительно художник, – врать Эр не любит, и добавляет значительно тише, – я и правда, одно с другим совмещала.
Крионо улыбается, как во сне.
– Если ты хоть в одну десятую так же рисуешь, как любишь... То я не знаю, ты тогда не человек, а настоящее чудо.
– Чудо-чудовищное, – хмыкает Марина, – Сразу поняла, чего ей от тебя надо или какие другие мысли были?
– Не успели никакие возникнуть, – хмыкает Отинг, – я слишком быстро поняла, кто нами заинтересовалась. Людям такого уровня отказывать просто глупо.
– Да и я потрясающе красива, не забывай. Я всем девочкам нравлюсь, – Эрида определённо довольна собой.
Марина хмыкает.
– С Резиденцией связаться?
– Зачем?
– Мне кажется, или нет, но ещё минимум пару дней гостей там будет на двоих больше?
– Не кажется, – Эр довольно-предовольно щурится, – Ой, девочки, раз Марина разрешила, то я вас в гости в Резиденцию приглашаю...
– Говорила же, какая я удачливая! Думали, что к кому-нибудь поедем... Но чтобы так...
– Я и сама в Резиденции Гость ЕИВ, даже в статусе будем одинаковом.
– Ага! – хмыкает Марина, – Приглашать гостей мне делегированы полномочия. Так что формально, приглашаю вас от Имени Его Императорского Величества.
– Ущипните меня, кажется я сплю, – выдыхает Крионо.
Эр незамедлительно её и ущипнула. Крионо взвизгнула и дёрнулась.
– Повторить? Я уже поняла, где у тебя чувствительные места.
– Попозже, пожалуйста... Мечта глупенькой маленькой девочки пожить в Резиденции сбывается.
– Ага! Только там будешь – осторожнее ходи. Другие её девочки довольно злобные и мстительные. Как Эр говорит, ты хорошая, но у неё все такие. Не думала же, что настолько уникальна, что Эр только тебя ждала?
– Марин, я кажется влюбилась.
– В который уже раз?
– Нет, похоже, по настоящему. Не обижайся, Отинг, что хочу забрать у тебя Крионо?
– Обидишься тут, – философски вздыхает островитянка, – как бы понятно, что против урожденной принцессы у меня никаких шансов.
– Отти, в Резиденции много очень хороших девочек. Познакомлю со всеми. Они почти все – с Острова.
– Щедрая ты наша, – выцеживает Марина, – больно быстро распоряжаться взялась. Прошлый случай забыла?
– Я выводы сделала. Больше так поступать не буду. Вам обеим очень-очень понравиться, честно-честно!
– Мне уже всё-всё нравится, – улыбается Крионо.
Марина раздумывает, кого побить. Островитянку или разноглазую? Хотя, с другой стороны, издеваться над умалишёнными запрещено законом.  Марина читала, что от недобровольных половых контактов сходят с ума. Умереть можно и при вполне добровольном. Но вот можно ли при добровольных с ума сойти, причём за такой незначительный промежуток времени. Эр, конечно, во многих вещах способная, но в состоянии ли так быстро свести человека с ума? При условии, что её разновидность безумия при физиологических контактах не передаётся? Крионо настолько поражена способностями Эр, или решает польстить таким от образом? Ведь имитировать можно любые чувства и любые ощущения. Включая самые яркие. Хотя, девчонкам приключений хотелось, но вечерок здесь провести у них вполне хватило бы денег.  Тем более, именно в этом заведении чуть ли не самые большие для военнослужащих.
  Пока финансовая сторона вопроса в отношениях не поднималась. Интересно, как быстро до этой стороны дойдёт очередь? Девчонки явно неглупые, постараются своего не упустить, особенно когда получат представление, насколько Эр может быть щедрой.
Хотя, нельзя исключать и вероятности, что и Эр, и Крионо влюбились друг в друга по-настоящему. Читать-то про подобное чувство читали все, но испытывало – меньшинство. Марина не слишком любит литературные примеры. И не уверена, что вариант Соньки таковым является.
Вариант Эорен таковым назвать сложную, ибо немалую роль в нём сыграло угнетавшее нескладную принцессу несколько лет одиночество. Человек, как биологический вид, редкостная скотина. Но с точки зрения той же биологии, скотина стайная, нуждающаяся в общении с себе подобными. В одиночестве выживающая крайне плохо. Эорен не определённый человек важен, ей стая нужна, где она будет своей. Мирренка вроде, обещала с этим помочь.
Сонька с Хейс – обе слишком сложные. Так сразу и не назовёшь, что за чувство между ними. Друг без друга, во всяком случае, способны обходиться достаточно подолгу. И у них, прежде чем что-то началось несколько месяцев, если не лет прошло. Но опять же, Эр – это не Сонька.
Но, если Крионо действительно играет, то она неправильно дорогу в жизни выбрала, ей надо было идти не в Береговое командование, а в театр или на киностудию. Ибо с такой силой чувства изображать можно либо сама их испытываешь, либо гениальная актриса в тебе пропадает.
Впрочем, «гениальность» актёров с точки зрения Марины обусловлена только тем, кто к чьим половым органам получил доступ, или в лучшем случае, с кем в родстве состоит.  Так что, этот вариант здесь тоже возможен. И даже напрашивается. Ибо выпал шанс, ради которого и не так притворяться можно, ибо подобный упускать – преступление.

+1

573

Марина прекрасно знает, со своей тягой вещи своими именами называть находится в меньшинстве. Любят люди придумывать красивые слова и выражения для самых обозначения самых отвратительных действий и поступков.
Отинг резко вскакивает. Рука поднята в знаке «тишина».
– Что-то бухнуло. Похоже на взрыв. В той стороне! Вот опять!
В той стороне в том числе и Резиденция.
Прислушиваются все. Марина настораживается. Но чувство опасности сладко спит без задних ног. При малейшей опасности первым бы делом дурным голосом заорёт рация, если не охрана вломится сюда.
Часть источника находиться на открытом воздухе. Из-за зелёной изгороди – замечательны вид на бухту. Все почти мгновенно там. Свешиваются наружу насколько возможно. Марина лениво подходит последней. Уже поняла, в чём дело. С опозданием понимает, что лучше бы было сегодня в Резиденции быть. И вовсе не затем, чтобы разноглазая избежала весёлого приключения. Ничего страшного, но напряжения она добавить. А то эта троица слишком уж жизнью и друг другом довольные. Водички надо плеснуть. К сожалению, в переносном смысле ледяной нет, все что имеется максимум тёпленькое. Впрочем, они разгорячённые. Чуток поволноваться не помешает.
– Вон опять! – Крионо вытягивает руку, чуть не свалившись вниз, впрочем, ярусом ниже тоже источник, притом пустующий. Над Резиденцией поднимается цветистое зарево.
– Уф! – Отинг утерев пот со лба, устало прислоняется к стене, –  Это фейерверк! Что-то празднуют...
– Интересно,  кто и что именно? – посмеивается Марина, – Больше всех фейерверки у нас любит Эр, но она здесь. Мне – ещё рано, Херенокту – тем более. Софи и Эорен и вовсе в Резиденции нет.
Эр выглядит испуганной. Глядя на неё, пугаются и Крионо с Отинг. Чувства, оказывается, бывают заразным. Страх – чуть ли не сильнее всего.
– Дина что-то подожгла, – Эр по обыкновению, предполагает худшее.
– Рация молчит, при любом происшествии меня бы известили сразу...
– Осень... Но она же очень спокойная девочка... Да и чего ей салют устраи... – кажется Эр готова заплакать, ей иногда полезно, – Как нехорошо вышло! У неё же экзамен вступительный был на днях... Результаты пришли... Хотела вместе отпраздновать... И забыла...
Эр с места срывается, Марина едва успевает её за руку поймать.
– Ты куда? По-моему все, кому можно любоваться на твою задницу сейчас здесь.
– К телефону. Сказали ведь, что подключён к городской сети и звонить можно куда угодно. Позвоню и поздравлю. Потом ещё что-нибудь придумаю. Это ведь в первую очередь, её и Рэды праздник... Мы там не очень-то и нужны.
Конечно, Эр самооправданием занимается, но как обычно в мудрости не откажешь. Осени и Рэде и вдвоём замечательно. Настолько, что скоро начнут возникать вопросы о степени близости их отношений. Или это у Марины мозги перекошены от постоянного общения с Эридой и наличия где-то недалеко Софи. Сейчас ещё и недавно виденное играет роль.
Разговаривает Эр довольно долго. По крайней мере, Отинг хватает времени, чтобы расспросить Марину про новые имена, ибо она только про Софи сразу поняла, кто это такая. И с некоторым напряжением вспомнила Эорен и Дину. Оказывается, по кораблям бродил слух, что во флоте, кроме всем известного Сордара из Великих Домов Высшего ранга служит ещё и урождённая принцесса. Только мало кто знает, кто она. Искренне удивилась, когда узнала, что это правда. Ещё раз повторила поговорку про разницу между Резиденцией и виллами. Но на этот раз зло. Марине некстати вспомнилась Звезда.
  Не самая умная традиция заставлять школьников учить полную наизусть титулатуру первых лиц Империи и их близких родственников, оказывается, жива по прежнему.
Дом Осени рангом чуть ниже. Отинг не из тех, кто интересуется списками урождённых принцев и принцесс. Хотя, с усмешкой вспоминает, кого-то в наказание в школе заставили выучить и его.
  – Дурное дело – простое, – хмыкает Марина.
Эрида возвращается довольная.
– У неё – лучший результат. Рада за неё... Девочка так счастлива! Сказала, что отпразднуем ещё раз, когда все соберутся.
– Ладно, теперь я пойду позвоню. Я тоже сглупила.
Эрида берёт за руки Крионо и Отинг.
– Как поговоришь – к нам приходи... – говорит потому что надо так сказать. Совершенно без надежды.
Марина язык показывает
– Без меня развлекайтесь! Я сладенькое не люблю. У меня ещё не всё допито.
– Мариночка, ну хоть посмотреть приходи. Так приятно, когда вижу тебя рядом.
Ответ – непристойные жесты сразу с двух рук.

На этот раз утомились быстрее, чем в прошлый. Шумели меньше, или звуки успели стать привычными, и воспринимаются как естественный шум?  Марина уже собиралась зайти посмотреть, но они сами выбрались.
Марина демонстративно закуривает. Протягивает пачку.
– Хотите? Говорят, хорошо после этого дела!
Девушки переглядываются. Отинг делает шаг вперёд:
– Спасибо, конечно, но мы не курим.
– Пайковые на что меняете? На конфеты?
Островитянки переглядываются, почему-то одновременно хихикнув.
– По-разному.
Эрида и так не курит. Судя по довольной рожице опять что-то придумала.
– Ой, девочки! Когда приедем, надо будет вас написать. Вы когда друг с другом – такие ми-и-и-иленькие! Правда-правда! – вскидывает руки к щекам.
  Островитянки уже успели составить некоторое представление о характере и не всегда уместной энергичности разноглазой, поэтому осторожно усаживают, сами сев по бокам. Эр совсем уж глуповато щурится, положив руки островитянкам на колени. Те кладут свои на колени Эр.
Марина выпускает струйку дыма. Зевает, держа сигарету в руке.
– Эрида, ты фабрику открыть не думаешь?
  Разноцветные глаза закрыты, их обладательница частично находится где-то в другом мире.
– Ка-а-акую... Фа-а-абрику.
– По производству копий «Подруг» с лицами заказчиц, или любыми другими. Судя по всему, тут это будет продаваться очень хорошо... Можешь ещё издательство с типографией открыть. Фото твоей любимой тематики имели, и всегда будут иметь постоянный спрос.
В нормальное состояние Эр оказывается, может переключаться стремительно.
Издав вопль первобытного человека, запускает в Марину подушку.
Разумеется, мимо. Поймав снаряд, Марина тут же отправляет его назад. На этот раз попадание. К счастью, Эр схватила самую лёгкую из имеющихся. Впрочем, и такой можно задушить.
Разноглазая теперь сидит, скрестив ноги, да ещё подушку руками обхватив. Будь изделие живым существом – было бы задушено. Эрида не особенно сильна физически, но и не из тех, кто собственную слабость обожает подчёркивать.
Смотрит с максимально возможной для неё свирепостью. Выглядит крайне забавно.
– Марина! Ты же знаешь, я не занимаюсь копированием. Я уже очень давно превзошла этот уровень!
Херктерент показывает язык:
– Жить захочешь – ещё не таким будешь заниматься!
Эрида умеет бросать крайне выразительные взгляды на самые разные предметы. На этот раз таковым оказывается одна из стоящих на столе бутылок. Смотрит крайне внимательно. У и Отинг, и Крионо взгляды на том же предмете сосредоточили.
Разноглазая мрачно изрекает.
– Жизнь – вещь крайне растяжимая. Чего только в ней не помещается...
Марина давится от смеха, с трудом борясь с желанием кинуть чем-нибудь тяжёлым (тяжелее тех же бутылок всё равно в поле зрения ничего не наблюдается). Можно даже и кинуть, чтобы напугать этих двоих. Эрида знает, Марина достаточно ловка и точно промажет.
– Может, мне начать собирание твоих высказываний? Издам потом, как цитаты из великой меня, а то и вовсе как секретный архив Дома Еггтов.
– Смеяться над тобой люди будут, – совершенно серьёзно качает головой Эр, –  ибо сразу поймут, что это не твоё. Я много чего говорю, но не помню, что сама придумала, а что из книжек запомнила. Люди довольно много читают, и их много-много. Сразу заметят, придумано не тобой.
– Люди не особенно наблюдательны, – хмыкает Марина.
– Вот тут ты ошибаешься. Если это уже было издано – обязательно запомнят и припомнят, если попытаешься выдать за своё. Люди будут очень внимательно следить за всем, что ты скажешь и напишешь.
– К тебе это тоже относится.
– Конечно, ты права, – вздыхает Эр, – но я никогда-никода не говорю людям того, что может их обидеть.
«Намеренно не говоришь, это да, а вот ненамеренно обиженных на себя создавать – только так получается» – Марина подумала, но не сказала. Мозги в очередной раз состязание у языка выиграли.
– Я проще поступлю, – хмыкает Марина, – переживу всех, кто на меня будет клеветать. Сама знаешь, пережить человека можно самыми разными способами. И долголетие – далеко не лучший.
Марина вертит между пальцами нож для фруктов. Подкидывает, и ловко поймав втыкает по рукоять в ни в чём не повинный персик. Слышится хруст.
– Косточку расколола, – качает головой Отинг в ответ на удивлённый разноцветный взгляд, – Ты, Марина, если понадобиться, точно любого переживёшь.
– Хотя, ты на самом деле очень-очень добрая. Когда не злишься, – естественно, Эр не может не поделиться очередной мудрой мыслью.
– А сейчас я какая?
– Сердитая. Надутая... Если чего-то хочешь, о чём стесняешься спросить, можешь на ушко сказать, – ещё и пальцем показывает на какое именно, – сразу обещаю, я или мы всё-всё тебе сделаем, как ты попросишь.
В прошлый раз. Когда разговор до подобного дошёл, Марина предпочла оставить поле боя за противником. Сейчас... Пока предпочтёт остаться на позициях. Тем более, и Эр никаких действий не предпринимает. Можно и подразниться. Хотя такое поведение уже и не очень возрасту соответствует.
– Ну, допустим... Но ведь мне может банально захотеться того, чего у вас физически нет.
Отинг фыркает:
– Марин, ты наверное знаешь, если на Набережной видишь по-настоящему симпатичного мальчика, то он наверняка из службы поддержки... Женщин-военнослужащих довольно много. Имеются определённые потребности. Командование заинтересовано в поддержании боеспособности. Названия цветочков – не все женского рода. Часть цветиков на службе в Командованиях. Сейчас это возможность числиться на службе, но собой почти не рисковать. Если в прифронтовой район не переведут. Если стесняешься позвонить, то я могу, только ты скажи, какого тебе надо. Можешь на ушко, – тоже пальцем показывает, – если смущаешься какие-то детали описывать. Как-то в увольнении, причём на прифронтовой базе, как раз с теми погибшими девчонками и ещё двумя как раз взяли вскладчину двух таких жеребчиков... В общем, не пожалела, что скидывалась, хотя меня чуть ли не заставили вложиться. У них деньги уже кончались, а ещё сутки оставались... Но то там было, местными не пользовалась. Хвалить или ругать не стану. Тут справочник городских номеров есть, могу сказать, только куда девчонки знакомые ходили... Вроде не жаловались на качество обслуживания.
  Марина усмехается:
– Слушай, я тебя с Сордаром познакомлю... Нет-нет, я совершенно ничего не имею в виду. Только расскажешь ему всё тоже самое, что сказала мне. Можешь подробностей побольше вспомнить, или с собой кого-нибудь пригласить из тех, кто там бывала. Мне вот интересно, он после рассказа захочет убить меня, тебя, цветиков или кого-то из вышестоящих.
– Думаю, никого, – пожимает плечами Отинг, – Уверена, он всё знает, но делает вид, будто ничего не видит. Так всем проще. Если что-то есть, оно неприятно, то можно делать вид, что его нет. И оно словно пропадает. Конечно, всё равно остаётся, но видимость отсутствия создаётся. Особенно, если доклад какой-то надо писать. Вспомогательных служб много. Корабли снабжения вон тоже к ним относятся. У меня есть боевое ранение. В цветочном личному составу тоже могут рёбра поломать... Интересно, им нашивка «за ранение» тоже полагается.
Марина вскидывает палец в одобрительном жесте.
– Нравишься ты мне, Отинг... Не радуйся, не в таком смысле как Эриде. Люблю людей, у кого взгляд на жизнь похож на мой. Я тебя запомнила, через несколько лет, когда буду свиту собирать, найду тебя. Пойдёшь?
Отинг усмехается:
– Если Принцесса Империи что-то предлагает – надо брать, даже не думая. Такие вещи раз в жизни бывают. Свою удачу сегодня, я кажется, до конца жизни вычерпала. Крионо, не смейся, у тебя ситуация аналогичная. Учти, Марина всю жизнь знает Эриду, а не тебя. И в случае чего, спасать будет её, а не тебя.
– Да от кого спасать-то?
Марина и Отинг переглядываются. Островитянка протягивает руку:
– С благодарностью принимаю ваше предложение.
Марина пожимает, сжав чуть сильнее  чем следует.
– Хорошо! Только одно условие – чтобы это был последний раз, когда я от тебя слышу «вы».
– Так точно, Марина! – вскидывает руку к голове в военном салюте.
Принцесса Империи вяло повторяет жест:
– Ну что, иди теперь Эр или Крионо благодари!
– Как?
– Как вам всем троим захочется! Крионо за удачливость, Эриду за наблюдательность. Без сочетания этих факторов ты бы со мной не познакомилась.
– Ясно. Можно идти?
– Иди.
Отинг разворачивается. Двигается очень плавно.
– Эй, Отти! – смеётся Марина, – Задницей не виляй, меня твои «булочки» всё равно не возбудят, а Эр уже давным-давно рассмотрела всё, что хотела.
Эрида неожиданно садиться, закинув ногу на ногу:
– Мне с тобой хорошо-хорошо было. Не так, как с Крионо. Но, ты меня уже за всё-всё отблагодарила уже. Так что, если Мариночке от тебя ничего не надо, – разноглазая крайне двусмысленно губы облизывает.
Марина кулак демонстрирует.
– Но вижу уже, ей ничего не хочется. Но кое-чего хочется уже мне, и Мариночка, думаю, не откажется. Просто посидим и выпьем чего-нибудь вкусненького и сладенького-присласладенького. Вон того, например. Марина, это как сочетается с тем, что мы пили раньше?
– В смысле, не полезет ли назад после первой? По формальным признакам, не должно. Ты что скажешь, Отинг?
Островитянка усаживается, тоже закинув ногу на ногу.
– Во флоте пьют всё, кроме воды... Что там дальше говорят, я тоже знаю!
– А что именно? – Очень правдоподобно получается изобразить глупенькую мирренскую девочку прошлого века, не знающую ни о физиологических особенностях своего тела, ни тем более о том, что может происходить между мужчиной и женщиной. А уж если попытаться рассказать, что между двумя девушками бывает...
Крионо, склонившись к изящному ушку, рассказывает вторую часть присловья.
Эрида хихикает, прикрывая рот ладошкой.
Марине особенно смешно смотреть, как Эр пытается разыгрывать из себя маленькую и глупенькую после всего происходившего недавно. Но, что интереснее всего, с таким личиком у Эриды всё прекрасно получается.
Кажется, становится понятен мирренский религиозный термин «невинность» и связанное с ним «целомудрие». Самый близкий перевод на грэдский и по смыслу, и по состоянию – животноводческий термин «яловая». В конце-концов, «невинных», «целомудренных» и прочих «святых» художники Юга длительное время писали с исключительно торговавших собой девушек. В отличии от северян, имена южных моделей остались неизвестными. Кажется, многие художники ещё и смеялись на заказчиками, ибо прекрасно знали, насколько изображённая святая в обычной жизни свято себя ведёт. Да и сами сплошь и рядом неплохо проводили время с прототипами всяких «непорочных дев». Если учесть, что «святая» на изображении часто должна была быть как-нибудь хитро связана или пытаема, то о состоянии рассудка авторов религиозных текстов даже на Юге есть сомнения.
Эр на некоторых «непорочных дев» довольно сильно похожа. Хотя, великолепно разбирающаяся в южной живописи Эрида сейчас просто играет. Как и большую часть жизни, когда не спит.

+1

574

Глава 72

Хорошая на бумаге идея задушить разноглазую оказалась труднореализуемой. В Резиденции Эрида отсутствует второй день. Притом на пару с Мариной. Засели в лучшем номере общественных горячих, притом не вдвоём, что Софи в общем-то полностью устроило, а с местными девчонками с кем на улице познакомились. Ладно хоть военнослужащие, а не из «Цветочного»... Это у Эр разборчивость появилась, или у Софи брезгливость развилась? Очевидно, ночные развлечения понравились, ибо уже есть распоряжение помещения для двоих новых гостей приготовить. Будем надеяться, что это не только разноглазой гостьи... Ибо они точно старше Эр, а подобных влечений она раньше не испытывала. Может, это на младшую что-то снизошло? Да пусть хоть безумием разноглазой заразилась!
Неожиданно звонок от Рэды. Спрашивает может ли Осень зайти.
Единственный человек в Резиденции, кого Софи и Хейс немного стесняются. Даже за руки при ней стараются не держаться. Хотя, умненькая девочка, безусловно всё понимает, тем более, окружение Эр весьма откровенно себя ведёт, и разноглазая им не препятствует, находя целующихся девушек очень милым явлением.
С самой Осенью и Рэдой общаются Дина, Коаэ, Вьюнок и Актиния. Трое из них проходят по категории стихийных бедствий. Что они в образце упорядоченности и правильности Осени находя, а та соответственно в них. Ведь не прогоняет не только из-за чувства такта, а из-за чего-то другого.
Осень, наверное, единственная в Резиденции, кто никогда не пряталась от Кошмара. От этого существа временами скрывалась любимая сестра и весьма расположенная к Дине Марина. У Софи даже мысли мелькали, не связывает ли этих двоих нечто большее, чем дружба? Ещё в школе поняла – смотрит на любых двух девушек вместе через призму собственных отношений. В большинстве случаев видит то, чего нет, или практически невозможно. Теперь мысли крутятся вокруг Кошмара и Змеедевочки...
Правда есть переменившаяся Эорен, но ту, теперь оказывается, к счастью, в своё время перегрузили дисциплиной. С лётчицей они вместе постоянно, в самых разных местах, но со стороны выглядят не как влюблённые, а как сослуживцы в равных званиях или офицер с адъютантом. К Эорен теперь без звонка никто не войдёт, включая саму Дину. Та пыхтит, дуется, но Софи уже видела её вполне мирно разговаривающую с мирренкой. Да втроём их тоже видела. Кажется, и Дина, и южанка поняли, внимание Эорен не может теперь всецело принадлежать одной из них. Какой-то процент неизбежно должен принадлежать другой. Перераспределением этих процентов вовсю и занимаются. Пока наблюдается примерное равенство.
Дина даже пару ночей проболтала с Эорен в её спальне, как раньше. Хотя мирренка спала через зал от них.
Рэда и Осень заходят вместе. В первый миг Софи кажется, что неё что-то случилось со зрением, ибо такая знакомая форма «Сордаровки» на Осени, а не на Рэде.
Войдя, сразу же начинает кружится, демонстрируя именно форму со всех, а не саму себя с определённых ракурсов. Софи хочется потрясти головой, прогоняя наваждение. Осень красива и всё тут. Мысли сразу возникают из разряда, что стоит сразу придавить, что и делается. На детей даже на всю голову больная и озабоченная разноглазая не заглядывается. Хотя, вблизи границы возрастов гуляет всё время... Опыт работ со взрывчаткой и химикатами, не иначе, Эриду выручает.
– На карнавал собрались? – Софи уже чувствует, сказала что-то не то, ибо Рэда одета как обычно.
– Мы туда в чём-нибудь другом пойдём, – очень спокойным голосов, впрочем, она всегда так разговаривает, сообщает девочка, – Это моя форма теперь. В этом учебном году я буду учиться вместе со всеми вами. Рэдой, тобой, Мариной, Диной.
– Лучший результат, страны. Как у Марины когда-то, – сообщает откровенно сияющая Рэда. Такой довольной Софи её тоже никогда не видела.
Что-то про экзамен вспоминается. Детские иллюзии девочке она разрушать не будет. За собственными чувствами забыла если не обо всём вокруг, то о многом.
– Поздравляю! Рада за тебя! – даже притворяться почти не приходится. «Сордаровка» – место для такой как Осень почти абсолютно идеальное. Не идеальное ровно по одной причине – пока есть время, надо стукнуть чем-нибудь тяжёлым по голове, да тихонько прикопать разноглазую.
Хотя, именно для Осени по причине её вида идеального ребёнка, Эрида пока и не опасна. Но надо держать в уме, к примеру, слишком рано развившуюся Оэлен. Да и Дина во всём стремится вести себя в соответствии с возрастом Марины, а не своим. Когда маленькая принцесса подрастёт, в «Сордаровке» уже не будет ни Эр, ни Софи. Сможет быть Императрицей единолично. Но будет это не завтра.
Пока же... Всё-таки надо определиться, что с ней делать в ближайшем будущем.
– Я праздник хочу устроить. Но не для всех, а только для тех, кто там учится или учился, – явный жест вежливости в адрес Хейс, – для всех вообще праздник был вчера.
– Хорошо, мы будем, – как не притворяйся, совсем уж глупым выглядит прятать очевидное.
– Теперь только Марину и Эриду дождаться надо. Всем остальным я уже сказала.
– И у Эорен была.
– От неё идём! – заговорщически подмигивает Рэда.
Осень может притворяться, будто чего-то не видит. Рэда-то всё прекрасно замечает, да и с сестрой своей маленькая принцесса дружит, а у той проблем с наблюдательностью нет, тем более, она из числа тех, кто втихаря недолюбливает Эр. Можно не сомневаться, разноглазая описана совсем не в любимой ей цветовой гамме.
– Очень обрадовалась. Сказала, что заодно и её годовщину окончания школы отметить можно, хотя и времени уже больше прошло.
– Пригласить тех, с кем вместе поступила не думаешь? Вот они удивятся.
Осень качает головой:
– Нет. На корабле с ними увижусь, тогда и познакомлюсь с ними. Чтобы всё-всё совсем-совсем по настоящему было.
Софи мрачновато размышляет, с какой из окрестных скал будет проще всего столкнуть разноглазую, чтобы она раньше времени не начинала забивать известно чем детям мозги.
Хотя, кроме Эр есть Оэлен, кто старше Осени всего лишь на год, а вот по развитому телосложению куда старше выглядит.
– К тому же, тебе не нравится, когда здесь мальчики гостят.
– Да нет, в прошлом году одни девочки поступили.
– В этом их тоже больше, шесть, включая меня, а мальчиков трое. Успею ещё познакомиться. Несколько лет в одних стенах жить.
– Тебе понравится. Лучшее место из всех, где я жила.
– Так значит, мальчиков сюда приглашать можно? Или же нет?
– Если ненадолго то вполне, – кивает Софи. Не рановато ли Осень мальчиками заинтересовалась? С другой стороны, уже который год пишут о ускоренном развитии подрастающих поколений, на детей, растущих в самых лучших условиях, это должно распространяться в первую очередь. Вторым дном рассуждений о ускоренном развитии Софи видеться вероятное снижение в обозримом будущем призывного возраста. У Осени ускоренное развитие коснулось в первую очередь мозга. Вот только на интерес Осени к противоположному полу надо вовсе с третьей стороны смотреть, вон же Рэда рядом стоит, и дело не в том, что она старше. Дело в том, что маленькая принцесса при всём своём уме до сих пор не разделила окончательно книжную Рэду и живую. У книжной Рэды мальчики-друзья есть, всякие встречи под луной с первыми поцелуями уже начались... Софи книги Хорта прочитала, раз ух влиянием воняет так близко от неё, надо же знать, какой тип противогаза использовать... У настоящей Рэды друзей противоположного пола нет. Вот Осень и старается, как умеет снова два образа в один слить. Хочет Рэде друзей найти, ну, так как умеет, – Пригласить кого-то хочешь? Так я не против. Ты или Рэда?
– Не я, ни она, – качает головой маленькая, – Коатликуэ хочет пригласить. Только боится. Как узнала, что я хочу собрать вместе, к в Сордаровке учится или учился, так и начала расспрашивать...
Рэда хихикает как маленькая:
– Помнишь, с кем Змеедевочка на выпускном танцевала?
– Помню, разумеется... Не понимаю, что он в ней нашёл? Собакой себя чувствую, кто всё понимает, но не может сказать... Так и я чувствую, в этом танце без Маришки не обошлось... А запросы у Коаэ – что надо.
– Саму Марину спрашивать не пробовала? – Осень умеет быть весьма Занудной, – Да и ЕИВ неоднократно указывал на необходимость борьбы с предрассудками, социальные и проницаемость социальных границ. Как и любая девочка мечтает познакомится с принцем. Почему бы и не попробовать.
Софи щурится. Почему бы и поозорничать? Принц умён, ни в чём плохом не замечен. С девушкой, у кого в подругах две Принцессы Империи и две урождённых будет вести, будто Коаэ сама урождённая. Что там дальше может быть – Софи не Эрида, с фонарём стоять не любит.
– Коаэ хочется с ним увидеться, а тут повод такой представился.
– Она ни о чём не просила...
– Только тоненько так, – посмеивается Рэда, – примерно как якорная цепь «Владыки Морей», намекала.
– Ладно, поглядим, что может получиться. Пошлю я ему приглашение от своего имени на встречу учившихся в Сордаровке. Пусть из настоящих выпускников там только Хейс будет... Принцессе Империи не отказывают... Ты когда планируешь?
– Когда Марина и Эрида здесь будут. Не хотелось бы без них.
«Хорошо» даётся Софи не без некоторых усилий. Вечно у Младшей срабатывает эта способность пролезать в самые неподходящие места.
Не возгордился бы принц сверх меры, обнаружив вблизи себя столько нынешних и грядущих красавиц. Решит ещё, будто всё это в его честь. А надо столкнуть его нос к носу именно с Коаэ. Впрочем, насколько Софи помнит уроженцы Архипелага в школе гости нередкие. Можно собрать всех окончивших Сордаровку за последние четыре года. Плюс как минимум одну, учившуюся раньше с Хейс. Всё-таки если бы главная школьная староста не решила тогда не по обычному маршруту вдоль озера прогуляться, Софи не была бы так счастлива сейчас, ибо Хейс бы тогда вовсе не было.
Из известных Хейс людей никогда не смогут прийти на встречу школьных друзей восемь. Из  известных Софи – трое. Война достаточно часто о себе напоминает.
Хотя, можно особо с поисками и не напрягаться. Пригласить на встречу довольно давнего выпускника, при виде которого никто не усомниться, в чью сесть это празднество. Принца Империи Херенокта. Братец наверняка решит, сестрёнки решили добавить в надвигающиеся торжества что-то от себя лично. Отсюда и пёстрый состав приглашённых. Легко позвать только тех, кто близко, остальных – попробуй ещё найди.
– Кого найдут – всех позовут, – хитро усмехается Софи, –, С Херенокта начнём. Что думаешь, Осень?
– Так будет даже лучше, заодно и я увижу, как время и обстоятельство меняют людей. Не у всех так всё хорошо складывается, как у Херенокта или Хейс.
Софи не может понять, девочка искренне говорит, или тонко насмехается, намекая, что Хейс всем в жизни Софи обязана. Всё-таки, мать Осени с Кэреттой в довольно неплохих отношениях.
– Значит, остаётся одно – Марину ждать, а потом большой сбор трубим? С ними, вообще-то прямо сейчас можно связаться.
– Я знаю, – кивает девочка, – но раз они отсюда уехали, то значит, им лучше там, где они сейчас. Мне не хочется никого беспокоить.
– Лучше сейчас начинай этому учиться. Привыкай, скоро тебя начнут постоянно беспокоить все-все.
– Это ожидаемо, но ты сама сказала, что «Сордаровка» – лучшее место, где ты жила. Значит, хорошего там гораздо больше, чем беспокойства?
Логика Осени своеобразна, но вполне приемлема. Вот только Софи в очередной раз вспоминает, что её в маленькой принцессе настораживает – совершенство Осени буквально во всём. Недетский ум, готовая вот-вот раскрыться сказочная красота, удивительно ровный характер. Что особенно заметно на фоне многолетнего общения с Мариной и, слова из песни не выкинешь, разноглазой. Со всеми их бесконечными вывертами в самых разных разных. Не говоря уж о многих других, у кого тоже весьма жирные мыши в амбарах водились.  Правда, совсем мозги грызуны не сожрали ни у кого. Но есть некоторые личности, у кого доедаются последние запасы. Эрида как  бы не первая в списке.
Поневоле всплывают страхи очень многих ведомств – столкновение с кем-то намеренно засланным сюда. Причём, из не в общем-то неплохо известного мира, бывшей Родине Императора, а из какого-то другого. Опасность неизвестной величины, против которой может не оказаться совершенно никакого оружия.
Как версия разрабатывается возможность переноса сознания в кого-то родившегося здесь. Причём, сознание это начнёт проявлять себя только в определённом возрасте, или при выполнении определённых условие. Вроде занятия высокого поста.
Данный вопрос прорабатывался после несчастного случая с Мариной в раннем детстве. Не была ли эта вроде бы молния тем самым внедрением? Ведь Кэретта говорила, что нормально развивавшаяся девочка перестала всех узнавать, и словно высчитывала потом, кто есть кто. Потом у Марины необъяснимые объяснения в физиологии. Правда, вскоре выяснилось они есть и у Софи, и у самой Кэретты. Потом выдающиеся способности Марины. Софи и на свои не жалуется, но в её биографии нет непонятных моментов.
Теперь вот появляется ещё более совершенная Осень. Пусть её биография  читается с первых дней жизни, начиная от присутствия на торжествах по случаю рождения ЕИВ и супругой и старшей дочерью. Правда Софи мало что помнит.
Но не может естественным путём получаться столь совершенных людей. Как ни выкладывайся в образование...
Софи наливает стакан воды. Выпивает залпом... Гнать надо такие мысли, и как можно дальше. Иначе, сама не заметишь, как в комнате с мягкими стенами окажешься. Привыкла быть первой если не во всём, то во многом. Но вдруг нарисовалась претендент на первенство. Хорошо, хоть не в главной для Софи сфере деятельности. Хотя, как знать, как знать... Младшая вон тоже на маленькую принцессу косовато посматривает. Тоже её совершенство не нравиться.
С другой стороны, это всего лишь банальная смена поколений в школьной среде. Были Хейс, Ленн и Яроорт. Теперь Марина и Софи. Кто-то был до них, кто-то будет после них. Бесконечность жизни. Но слишком уж Осень безошибочна и ровна.
Настоящая взрослая в теле ребёнка. Притом взрослая совсем не в том смысле, что вкладывает в это понятие беззаботная разноглазая. А в том, что в вкладывают в это понятие гораздо более серьёзные люди.
– Софи, с тобой всё хорошо? – настороженно спрашивает маленькая принцесса.
Опять страхи просыпаются. Слишком уж Осень наблюдательна. Всё-всё подмечает и выводы правильные делает. Иногда кажется, что у неё вместо мозгов артиллерийский вычислитель с линкора установлен, адаптированный к человеческим потребностям, настолько всё точно и логично у неё получается.
Софи напряжённо улыбается. Отводит глаза. Слишком у Осени пристальный взгляд. Кажется, старший её самой на года, если не на десятилетия. Может заметить многое, что ей знать совсем не обязательно.
– Жара. Жарко слишком. Наверно, мозги плавиться начинают.
– Тогда мы уйдём.
Рэда и Осень с какой-то неестественной синхронностью поворачиваются. Словно две детали механизма, связанные одной тягой.
– Не уходите! Уже всё хорошо, – интуиция подсказывает Софи, что этих двоих лучше ещё какое-то время подержать в поле зрения. Непонятно зачем, но надо именно так. Своей интуиции Софи привыкла доверять.
Рэда пожимает плечами.
– У тебя тут, наоборот, прохладно, может ты, несмотря на жару ухитрилась замёрзнуть?
– Ты уроки остроумия у Марины брала?
– Можно и так сказать, – хмыкает Хорт, – она сама признавалась, что оттачивает на мне это качество. Ну, а мишенью быть не хочу. Так что, кто из нас от кого чего набралась – в текущий момент неразрешимо.

+1

575

Софи невольно любуется Осенью в форме. Всё новенькое, с иголочки. Пошито в точности под неё. Наверняка, заказано было раньше, вчера только забрали.
Мысли опять неправильные лезут. Насколько взрослые игры со школьной формой распространены. Как такой наряд пробуждает желания, Софи знает по себе. Нравилось, когда обнажённая Хейс с неё предмет за предметом очень медленно и нежно снимала. Из них двоих только Софи настоящая школьница. Хотя и Хейс сохранила форму, и Софи тоже доводилось рослую красавицу раздевать. Да и у Эорен с мирренкой играют друг с другом в такие игры...
Тут не воду надо пить, а голову в чашу с колотым льдом засовывать. Если бы Софи не знала, что разноглазой в Резиденции нет, точно бы решила, та за стеной стоит и каким-то образом ухитряется свои мысли ей в голову транслировать.
Всё равно, выглядит Осень потрясающе.
Рэда тоже любуется. Только причина другая – так смотрят на любимую младшую сестрёнку. Или вовсе дочку.
Так дальше пойдёт – Рэда ещё и детей самой Осени будет растить, наплевав на собственную личную жизнь. Занятое положение Хорт более чем устраивает. Вот к сверстникам есть серьёзное недоверие, притом довольно обоснованное, сверстницы на предмет близких отношений и вовсе не представляют интереса. Софи видела, как Рэда на других в горячих смотрит. Заинтересованности – ноль целых, ноль сотых. Как смотрят предпочитающие подруг друзьям Софи знает отлично. В своё адрес таких взглядов ловила предостаточно. Были и более откровенные предложения. Вплоть до разрешения Софи делать с ней что угодно с подробным описанием, что под этим «что угодно» понимается. Фантазии у Софи, конечно есть, но вот связанные с получением или причинением боли среди них отсутствуют. А вот некоторые о подобном мечтают.
Главная любительница девичьего тела от этой фантазёрки в школе буквально шарахалась. Видимо, была попытка и с разноглазой фантазиями поделиться. Эрида считает, что ничего запретного быть не может в то, чем двое или больше занимаются по взаимному согласию. Приемлемо всё, приносящее удовольствие.
Видимо, было сказано сильно больше, чем Софи. Принцесса, в общем-то особенно удивлена предложенным не была. Приходилось и не про такое читать. Но Эр-то всё тоже спмое тоже читала.
Осень стоит, держа в руке рацию.
– Софи. С тобой точно всё хорошо? Ты нездорово выглядишь. Может, с медиками связаться?
Удаётся не огрызнуться насчёт умения рацией пользоваться. Это Хейс на Острове всюду таскает прибор с собой, Софи носит от случая к случаю. Не любит носить ничего лишнего, к тому же ещё и тяжелого. На территории Резиденции с кем-либо проще всего связаться при помощи телефонов.
Софи опирается руками о стол.
– Со мной всё хорошо.
– Мне так не кажется, – упорная девочка не отступает. Иногда кажется, Осень является оружием, действующем на мозг.
С другой стороны, это самой Софи эти двое поблизости зачем-то нужны. Её ведь не Осень раздражает, а идеально сидящая на ней форма. Может, без неё лучше будет?
– Знаете, я пойду поплаваю.
– Мы с тобой! – Осень решительно направляется вслед за Софи. Рэда плетётся следом. Сама она старается глубин избегать. Вот только игрушечная принцесса воду любит и все внутренние бассейны считает абсолютно безопасными. Хотя человека можно и в тарелке супа утопить. Особенно, если у человека глаза разного цвета.
Осень без формы выглядит куда лучше нежели в ней. Видимо сочетание девочки и формы сильнее на мозги действует, чем просто девочка.
Впрочем, намёка на школу меньше не стало. Купальник и шапочка у игрушечной принцессы школьного образца. Но такое у неё явно только на сегодня. Пример любящих свои тела Эшбадовок и Эриды заставляет скрывать всё меньше и меньше. Впрочем, Осень хотя и переняла местную моду, купальники носит не особо вызывающие. У Рэды весьма скромно по местным меркам, что успешно компенсируется размером груди самой Рэды, что прекрасно смотрится, чем бы не была прикрыта.  Ну и, разумеется, ожерелье никуда не делось. Кажется, по-настоящему голой Хорт будет считать себя только когда на ней и ожерелья не будет.
Впрочем, сама Рэда, похоже считает, её бюст лучше всего прикрывает пехотный панцирь. Их образцы в анатомическом стиле, к счастью, не изготавливаются.
– Отмокать будешь? – усмехается Рэда, увидев, что Софи усаживается в самой мелкой части бассейна.
– Именно. Надоело торпеду изображать, нем более у меня против островитянок всё равно, скорость не та.
Рэда усаживается невдалеке. Ноги в воду свешивает. Рядом устраивается Осень. Очень уж умиротворённо они рядом смотрятся. Прямо хоть пиши с них что-то в популярном на Юге жанре «Идиллия».
– Ты же из Приморья, плавать должна отлично. А не как твой топор.
– Софи, Приморье – оно очень большое. Далеко не везде море тёплое круглый год. Да и ногу я попортила достаточно рано.
– Зато, Рэда этот топор очень хорошо кидать умеет! – довольно сообщает девочка.
М-да, об этой способности Хорт Софи не знала. Хотя, вещь вполне ожидаемая, если вспомнить, как Рэда ножами швырялась.
– Тебя не учила? – Софи кивает девочке.
– Нет. Я с Рэдой больше в «Генералов» люблю играть.
Софи кажется скрытая насмешка Осень ведь может и знать, как Марина ловила сестру на краже фишек, чтобы не проигрывать. С другой стороны, сама Софи никогда не говорила ни Рэде, ни Осени, что умеет играть в эту игру... С самой собой надо честной быть – «знать правила» и «уметь играть» – совершенно разные способности.
– Марина предлагала нам втроём сыграть. Причём, она – сразу на двух картах... – кивает Рэда, – только её всё не поймать.
– На двух картах в «Генералов» – это она может, – усмехается Софи, – только тут всяких других игр много. Гораздо более интересных...
– Мы знаем! – и опять не понятно, игрушечная принцесса серьёзна, или тонко насмехается.
Софи, кажется, понимает, что именно ей в Осени не нравится – её действия, слова и поступки совершенно невозможно предугадать. Что она говорит – можно толковать как угодно. Истинный смысл всё равно останется известным только ей самой.
– Можем попробовать друг с другом сразу на двух картах, – призадумывается Рэда, – Софи, не хочешь?
– Долго очень, – капризно дуется принцесса, поглядывая то на Рэду, то на Осень.
– Попробуем! – довольно улыбается девочка, – Поступила. Мечта сбылась. Теперь до начала моего времени года  всё-всё мне и тебе можно. Точно, на двух картах попробуем.
«Вот уж точно, «каждому своё!» Мудры древние были... Хотя и глупили частенько. Неужели у Рэды нет никаких желаний и стремлений? Достаточно того, что имеется. Она не Коаэ, в отличии от малявки, на ней природа не отдыхала. Но у Змеедевочки пробудились желания, а Рэда словно отключила себе чувственную сферу жизни. Ведь немало было хотевших её. Причём, девушек тоже... Хотя, не слишком ли много я сама этой стороне жизни внимание уделяю. Немало здравого и в отношении Рэды к Осени есть. Вот только что будет, когда маленькая принцесса повзрослеет окончательно. Как у неё изменится отношение к Рэде? Да и не следует забывать, до чего разноглазой с Хорт удавалось договариваться, знают только они двое, да ещё, возможно, Марина. Впрочем, ещё неизвестно, не изменились ли у сестрёнки и Эр отношения. Большое количество спиртного да необычная обстановка способны сильно добавить храбрости. Спиртное любит Марина, всё необычное – Эр. Единицы сложить не очень сложно. Если конечно, не вспоминать, что они обе живут в своих собственных системах координат, довольно сильно отличающихся от общепринятых».
– Софи, может ты лучше встанешь? – снова эта логичная девочка, – По моему, ты засыпаешь.
– С чего бы это? Сегодня я ничего крепче воды не пила.
Резко вскочив, Софи добегает до глубокой части и ныряет. Плывёт до самого дальнего края. Вылезает на бортик.
Рэда и Осень сидят, как сидели, Хорт много раз видела, а маленькая принцесса слышала, как именно плавает Софи.
– Это вы сони, а не я.
– Сама знаешь, я не лучший пловец Империи, – смеётся Рэда.
Софи снова прыгает в воду и плывёт к ним, подплывая, с трудом побеждает желание вылезти и сесть рядом с маленькой принцессой. Или вовсе втиснуться между ними. Всё-таки лишний раз на неё лучше не смотреть, ибо слишком неправильные мысли появляются.
Выбирается из воды и садиться рядом с Рэдой.
Софи видела, как Хорт клинком владеет, и знает, на холодном оружии она Рэду одолеет. Примерно представляет, в каких ситуациях Рэда может и за огнестрельное схватиться. Один из способов чего-то подобного избежать – пореже в сторону маленькой принцессы смотреть. Ибо образ не то девочки, не то девушки в школьной форме постоянно встаёт пред глазами.
Впрочем, такие желания Софи вполне умеет гасить в том числе и банальной силой воли. Чувство ревности даже со стороны крайне неприятно выглядит. Как-то не очень хочется, как оно будет выглядеть в исполнении Хейс. Разозлённую Софи Хейс когда-то видела. И сомнительно, что горит желанием насладиться этим зрелищем вновь. Чего по отношению друг к другу делать не стоит, обе уже знают.
– Звезда тут ко мне приходила...
Софи не сразу соображает, кто это и почему-то подумав про Эорен. Ту, в теории могут так звать, но это в теории, должно было раньше появиться. Рэда говоря о людях, раньше всех называла только так, как те звали себя, или использовала прозвища, употребляемые всеми. Недопонимание Софи слишком заметно, и Хорт добавляет.
– Ну, подруга Вьюнка, одна из тех, кого Марина пригласила... Сирота.
– Вспомнила! Почти взрослая, с рукой замотанной. Не поделили что?
– Я её заинтересовала, захотелось поблизости познакомится, особенно когда поняла, что я не из Великих.
Софи настораживается, фраза «поближе познакомиться» сейчас ей всегда кажется крайне двусмысленной и в первую очередь подразумевает общение в горизонтальной плоскости.
– Рэда, я тебе говорила уже, – голос Осени, как всегда, звучит очень ровно, – да ты и сама знаешь, если кто-то спросит про принадлежность к Дому, можешь смело говорить, что ты из Великих. Захотят статус уточнить подробнее – можешь отправлять к Старшему Члену Дома, то есть, ко мне. Возраст и ранг в Доме напрямую не связаны. «Ежегодник Великих Домов» ещё не издан, но в последний номер ты внесена. Та же Марина по рангу выше Софи.
– Маришка в этой книжке и так чуть ли не первая, – мрачно усмехается Принцесса Империи.
– Да она совсем за другим приходила! – Весело отмахивается Рэда, – Я же Рэдрия, и у меня топор. Мечтающая стать песчаным бойцом мимо такого пройти не могла.
– Как она на песок собирается? С такой-то рукой?
– Там только внешнее уродство. Она не калека.
– Ты не сказала, что ей было нужно.
– Я же сказала, только то, что я Рэдрия Хорт, и у меня топор. Первым делом поинтересовалась, не потомок ли я той Рэдрии.
– У генерала Рэдрии потомков не было.
– Я знаю, – пожимает плечами Рэда, – знала и она, но не могла не поинтересоваться. Ей показалось, что я чем-то на неё похожа, тем более с семьёй у меня тоже не очень... И знаешь, она не ошибалась. Действительно, меня саму напомнила. Только между поступлением... И тем, как неудачно в озере искупалась. То есть, до того момента когда нормально с Мариной познакомилась, а не при выяснении, у кого крепче кулаки. Вот только кого-то хоть отдалённо похожих на вас, вблизи неё не оказалось. Повсюду для неё одни враги. Стайку маленькую вокруг себя сформировала из тех, кого в другие не принимали. Или вообще ненормальными считали, как ту же самую Оэлен.
– Как оказалось, это было самое удачное знакомство в её жизни, – усмехается Софи, – Маришка в детстве навооброжала, как ей мало внимания уделяется. Тяга к людям определённого склада – осталась. Начиная с той же тебя.
– Сложно плохо относится к человеку, спасшему тебе жизнь.
– Да ещё настолько статусному!
– Мелкая была, об этом не думала. С детской точки зрения, Марина – главная местная злюка, что в любой стае встречается, а ей не понравилась.
– Она для тебя и потом сделала немало, – спокойный голосок Осени может и весьма сильно раздражать. Маленькая принцесса уверенно смешает Эриду с главного постамента в списке кандидатов на удушение, – собственно то, что тебе титул пожалован Главой Дома Еггт и позволило включить тебя в наш список. Принятый на службу в Дом считается младшим Членом Дома. Этот пункт древнего права на тебя распространяется.
– Осень, ты «Полное собрание Законов Империи» учить не собираешься?
– Зачем? В каждом томе есть «Оглавление».
Марина, помниться любила учить длинные и сложные цитаты в том числе и из «Полного собрания». Исключительно затем, чтобы подразниться. Осень никого дразнить не собиралась. Само у неё как-то получается. Марине подобное развлечение надоело после того, как Софи сумела продолжить одну из цитат. Всё-таки, с запоминанием чего-либо сёстры никогда не испытывали сложностей.
– Ты эту Звезду видела? – всё-таки Софи ещё недостаточно хорошо представляет, как маленькая принцесса людей оценивает. Сестрёнка-то её официальные статусы уважает, но и презрительно ни о ком не говорит. Как там её Маришка однажды назвала? «Двухпроцентный раствор Ленн». Впрочем, приглашение в гости для Рэды зимой было как раз от неё.
Вроде бы отношения сестры с Рэдой старшую принцессу полностью устраивают. Это не косоугольник из Кошмара, мирренки и Эорен.
– Так мы почти всё время втроём разговаривали. Она грубоватая, но это она от мира так защищается, что к ней не очень-то добр был. Я и не знала, что Рэда раньше тоже подраться любила.
– Не любила, а меня вынуждали, – смеётся Рэда, кажется, это у них совместная шутка такая.
– Чтобы дальше ей было лучше жить, ей надо руку в нормальный вид привести. Она это знает, Марина обещала помочь.
  – Обещала, значит сделает! – репутацию. Марины как человека слова, надо поддерживать.
  – Она уже обещала устроить проверочный бой со Смертью, но так и не сделала...
  – Смерти сейчас слегка не до того, – усмехается Софи, – но если серьёзно,  даже будь ничем не занята... Стала бы ты сама такое обещание выполнять? Сталкивать на песке много мнящую о себе девочку с человеком, способной убивать голыми руками. Вдобавок ещё и плоховато контролирующей собственную силу?
– Разумеется, нет, – на уверенный тон Осени ничто не способно повлиять, – Поступок Марины в отношении Звезды является совершенно правильным. Значит, с рукой ей помогут?
– Лови Марину и спрашивай. Мне не интересно, с кем там она возится.
– Я бы ей помогла, – просто говорит девочка, – что бы ни было причиной, так девушка её возраста, равно как и любого другого выглядеть не должна.
– И тебя не волнует, кто она?
– Нет. Если я вижу, что человеку надо помочь – я помогу. Большие силы и возможности тебе даны в том числе и затем, чтобы помогать тем, кто попал в беду. Со Звездой видно, что помощь необходима. Хорошо, что Марина собирается разрешить этот вопрос.
– Иначе бы ты за него взялась, – усмехается Рэда.
– Взялась бы конечно, – Осень пожимает плечами, – Разве по-другому может быть? Я узнавала уже, здесь делают такие операции.
– В Столицу Звезду отправила, если бы не делали?
– Нелогичное допущение. У нас очень большой флот. Поражение огнём – довольно распространённое повреждение. В Главной базе должно быть обеспечено лечение любых ранений и заболеваний. В том числе и таких.
Занудливостью маленькая принцесса сейчас в точности напоминает Маришку. Рэда смотрит на подопечную с ничем не прикрытым обожанием. Софи даже отвернуться хочется, настолько такой взгляд для посторонних не предназначен. Впрочем, с точки зрения самой Осени всё идёт как всегда.

+1

576

Совсем некстати всплывают в памяти обширные интересы разноглазой. Нет, границы у Эр, безусловно есть. Но чтобы она не захотела изобразить столь совершенное, пусть и очень юное тело в своей излюбленной манере... Софи давно уже большая, не верит в чудеса.
  Хотя, чего Софи опасается? Пример Вьюнка блестяще подтверждает, при всей тяге Эр ко всему юному и свежему, тормоза у неё вполне работают. С другой стороны, Вьюнок – это Вьюнок, Осень – это Осень, а разноглазая отличается крайней непредсказуемостью. Начнём пока с огня с дальней дистанции.
– Рэда, сама знаешь я с Эр не очень в последнее время. Но когда она что-то новое видит.... Ты у неё есть в этом ожерелье. Притом только в нём.
Хорт зачем-то звеньев касается. Почему-то улыбается. Вместо неё Осень отвечает.
– Есть, только не у самой Эр, а у нас. Мне нравиться. Я ей тоже позировала. Мне понравилось. Хорошо получилась. Потом покажу.
Вот так-так, всё разрешилось, даже спрашивать особо не пришлось.
– Я с ней ходила.
– Эрида – художник, и Эрида – человек это две совершенно разные личности. Она добрая и хорошая, хотя и очень странная. Человеческое тело – самая совершенная вещь в природе. Зачем его под одеждой скрывать.
– Сама придумала, или Эрида подсказала?
– Эрида. Я ей очень понравилась. Говорит, лучше всего получаются изображения людей, на кого приятнее всего смотреть.
Ответ получен, более того, вполне ожидаемый. Излюбленный жанр Эр полностью совпадает с сжигающими разноглазую стремлениями. У Эр есть рисунки или фото обнажённых всех хоть немного знакомых девочек и девушек. Почему бы в этом списке и Осени не оказаться.
Часть рисунков превращается в полноценные картины. Даже цикл есть под кране неоригинальным названием есть «Красавицы Империи» начат ещё когда с разноглазой можно было просто общаться. Завершён этот цикл никогда не будет, вернее, будет пополняться всё время пока Эр способна рисовать.
Сама Софи там есть, равно как и несколько автопортретов разноглазого высочества.  Сестрица Осени там тоже есть. Работа Эр считает удачной, хотя изображённая и вышла недовольной. Да что говорить, там даже страшненькая Кошмар вполне милой получилась. Вот её сестры там нет, Эорен стеснялась, и наброски Эр признала неудачными. Ничего, можно не сомневаться, Утренняя Звезда скоро появится во всей красе. Может, даже не одна. Разноглазая говорила, в цикле должны быть не только все нарды и расы Империи, но и хотя бы одна настоящая мирренка. Такую Эр заметила ещё в прошлом году. Не успела закончить.
Два даже не самых лучших тела вместе разноглазой всегда нравятся больше чем одно самое совершенное.
С Эорен и мирренкой вместе теперь сложностей не будет.
– Вас вместе написать не хотела.
– Нет. Я спрашивала, но она сказала, хорошо сочетающиеся в жизни не всегда будет сочетаться на изображении. Две меня теперь есть. Одна в платье, другая безо всего. Но сидят одинаково. У себя повешу и менять периодически буду. В старину любили такие пары картин.
– Судя по всему, такие люди и теперь не кончились.
Оказывается, Осень вполне может улыбаться и как напроказничавший ребёнок.
– Эрида тоже сказала, ей такие парные картины нравятся, но она не любит над одетыми частями работать. Это она мне полную пару сделала.
– Похоже на неё, – усмехается Софи, – лентяйка ещё та.
– Она очень красивая, Эрида. Наверное, самая красивая здесь...
Софи хочется ругаться. В списках на удушение разноглазая возвращает себе первое место. Ухитрилась влюбить в себя девочку. Почти никаких действий не предпринимая. Амортизаторы с тайной страстью» или ещё чем-то возбуждающим у неё спальне – мастерской стоят. То-то от неё все, как заколдованные выходят. На миг даже принюхалась, показалось в воздухе витает один из ароматов Эриды, хотя она ну никак не могла сюда пройти. Поневоле вспоминается, Эр ещё и химик, могла что-то делать с запахами, направленными на усиление собственной привлекательности.
– Какие либо свои духи она вам пробовать не давала?
– Нет, только средства для душа, но они и так там стояли.
– С собой ничего давала?
– Нет, только рисунки.
Конечно, бумагу тоже можно много чем пропитать... Вспомним письма с ароматами духов. Если романам верить, такими письмами вполне убивали, подмешав в духи яд Но чтобы средство потом ещё и эффективно действовало... Нет, это точно не уровень разноглазой. Обладай она такими умениями. Софи не сомневается стала бы жертвой первого применения. Поэтому бы ходила исключительно в полном костюме химзащиты и сбежала бы на материк при первой возможности.
– Она большую картину пишет под названием «Чувственность», – спокойно продолжает Осень, – Там лицо – совершенно как у тебя... И выражение... Вживую такую тебя не видела. Тело... Тут я судить не возьмусь.
– Всё там как у тебя, – посмеивается Рэда, – За эти года я тебя достаточно рассмотрела. Помню, где родинки.
– Что-то я раньше не замечала за тобой таких склонностей, – Софи грозит пальцем Хорт, поглядывая на Осень, – Эридизм настолько заразен?
– Не знаю, им ты наслаждаешься, не я. У меня никаких склонностей как не было, так и нет. Но иметь возможность рассматривать первую красавицу Империи, и не сделать этого, хотя бы из соображений, знать, к чему стремиться. Так не бывает.
– Да и я бы на тебя взглянуть не отказалась, – напоминает о себе Осень. Софи раздумывает, кого бы стукнуть. Маленькая принцесса невозмутимо продолжает,   – Надо будет всем вместе прийти, когда она закончит, говорила, обязательно должна успеть, это главная картина на её первой взрослой выставке будет – с этой принцессой игрушечной вечно так, не понятно не то детская непосредственность, не то сознательное взрослое издевательство.
– Это сколько угодно, но без меня! Умением чувства изображать решила похвастать. Ничего! Я тоже много чего умею. Уж я ей отомщу! Вздумала фантазировать, меня не спросив.
– Если ты хочешь её с таким же лицом написать, – интонация у игрушечной совершенно не изменилась, – не думаю, что идея удачная. Мы видели пять её автопортретов. Та есть похожее выражение.
– Я сказала, что отмщу, но не сказала, как. Не уверена, что сделаю быстро. Но вам обеим покажу. Эрида пусть до официальной выставки помучается. Я её уделаю!
– Ты же даже не видела!
– Я достаточно плохая девочка, могу прийти, куда меня не звали, и забыли для меня двери отпереть! Я слишком хорошо знаю, на что она способна. Но мне самой вызов бросать – не выйдет.
– Ты сейчас мстить собираешься? – ничем эту Осень не пронять, – Мы тебе для этого понадобимся?
– Нет! – Софи весело усмехается, – Не сейчас! Справлюсь сама! Можете этой разноглазой передать, что её вызов принимается!
– Тогда получается, это ты её вызываешь, – логично замечает Осень, – от неё-то вызова не было. То, что мы видели – не считается, для начала тебе стоит хотя бы увидеть всё самой, и уж тогда решать, бросать ей вызов или нет.
Софи хочется щёлкнуть девочку по носу, но лучше сдержаться. С лишних прикосновений много чего неправильного начинается.
– Это наши, профессиональные разногласия. Мне сейчас лениво всю их сущность объяснять. Но можете мне поверить, некоторые вещи нельзя оставлять безнаказанными. К самой себе уважение потерять можешь.
– Если о чём-то, кроме тебя никто не знает, значит этого совсем нет. Может, не надо совсем никому мстить?
Софи, хитро ухмыльнувшись, качает головой.
– Предоставь это мне самой решать. Могу только пообещать, тебе, маленькая принцесса, это будет только меня и Эриды касаться, и никто другой при этом не пострадает...
Осень призадумывается:
– Тогда пообещай мне от своего имени и титула, что никакого вреда произведениям Эриды не нанесёшь.
– Кто тебя надоумил, будто я способна сделать такое? Я сама творец, и никогда не опущусь до такого.
– Верю! – совсем по-взрослому кивает Осень, – Эриду обежать нехорошо.
– Это она сама с тобой тайной мудростью поделилась?
– Нет, это я сама поняла. Если её ударить, она будет плакать, а не бить в ответ.
– Похвально! – хмыкает Софи, – Только бить её надо сразу насмерть. Иначе рискуешь сама помереть от жалости к ней.
– Мне не хочется никого бить, если меня к этому не вынудят.
– Не вынудят. Если у тебя не найдётся ещё одной такой Эриды. В противном случае – могут быть сложности.
– Ты ведь с ней раньше дружила.
– Видишь ли, друзья детства не всегда переходят во взрослое состояние.
– Я учту, – серьёзно кивает девочка.
– Софи, ты напрасно волнуешься насчёт Эриды.
– Тебе-то с чего её защищать? – резко бросает Софи.
– Да вот, как-то не получается забыть, когда мне плохо было она оказалась рядом. Хотела помочь, да и в общем-то помогла...
– Это когда было? – настораживается Осень.
– Мы тогда ещё знакомы не были. И это теперь прошлое, что я не хочу ворошить. Все тогда глупостей наделали. Только Эр просто хотела помочь. Она по-настоящему хорошая.
– Видимо, не ко всем...
Рэда грустно усмехается:
– Ведь если я спрошу, что она сделала плохого, ты не сможешь ответить.
– Я, конечно, понимаю, вам сейчас деньги не нужны. С другой стороны, их много никому никогда не бывает. Она вам что, приплатила, чтобы вы при мне говорили как можно больше хорошего про неё?
– Богатая у тебя фантазия, Софи, – качает головой Рэда, – Я привыкла о людях только правду говорить.
– Я тоже, – заметно, Осень не поддакивает, а озвучивает собственное мнение, – Мне Эрида нравится.
– В каком варианте, – щурится Софи, – как художник, или как человек?
– Для меня оба неплохи. И она Рэде помогла.
– Надо понимать, это для тебя самое главное!
– Рэда и про тебя много хорошего говорила...
– Сегодня что, День Восхваления Великой Меня? Я-то думала, это ты будешь хвастаться.
– Так сказано уже всё, – пожимает плечами Осень, – я лучшая. Из дома меня уже все поздравили. Здесь тоже уже отпраздновали. Оэлен была рада так, будто это она второй раз поступила. Даже плакала от счастья. Дина весь вечер мне о чём-то рассказывала. Думала, голова лопнет. Было весело, но ничего не вспоминается. Вьюнок и Актиния тоже очень весёлые были. Я люблю, когда люди вокруг радуются, – словно невзначай получается разноглазую процитировать. Хотя, как знать, как знать, быть может, цитата вставлена намеренно.
– А девочки нашей разноглазой? – ехидно щурится Софи, – Их, в общем-то за тем и пригласили, чтобы они радостными были.
– Они и были. Но мне их было немного жалко. Выглядели слегка потерянно. Не знаю... Наверное, как пчелиный рой, откуда удалили императрицу. Гудят, летают, но чувствуют, самого важного больше нет. Мне казалось, они ждали, что она вот-вот войдёт... Нехорошо, что она никому не сказала, надолго ли уезжает. Они беспокоились. Я видела, но они меня беспокоить не хотели. Только сегодня поняла – мне достаточно было включить рацию, и я бы узнала, где Эрида.
– Сами в собачки записались, на задних лапках ходить или на передних прыгать, – зло бросает Софи,  – ну так будьте готовы, у хозяйки могут быть не собачьего умишка дела.
– Они люди, – впервые на памяти Софи в интонации Осени веет холодок. Заниматься обострением отношений не хочется.
– Люди, конечно. Сойдёмся на том, что Эр довольно безответственная личность, и доверять ей что-то связанное с ответственностью за людей, просто нельзя. Что дальше было?
– Я не знаю, я спать пошла. И так больше часа лишнего просидела.
– Соблюдает по формально учебным дням режим, – откровенно довольна Рэда.
– Утром удивилась, что Эр так и не приехала.
– Эрида – взрослая, ночует, где хочет, – с оттенком мстительности констатирует Софи, –  отчитываться если перед кем и обязана, то уж точно не перед теми, кто младше её. Право старшего, знаешь ли.
Осень кивает, это раздел древнего права она явно знает. Вот только Эр, скорее всего понятия не имеет о его существовании. Ибо там в спящих полномочиях Главы Дома есть очень многого в современно жизни неприемлемого. В том числе, и в отношении близких родственников. На деле, что-то из этих разделов последний раз применялось лет триста назад. Но спящее – это не отменённое. В любой момент может быть пробуждено. Один из тех, у кого «право пробуждения» есть – Соправитель.
– Мы отвечаем за тех, кто от нас зависит, – чуть перефразирует маленькая принцесса древнюю поговорку. В оригинале дословно поговорка была как раз про собак виллы, включая в это понятие и комнатных любимец хозяйки, и сторожевых псов-убийц.
– У них была возможность выбирать. Сделали выбор. Знали, на что идут. Пусть не жалуются теперь. У Эриды есть некоторые сложности с умением отличать людей от игрушек. В чём ты вчера и убедилась.
– Эрида могла забыть.
Софи зевает:
– Не сомневаюсь, именно это она и сделала. Притом, по отношению к своим девчонкам – не в первый раз. Ещё в самом начале могла попросить выдать рацию, как выдали Рэде. Она этим не озаботилась. Там прямой канал с начальником охраны. Рэде всегда сообщат, где находишься ты. Я помню, там некоторые девочки довольно ответственные.
– Но я почти всегда рядом с Рэдой...
– Я в теории, –  усмехается Софи, – разноглазая, в общем-то, показала, как она ценит людей. Притом, по незначительному, в общем-то, поводу. Представь, если она при чём-то важном вот так же что-то или кого-то забудет.
– Но ведь вреда никакого не было!
Софи вскидывает ладони:
– Поверь мне, в случае с Эридой, отсутствие вреда от её действий – очень сильно пока. Намеренно не вредит, это да, само как-то получается. Тут Дина, хотя она и Кошмар, куда безопаснее. От неё хотя бы понятно, чего можно ждать. В отличии от этой разноглазой.
– Я не понимаю, как Эр может сделать что-то плохое. Она может забыть...
– Ну вот, по новому кругу пошло. Сама же и сказала. «Она может забыть». Иногда плоды такой забывчивости разгребаются десятилетиями...
– Она и двух не прожила ещё!
– Мне как-то даже смотреть не очень хочется, что там за ней хотя бы к трём накопится. Это хорошо, что поблизости от неё ты куда меньше моего времени проведёшь. Мозги целее останутся.
– Мне кажется, ты от действий Эриды не страдала никогда. Предубеждённость к ней не является рациональной. Причём ты всё больше и больше про неё что-то придумываешь, или приписываешь ей то, к чему она не имеет ни малейшего отношения. Пытаешься навязать мне собственный взгляд на определённого человека. Притом, произведшего на меня положительные впечатления.
Софи мысленно присвистнула. Тяжёленько с этим ребёночком будет, ох, тяжёленько. Притом, всем кто с ней столкнётся. Софи припоминает, из разговоров со старшей сестрой Осени, родители разрабатывали какую-то новую теорию воспитания. На старших детях проверяли отдельные элементы. Полностью по теории воспитывали  Осень. Обучение вне дома считается обязательным. Там даже аналог Рэды как «старший друг» был предусмотрен. Результат вышел совершенно потрясающий. Кажется, вопросами образования у нас занимаются совершенно не те люди. Из дочки они создали такое вот... Перефразируя уже не раз сказанное про Эр, создано не то чудо, не то чудовище. Не то вообще, новая стадия ступень развития человечества. Ибо то, что получилось с одним, рано или поздно получится с другим.
Конечно, ключевой вопрос, как и всегда, денежный. Одну такую Осень получить можно, ибо средства можно потратить любые. Но их ведь много будет нужно. И видимо, именно в этом месте план пробуксовывает, в противном случае, уже поделись бы своими наработками хотя с Саргоном, всегда интересовавшегося этим вопросом.

+2

577

Осень со всеми родственниками сохранила прекрасные отношения. Её подготовка была целью воплощения в ребёнке детских мечтаний родителей. Вот только они поступили мудро сумев сделать свои мечты мечтами Осени тоже.
Нечто подобное пытались провернуть с Оэлен, только островитянка должна была прославить собой взрослых и их усилия, в первую очередь заключавшиеся в излишнем контроле, ограничениях и наказаниях. Результат получился отличный от желаемого. По сути дела, отправка в Сордаровку превратилась в побег из дому. И взрывному интересу ко всему в чём ей ограничивали или запрещали, а так же всему тому, о чём она не знала.
Островитянка так и не решила, чем заниматься будет, зато  удовольствия не вполне соответствующие возрасту попробовала практически все.
За всё время Оэлен всего один раз покинула территорию  Резиденции, притом будучи вместе с Мариной, только вблизи Принцессы Империи и чувствовала себя в абсолютной безопасности за пределами охраняемой территории.  Хотя  все остальные гостьи неоднократно ездили в город и по-одиночке, и группами. К ним тоже и друзья, и родственники заглядывали.
Страх похищения, и водворения в то место, где жила до прошлого лета – детский, глупый, нелепый но он был и преследовал Оэлен. Очень сильно переоценивала возможности матери в области контроля за ней и прав на ребёнка. Несказанно была довольна, когда узнала Администрация школы выдаёт документы не только об окончании школы, но и документы о совершеннолетии. Почему-то думала, что их получить можно только по месту проживания родителей. Весьма обрадовалась, когда поняла, что после школы ей больше незачем появляться на Архипелаге.
При безграмотном подходе вместо Осени в лучшем случае получилась бы ещё одна Оэлен. Худшие варианты не стоит даже рассматривать. Но у родителей маленькой принцессы был талант к воспитанию детей. Сумели же создать всесторонне развитую личность со множеством способностей. Пусть и напоминающую взрослого человека временами.
– Софи, по-моему тебя беспокоит возможность получения Эридой доступа к некоторым частям моего тела. Сразу скажу: я пока не намерена предоставлять кому-либо право такого доступа, ибо сама в этом не заинтересована. И вполне обучена оказывать сопротивление при попытках получить доступ без моего согласия.
Рэда хихикает:
– Софи! Оказывается, я никогда не видела тебя по настоящему удивлённой. Осень прекрасно осведомлена обо всех возможных опасностях. Кстати, голос у неё громкий, и бегает она очень быстро, к тому же, вёрткая.
Софи наконец, догадывается закрыть рот. Удивили, так удивили, хорошо хоть в таком состоянии её только они двое видели.
– Вот утешили! Так и представила Эриду, гоняющуюся за тобой, ради получения доступа к твоему телу.
– Мне это тоже показалось забавным, – выглядеть беззаботной Осень, оказывается, тоже умеет.
– Как и кому предоставлять доступ к своему телу, это твоё и только твоё дело. Меня больше волнует, не получила бы разноглазая доступ к твоим мозгам.
Осень изображает удивление. Даже глазками моргает.
– Насколько я знаю, Эрида не имеет отношения к первобытным племенам, периодически употребляющими этот продукт... Но там, насколько я помню речь идёт о поедании мозга умершего родственника при погребальном обряде.
Рэда от смеха буквально рыдает. Софи позволяет себе ухмылку:
– Думаю, мы друг друга поняли. Советую сократить контакты с Эридой до минимальных.
– Совершенно верно. Я пока не намерена менять свои взгляды в какой-либо области, – девочка Осень куда-то пропала, снова этот невероятный взрослый ребёнок –  маленькая принцесса появилась.
– Странно, что ты не захотела поближе познакомится с поступившими вместе с тобой.
– Хоть что-то должно остаться естественным. Познакомлюсь с ними на корабле. Сразу и скажу, кто я такая.
Рэда усмехается:
– Я пока тебя ждала, разговорилась с родственниками других сдающих экзамены. Тебя многие заметили, в том что из Великих, и точно поступишь никто не сомневался. Слишком уж сильно тебе написано, какая ты замечательная. Хотя, ты иногда и стараешься накорябать что-то другое.
Осень опять похожа на обычную, только очень красивую, девочку.
– Но я тоже хочу по-разному выглядеть!
– Будто тебе кто-то запрещает, – хмыкает Рэда.
Совершенно неожиданно маленькая принцесса показывает язык. Кажется, Рэда упустила шанс увидеть Софи ещё более удивлённой, ибо смотрит Хорт на девочку.
–  Осень, ты забыла, где телефон можно найти? Телефон местного филиала «Красной Кошки» есть в любом справочнике. К тому же сама Пантера сейчас здесь, и не откажется с тобой пообщаться.
– Софи, не порти мне девочку! – грозит пальцем Хорт.
– О как! Она уже твоей стала? – Софи удивлённо вскидывает бровь.
Осень в ответ обнимает Рэду. Бросает с вызовом.
– Да, я Рэды, а Рэда моя. Она мне как ещё одна сестра теперь. Самая лучшая и любимая.
– О как! – только смогла повторить Софи. Интересно, книжки Хорта девочка сама нашла или родители подсунули? Первые появились, когда самой Рэды в школе ещё не было. Книжная Рэда была несколько старше настоящей. Хотя в текущий момент живая Рэда в точности соответствовала книжной их двухтомной части.
Софи по описанию изобразила бы именно кого-то похожего на Рэду, даже если бы и вовсе не была знакома с Хорт.
– Высоко забралась, Рэда. Упасть не боишься? – озвучивает Софи главный страх возлюбленной.
Но у Рэды в своё время хватило храбрости выйти против разозлённой Марины. Сестры в таком состоянии побаивалась сама Софи. Но Рэда вышла... С известными результатами, хотя Марина на самом деле, не била Хорт по больной ноге.
С действиями Осени проницательной Софи всё, в общем-то, понятно. Никто её за язык не тянул Эриду чёрной краской вымалёвывать. Еггте положено быть язвительной. Чему что Софи, что Марина прекрасно соответствуют.
У Осени какое-то своё отношение к разноглазой успело сформироваться. А Софи по этому мнению проехалась как «Дракон» по «пятидесятке». При своём мнении Осень осталась, но что-либо возразить Софи не смогла. Ибо явно видела непробиваемую броню куда более долгого знакомства Софи с разноглазой.
Маленькой принцессе совершенно не хочется, чтобы Софи говорила что-то плохое о по-настоящему много значащей для Осени Рэде. Вот и атаковала первой, обозначив своё отношение такими словами, что в лицо Рэде робела сказать. Хотя и очень хотела.  Всё-таки её учили слишком много чувств ни к кому не проявлять.
Одновременно учили тщательно следить за тем, что именно и про кого она говорит. Причём истинное отношение к людям следовало обозначать только в самых крайних случаях, во всех остальных высказываясь по возможности, обтекаемо.
В случае с Софи и Рэдой этот крайний случай и наступил. Осень высказалась однозначно, и теперь уже своевольной Еггте надо тщательно думать, подбирая слова. Всё-таки Софи тоже учили избегать резких слов. Особенно, в адрес равных лиц.
Осень сознательно постаралась возвысить Рэду в глазах Софи так высоко, как только могла. Ибо похоже, мнение девочки о Софи довольно предвзято. Тем более, сама Софи рассуждениями про Эр это мнение укрепила.
Хотя на деле, Софи маленькую принцессу против себя настраивать не собиралась, чтобы Осень себе не навоображала.
Хорт смотрит, наверное, как перед всем известным, но никем не увиденным боем с Мариной. Ничего не говорит, ибо знает, умение речи произносить не относится к её сильным сторонам. Софи же прекрасно умеет в словесные провокации.
– Я  под ноги обычно смотрю! – нейтралитет на грани первых выстрелов. Рэда слишком редко в последнее время пересекалась с Софи, забыла, какая раньше про неё слава гуляла.
– Советую и дальше такой же осторожной быть, – хмыкает Софи. Она может на тлеющие угли бензинчику плеснуть, но понимает, когда лучше воду применить. Сейчас как раз такой случай.
– Я не подумала. Пантера – замечательный человек, – качает головой Софи, вот уж против младшей Ягр меньше всего хочется кого-либо настраивать, – Но она слишком взрослая. Вспомни, это твоей мамы подруга. Она и с тобой будет как со взрослой разговаривать.  Но ведь ты не взрослая ещё?
– Пожалуй. Всё-таки ещё нет, – не слишком уверенно заявляет девочка.
– Большинство «Эшбадовок» тоже не определились ещё, – подхватывает Рэда, – мне не слишком нравится, что на них одновременно так много и так мало «Красной Кошки». Они ведь часто ходят в том, что обычно надевают не для всех.
– Они так для Эр одеваются, – логично замечает Осень, – Она им это всё подарила. Людям нравится, когда подаренное ими носится. Эриде тоже нравится. Софи, что ты на меня так смотришь? Я прекрасно знаю, чем взрослые отношения от детских отличаются. И что дружба  между девушками очень разной бывает. Не очень понимаю, что тебя беспокоит вообще? Какие между людьми бывают отношения, я знаю. Что между мужчинами и женщинами происходят, для меня тайной не является. Как не являлось и для тебя в моём возрасте, одни и те же книги читали. В довольно обозримом будущем близкие отношения начнутся и у меня, ввиду неизбежных биологических изменений, моей достаточно высокой внешней привлекательности и статуса. Сейчас я имею возможность рассмотреть со стороны один из видов отношений, чтобы понять, подойдёт ли мне подобный в будущем. Пока могу сказать, никакого решения я не приняла. Отношения Эриды с девочками, или тебя с Хейс – для меня никакая не тайна. Самый распространённый вид отношений, я неплохо изучила на примере родителей. Теперь вот изучаю вас.
– Настоящая исследовательница! – не поймёшь, Рэда хвалит, или беззлобно подшучивает над не по годам умной девочкой, – Надумаешь в отношения с мальчиком вступать, справки о его здоровье и здоровье родных на десять колен вниз затребуешь? Учти, большинство смогут предоставить тебе сведения только о трёх-четырёх. Привлекательными бывают не только Великие.
– Если я буду заинтересована в рождении здоровых детей, я соберу всю возможную информацию о состоянии здоровья потенциального отца и максимально возможного числа его прямых предков. Слишком много наследуемых заболеваний. При наличии хоть одного недопустимого с моей точки зрения – незамедлительно приступлю к поискам другого. Дети – слишком большая ценность, чтобы играть с их возможными болезнями в «повезёт-не повезёт», когда определённых заболеваний вполне можно избежать. К тому же, наследуются не только отрицательные, но и положительные признаки, хотя отрицательные наследуются лучше.
– Интересно будет обсудить это же вопрос с тобой года через два-три! – хмыкает Софи.
– Не вижу причин, что могут помешать тебе это сделать... Кроме одной, всем нам известной... Но эта причина может сработать и на меня... Кстати, по мнению некоторых примитивных культур, я уже накануне вступления в брачный возраст. Да и на Юге этот возраст был закреплён в существующих значениях менее ста лет назад...
– На что ты намекаешь? – вот теперь Рэда явно шутит.
– Пока ни на что... – вздыхает маленькая принцесса, – всего лишь на скоротечность времени. Сама не замечу, как кто-то рядом появится...
– Угу, – усмехается Софи, – только что-то мне подсказывает, тебе одних справок будет недостаточно. Ты его вскроешь, убедишься в здоровье всех органов, зашьёшь обратно. И только потом будут какие-то отношения. Если  выживет.
– Я не настолько увлечена медициной! – Осень опять демонстрирует, прекрасно умеет в иронию, – Но мне определённо, нравиться ход твоей мысли... Если не ошибаюсь, современная медицина уже в состоянии определять жизнеспособность сперматозоидов?
– Не интересовалась, – хмыкает Софи, – но думаю, если понадобиться ты с лёгкостью найдёшь эту информацию. Данными о состоянии своего здоровья ты тоже намерена делиться.
– Это тот вариант сделок, где крайне важна честность двух сторон. Но опять же, дети и близкие отношения в наше время не особенно связанные между собой вещи.
– А как же чувства?
– Чтобы там люди на Севере и на Юге не говорили, но первично именно биологическое влечение, а не какое-то иное. Чувства... Иногда идут приятным дополнением. Но чаще всего их либо нет, либо они фальшивые. Биологическое влечение было, есть и будет всегда. В противном случае мы бы давно исчезли как биологический вид по причине нашей крайней агрессивности и бесконечном совершенствовании средств в уничтожении себе подобных.
– Ну, разве не прелесть? – Рэда вскидывает руки к щекам. Не то дурачась, не то искренне восторгаясь, не то проявляя к Осени совсем не испытываемые к ней ранее чувства, хотя последнее Софи додумывает исключительно из вредности. Уж что-то, а взгляд влюблённой девушки она с лёгкостью отличит от любого другого взгляда этой же самой девушки.
  – Прелесть! – подтверждает Софи, – Мне уже страшно становится, как представлю, что через несколько лет столкнусь с её дочерью. Рэд, ты прекрасно знаешь, насколько меня легко напугать. Так вот – у твоей любимицы – получилось! Одно радует – наследственность – штука крайне непредсказуемая.
– Это ты шутишь так, да? – осень удивлённо хлопает глазками. Вот на этот раз – точно наиграно. Ибо такое умение однозначно подцеплено у Динки. Кошмар по-прежнему интересуется всеми, связанными с Мариной. После Эриды первая в этом списке как раз Рэда. С того времени, как на борт лайнера поднялись, где Рэда – там и Осень. Кошмар рядом просто неизбежен. Интересно, кто из них на кого влияние окажет, ибо одной не помешало бы добавить серьёзности, а другой, наоборот, безрассудности. Хотя Кошмар со способностями Осени. Или наоборот. Вот это было бы по-настоящему страшно. Софи аж поёжилась, как представила. На таком фоне все бескожие существа в платьях из змей вырезающие сердца и языки каменными ножами, порождённые фантазией Коатликуэ, не более чем милые и забавные мягкие игрушки.
– Нет, это я серьёзно так, да!
Маленькая принцесса делает вид, будто не заметила иронии.
Рэду опять пробило на очередное расхваливание Осени. Причём всё на основе недавних высказываний девочки. Какой у неё правильный и логичный взгляд на мир, как она во всех упомянутых вещах разбирается. Софи так и пробивало спросить, не занимались Рэда с Осенью, конечно, исключительно в образовательных целях, кастрированием каких-либо животных, ну там поросят или котиков.
Всё-таки не спросила. Ни к чему увеличивать объём знаний, что могут негативно сказаться на крепости твоего сна.
Это у Рэды сейчас в жизни главный человек – Осень, но не у Софи. Конечно, не надо забывать, что в одном из кругов, где вращается Принцесса Империи есть ещё и маленькая принцесса. С совсем не маленькими способностями и совершенно непонятыми планами на будущее. Задумываясь о своём, теперь стоит ещё один фактор учитывать. Способный повлиять самым неожиданным образом, притом совершенно непонятно, когда. На век Осени может и не хватить войны. Во что маленькая принцесса вмешается, или её втянут? Ведь наблюдательна не только Софи. Такие способности много кто заметит. Папки с именем Осени скоро много у кого на полках архивов крайне усложнённого доступа появятся. И достаточно быстро заполняться начнут. В МИДв такая папка уже точно уже точно есть. Следовательно, и у Кэрдин уже своя имеется. Уже можно начинать планирование использования Осени в грядущих играх и схватках. Ибо сама она точно ни от чего прятаться не будет. Заметь можно не успеть, как она из фигуры в игрока превратится.

+1

578

Глава 73

– Может, к Статуям съездим? – предлагает Осень.
Сидеть на солнышке становится, действительно, скучновато. С другой стороны, что-то делать тоже не особенно хочется.
– Так понравилось?
– Величественно. Не рассмотрела всего, если честно, – девочка прикрывает рот от смешка, – Рэду всё время отвлекали, – выразительно стреляет глазками на бюст Хорт.
– Охрану звать не пришлось? – хмыкает Софи. Рэда совершенно не ценит то, чем природа одарила.
– Нет. Тут у мужской части населения гораздо меньше проблем со слухом, чем у некоторых в школе. Как звучит что означает слово «нет» прекрасно знают.
– К Осени интереса не проявляли? Я имею в виду мальчиков её возраста.
– Мальчики моего возраста, – озорно усмехается девочка, – смотрели исключительно на Рэду. Да и почти все более старшие – тоже. Некоторые даже разинув рот. Даже обидно было немножко. Дома говорили, фигура у меня хорошая.
– Так и есть, – кивает Софи, – но форма для многих гораздо интереснее содержания. Притом, это не только к лицам твоего возраста относится.
Маленькая принцесса находит это смешным.
– Так поедем?
– Втроём?
– Хотелось бы именно так.
– Хорошо, –  усмехается Софи, – В форме не слишком жарко будет?
– Я переоденусь. Я только Марине и Эриде в этой форме ещё не показалась. Может, к ним заедем?
– Не думаю, что они будут рады нас видеть, – качает головой Софи, Хорт встречается с ней глазами, прикладывает два пальца к плечу, Софи словно невзначай прикладывает четыре, Рэда вскидывает глаза.
– Я пошла переодеваться. Потом куда приходить? К главному входу?
– Туда.
Осень убегает одеваться.

Резиденция большая, пока дойдёшь до нужного места, есть возможность поговорить, не следя за словами. Осень не Дина, перемещаться предпочитает по размеченным дорожкам.
Софи и Рэда идут не торопясь. Время ещё есть. Как и всякая девочка, располагающая множеством нарядов, Осень потратит некоторое время на выбор. Хоть в чём-то она обычная.
Рэда возмущается:
– Разноглазой мало тех, кого она сюда уже назвала! На улице знакомиться уже начала! До чего ещё она дойдёт?
– У тебя есть какие-то претензии к находящимся здесь?
– Ни малейших. Хотя они друг на дружку и пофыркивают, но по отношению к нам любая – образец вежливости и доброжелательности. Притом, никакой назойливости. Делают всё, что попросим, если, конечно, к Эриде срочно не надо.
– Интересно, чего вам, – выделяет интонацией это слово,  –  от них может понадобиться?
– Так Осень любит в «Тайны Океана» играть. Сама знаешь, там самое интересное начинается, когда игроков больше четырёх. Дину не всегда найдёшь, а островитянки, тоже оказывается, в эту игру умеют. Вот и зовём, кого встретим. Как мне кажется, некоторые уже стали стремиться намеренно нам на глаза попадаться. Чтобы только к Эр не идти.
– Сами-то они на Эр не жаловались? Хоть намёками?
Немного подумав, Рэда решительно мотает головой.
– Нет. Ничего подобного. Так о ней отзываются – мне иногда кажется, я знаю какую-то другую Эриду знаю. У той, что они описывают, и известной мне только одно общее – глаза разного цвета. Бывает, засиживаемся... Пьют и едят они то, что у нас на столе. Ни разу не просили принести ничего из отсутствующего. Только новые порции того, что уже было... Ты думаешь, Эр нашла ещё кого-то?
– Не думаю, а уверена. Им уже помещения готовят. Как звать – сказать?
– Сама спрошу, если понадобиться. Их точно Эр позвала? А то до того со стороны сюда только по инициативе Марины приезжали.
– Думаешь, Марине кто-то приглянулась? – Софи качает головой, – Где-то даже хотелось бы, но уверена это опять именно разноглазая решила воздать должное красоте островитянок несколько старше своего любимого возраста.
Рэда только глаза закатывает:
– Знаешь... Так дальше пойдёт... У вас же на Архипелаге есть ещё малые Резиденции...
– Хочешь в одну из них с Осенью перебраться от излишне весёлого здешнего общества?
– Да. Разрешишь?
– Сама подумываю, как праздники кончатся в одну из них перебраться. Чтобы только мы двое... И никого вокруг. На весь последний месяц лета, или что там от лета останется.
– Ещё несколько месяцев лета, – хмыкает Рэда, – ты забыла, мы не в столице.
– Мы не можем продлевать праздники до бесконечности, даже если бы совсем-совсем здесь жили.
Рэда проводит рукой перед лицом Софи:
  – Ты ещё здесь? Слышала, что мы просили?
  – Слышала. Конечно, разрешаю!
Софи берётся за рацию, связывается с комендантом дворца, отдавая распоряжение.
– Всё! Можете хоть сегодня перебираться. Решили уже?
– Нет. Я запасную позицию подготовила. Вижу, Осени не всё тут нравится. Но она не хочет беспокоить кого-то из вас. Всё-таки её слишком много учили всяким ненужным правилам.
– Вполне себе представляю, – кивает Софи, – учили тому же самому.
Рэда странновато на Софи посматривает:
– Что опять не так? Не забывай, на месте дочки при тебе Осень а не я!
– Ты сама поведёшь? Может, лучше мне или вообще машину с водителем вызовем.
– Ты в чём-то сомневаешься?
– Да как сказать. С нами же Осень будет. Ты сегодня... Несколько раз... словно пропадала куда-то. За рулём это может быть опасно.
Софи дёргает плечом.
– Сомневаешься? Тогда я поеду одна. И всё!
– Подожди! – Внутренняя борьба буквально видна на лице Рэды. Осень минимальной опасности подвергать, или с Софи поссорится? Оба варианта ничего хорошего не обещают, – Я же вижу, Осень хотела именно с тобой съездить. Можно хотя бы я поведу?
– Нет, – качает головой Софи, – Эта машина – в текущий момент времени моя любимая игрушка. Сама не наигралась. Я не то что тебя, я Марину за руль не пущу.
– Едем вместе, – решительно заявляет Рэда, пока Софи не начала ещё к чему-нибудь цепляться. Всё-таки состояние дорог на Острове опасений не вызывает.
Осень является с тремя фотоаппаратами. Один ей, один Рэде, один Софи. Не поленилась взять запас плёнок. Фото на Набережной есть у всех, кто хоть раз на Архипелаге был. Начиная от самого ЕИВ. Софи и Рэда ещё в прошлом году наделали. Но Осень-то на Архипелаге впервые. Пусть и успела уже фото сделать. Но концентрация достопримечательностей на Набережной весьма высоко. И фото Осени есть далеко не на фоне  всех. Девушки, гуляющие по набережной с картинок в военных журналах были весьма разнообразно одеты, от придворных платьев до шляпки и туфелек, а от и вовсе одного браслета. Но у всех был тот или иной фотоаппарат. Такие картинки Осень видеть должна была. Софи и вовсе автор некоторых.

– Софи, мы по-моему, поворот к набережной пропустили, – слышится в динамике голос Осени. Она с Рэдой сидит по колпаком второй кабины. Софи когда корпус рисовала, сначала планировала сделать машину одноместной, как большинство истребителей. Планировала ездить одна. Но как-то всё не выходило разместить на огромном корпусе одну кабину. Вот с двумя получилось сразу. Показала наброски машины своей мечты Императору. Великовозрастный мальчишка тут же загорелся. Мастерские, где на стандартные шасси ставят самых причудливых конструкций корпуса ЕИВ принадлежат давным-давно. Проект Софи оценили. Реализация особых сложностей не представляла. Привыкли к императорским причудам.
Вот только связь во время движение межу авиационного вида кабинами– только через переговорное устройство. Осень была довольна, что поедет в наушниках, словно на настоящем боевом самолёте.
– Не проехали! – усмехается Софи, – хочу через город поехать. Зайдём на Набережную с той стороны.
«Потому что Маришка с разноглазой куда ближе к этой части набережной, чем к той. И они по-прежнему там же, где и были. Чем эти девчонки местные так приглянулись? Это пересыщенной разноглазой то! Хотя, может это сестрёнка развлекается, а Эр, как кот из анекдота, что даже лишившись яиц не прекратил шляться по крышам, ибо по-прежнему оставался востребованным в качестве консультанта. Учит разноглазая неопытную подругу, делиться бесценными знаниями, так сказать... Хм. Фантазия у меня, конечно, богатая, но это уж слишком. И дело не в опытности или в неопытности Марины, а в её гордости. Глазеть и подсказывать вполне может, тем более Эр это и так много кому позволяет. Но вот чтобы на неё саму пялились, тем более что-то подсказывая, пусть и из лучших побуждений... Нет, такого она делать не будет... Так как у них один бассейн на всех, то это точно Эр решила поразвлечься. Видимо, думает, будто сможет к чему-то склонить Марину. Наивная!»
Совсем если уж вредной быть, можно и к разноглазой с Маришкой заскочить. Посмотреть, чем занимаются, хотя это и так понятно абсолютно всем. Даже Осени разрешат пройти. Не из-за её статуса или статуса Софи. Заведение формально из тех, где нет возрастного ограничения. Хотя, понятно, никто туда с детьми не ходит. Да и Осень ребёнок только по календарному возрасту. Вряд ли увидит что-то неизвестное.
Хотя устраивать ссору ради ссоры по отношению к Марине для Софи уже стало роскошью, что Принцесса Империи не может себе позволить. Другая принцесса Империи пришла к аналогичным выводам.
Софи достаточно любопытна, Осень весьма заинтересовавший её человек. Никогда раньше ей не виденный за пределами стен различных Дворцов. Интересно будет посмотреть на неё на как вроде бы частное лицо. Драгоценный браслет футляром не скрыт, но на фоне ожерелья Рэды это излишняя предосторожность.
Великолепие драгоценности дополняет телесное великолепие. Рэда, кажется наконец, научилась ценить и то, и другое. Из них троих сейчас Рэда больше всех выделяется. На Софи тёмные очки и шляпка от солнца. Осень беззаботно вертит головой по сторонам.
Безошибочно называет то или иное здание. Время от времени просит её снять на том или ином удачном фоне. Девочка и девочка, полно на Архипелаге таких. Осень не Кроэн, за белизной кожи не следит. Местный загар уже приобрела. Это вот Кроэн скоро сможет на карте Резиденции пометки делать, в какое время какие участки наиболее затенены.
Хорошо, её языкастая сестрица перемирие предпочитает соблюдать. Хейс откровенно отдыхает, выстраивая хитрый многоугольник взаимоотношений. Память прекрасная, Софи мало кого помнит лично, но благодаря Хейс прекрасно знает о взаимоотношениях и в этом «змеятнике». Определённо, довольна что сумела сгладить многие острые углы. Не то, что стали дружно жить, но больше открытых конфликтов не было. Даже Звезда стала с «Эшбадовками» общаться.
Спокойная человечность Хейс, памятная по школе снова приносит свои плоды. Умеет любимая подход к людям находить. Любит, чтобы вокруг был настоящий прочный мир. Даже среди таких непредсказуемых существ, как девушки чуть младше Софи.
Похоже, Рэда несколько разочарована, что с ней никто не пытается познакомится. Набережная ведь самое известное место, где знакомятся для всех возможных видов совместного времяпрепровождения. Их трое, притом одна даже для свободных нравов Острова, слишком юная.
  Рэда же наоборот, ожерельем демонстрирует насколько она высокого полёта. Привлекательность плюс высокий статус. Вот и побаиваются охотнички связываться со слишком кусачими. Хотя, всем известно, статус тут мало что значит. Девушки с вилл вполне подыскивают себе морпехов. Дерзость и наглость тут тоже в цене. Ну, а деньги ценятся везде.
– Распугала я что ль всех в прошлый раз, – усмехается Рэда, – буквально проходу не давали, а сегодня ещё никто не пристал.
– С чем, думаешь это связано?
– С тем, что зашли с этой стороны. Та часть города более населённая. Соответственно, и людей больше.
– Тут тоже не пустынно, – замечает Осень.
– Или же люди тоже к себе подобным тянуться. Кто любит приключения – там, кто что-то поспокойнее – здесь, – от нечего делать предполагает Софи.
– Исходя из того, что именно эта часть набережной примыкает к заводским районам должно быть наоборот. Я читала статистические данные по социальному и поло-возрастному составу населения.
– Тут читать мало. Полезно иногда и подумать. Даже звери не гадят в своём логове. Я не понимаю, ты довольна, или нет, что на тебя внимания не обращают?
– Если честно, я и сама не знаю, нравится мне это или нет.
– От зимы ещё не отошла?
– И это тоже. Когда человек звереет. И какой он потом... Когда он себя настоящим показал? Когда кости ломаются – это очень больно. Без панциря – не знаю, чем бы кончилось. Пусть просили прощения, и я простила, ибо действительно была ошибка. Но я не забыла, с какими рожами меня били. Притом, это ведь игра была.
– Осень про это знает?
– Знаю, – отзывается маленькая принцесса, – мне сестра рассказала. Ещё до того как мы Рэду пригласили. Мне тогда захотелось самой убедиться, что с Рэдой всё в порядке. Да и поняла окончательно, Рэды – они похожи, но они и разные. В книге не было про то, что с настоящей произошло.
Софи мысленно усмехается. Поединок с бывшим возлюбленным, предавшим её чувства в книге был. Притом в той части, что вышла до того, как Рэда и Димка схватились за мечи. Неужели слово может быть настолько материальным?
– В Загородном бы тебя не скажу, что с удовольствием, но приняли бы. Марина у себя дома теперь старается правила не нарушать. Твою бы сестру она приняла, попроси та о встрече.  Ведь и Рэде приглашение было от её имени.
– Я  с ней так и хотели сначала. Но потом сама подумала – мне немного, но тяжеловато разговаривать в чужих стенах. А дома всё своё, я всё знаю. Вот и... Вот как всё удачно получилось!
Осень обнимает Рэду. Детские объятия отличаются от взрослых. Тут эталонные детские. Софи даже где-то завидует. Она в детстве с Мариной преимущественно воевала. Пусть Осень Рэде никакая не сестра.
Хорт, как ребёнка гладит маленькую принцессу по голове. Взгляд – совершенно материнский, как на картинках, не как у Кэретты.
– Предположу, что тут территория обитания засадных охотников на противоположный пол, – посмеивается Софи, – как только сядем – тут они и объявятся. Кстати, тут есть у местных черта, почти отсутствующая в столице – понравившейся девушке можно за столик бокал послать с чем угодно. Это знак внимания никого ни к чему не обязывающий.
– А я если это мне какой-нибудь мальчик понравится? Тоже можно?
– Да. Только так реже поступают. И не забывай, не все напитки у мальчиков и девочек совпадают... Да, чуть не забыла – «Чёрный корабль» лучше вовсе не пить. Особенно, если раньше его не пробовала. Рэд, если вдруг поднесут – лучше сразу с охраной связывайся. Они хорошо местные порядки знают. Особенно, те что в кодексах не прописаны... Вообще, этот напиток с незнакомыми лучше не пить.
– А со знакомыми?
– Тоже надо думать, с кем, и когда. Но тебе этого ещё нельзя.
– Софи, я прекрасно умею читать возрастные ограничения на бутылках. И знаю, зачем девушку стараются подпоить не сильно знакомые мальчики. Хотя, я так думаю, тем же самым могут заниматься и девушки... Притом, за тем же самым, что и мальчики.
– Умничка! – улыбается Рэда.

+1

579

– Умничка ты наша! – улыбается Рэда.
– Софи, а «Красная Кошка» где-то здесь?
– Ты же карту смотрела. Не поверю, что не запомнила.
– Запомнила. Одна где – то здесь, – неопределённо машет рукой налево, – Другая где-то там, – показывает прямо, – Там по-моему, самая большая на Архипелаге. Сама Ягр, наверное, тоже там.
– Вы вроде бы, уже всё заказали и получили?
Рэда кивает.
– Маме Ягр нравится, а я её почти не знаю.
– Так хочется поближе познакомиться?
– Не отказалась бы...
Софи пожимает плечами:
– Если дойдём, то зайдём. Только ножками, а туда неблизко.
– Мы почти в начале набережной. Можем вернуться к машине и проехать по соседней улице.
– Будет, как я сказала! Хотя, если хочешь, можешь с охраной связаться, и они тебя отвезут, куда хочется.
Осень оглядывается по сторонам. Всё-таки она не из числа тех, кто считают, будто мир вокруг них вертится. Впрочем, те кто так думают именно так, прекрасно знаю, перечить Софи Саргон – непозволительная даже для них роскошь.
– А где они? Мне говорили, один всегда должен быть где-то на виду. Появляется если кажется, что возможны сложности.
Рэда тоже начинает вертеть головой. Софи знакомого человека сразу заметила, у Хорт с наблюдательностью похуже, но достаточно быстро тоже охранницу нашла. Осень продолжает головой вертеть. Рэда показывает глазами, «говори ты».
– Вон та девушка в форме для жаркого климата без знаков различия с белыми волосами.
– Точно! Знакомили с ней! Я тогда чуть не спросила, почему у неё волосы такие белые, хотя сама она кареглазая. Подумала, что это краска такая местная.
– Они у неё не белые, – невесело усмехается Софи, – Они седые.
– Она же молодая... Читала, бывают такие отклонения, что человек седой смолоду...
– А ещё жизненные обстоятельства, что седеешь помимо воли.
– Ты о чём, Софи? – настроение других маленькая принцесса улавливает неплохо.
– Прочти её «личное дело» – исчезнут вопросы. Полномочия «личные дела» читать у тебя есть.
– Там что-то очень плохое?
– Я же, сказала «прочти». О некоторых вещах надо узнавать через минимальное число посредников.
– Я посмотрю сразу, как назад приедем, – Осень очень серьёзна, – Можно сейчас узнать, сколько ей лет?
– Двадцать восемь.
– Все кому надо, на своих местах, – тоже не слишком весело усмехается Рэда, – Дальше пошли?
Осень, как маленькая берёт её за руку. Софи хотела съязвить, но удержалась. Осень не Эр, замечает всё вокруг. Знает о многих опасностях и лично для себя, и всеобщих. Но ещё многое ей неизвестно. Сейчас показано, сколько именно она не знает.
Впрочем, обстановка на Набережной крайне расслабляющая, и напряжение быстро уходит. Софи тоже нет-нет, да по сторонам поглядывает. Всё-таки, именно Набережная когда-то чуть не стала главной улицей Империи. Как будущую Столицу начали застраивать. Потом планы изменились. Замашки остались. Да и людей в городе живёт немало. Даже больше, чем планировали в Новой Столице когда-то.
Многие известные архитекторы успели здесь поработать. Южане когда-то шутили не только про «Острова Разврата» но и про «новейший мёртвый город»... Сейчас бы сюда этих шутников...
– Может, мороженного поедим?
– Понравилось местное, сладкоежка? – усмехается Рэда.
– Да. Очень-преочень! – Девочка совсем не напоказ облизывается, – Куда пойдём?
– Вон туда!
– Там что-то особенное? – забегает вперёд Осень.
– Нет. Там детей много, а где их много, там взрослые дураки не будут мешать спокойно сидеть. Или, – Софи подмигивает Рэде, – Тебе хочется, чтобы кто-то помешал.
– Нет. Лучше сегодня спокойно посидим.
– Ожерелье бы тогда сняла, и что-нибудь более похожее на мешок надела. Блестишь самым ярким! – посмеивается Софи.
– И не подумаю! Молодость – один раз. Как говорится, есть что показать.
– Ага. Неспелые фрукты из известной басни изображать, – иронизировать маленькая принцесса вполне умеет.
– Много сладкого мальчикам вредно! – похоже, у них это уже почти семейная шутка, где им двоим понятно куда больше, чем всем остальным.
Осень хоть в чём-то соответствует возрасту. Заказала несколько разных порций, не особо переживая, что может растаять. Софи и Рэдрия взяли по обычной порции.
Осень попробовала по чуть-чуть каждого вида и теперь нарочито медленно ест шоколадное.
– Растает! – замечает Софи.
– Мы, вроде, никуда не спешим. К тому же, я подтаявшее люблю. Интересно вот так сидеть, и на людей вокруг смотреть. Никому ни до кого дела нет, поэтому много нового узнаёшь.
– Зачем тебе это?
– На отрывки фильмов похоже, увидела сцену, и додумываешь, что было раньше, и будет потом. Интересно!
– Книги писать не думаешь?
– Не знаю, но обязательно попробую, притом сама, а не как у многих известных людей, где на обложке только имя его, а весь текст написан кем-то другим.
Вспоминается шутка Саргона про «Сборник речей ЕИВ» в ответ на вопрос дочери, читал ли он их. «Некоторые я даже написал».
– Твои родители ничего не собираются по воспитанию детей публиковать? Больно уж интересно, как ты такая вот получилась.
– Насколько мне известно, нет. Они ничего особенного не делали. Просто заметили, что я очень умная.
– Рэд, может ты записки какие начнёшь вести?
– Обо мне? – спрашивая, Осень не спрашивает, а констатирует факт, – А зачем?
– Не исключено, что в будущем  воспользуюсь опытом вашего Дома в воспитании детей. Больно уж нравится полученный результат.
Осень самодовольно усмехается, только личико мороженным перемазано.
– Нет Софи, дневниковые записи – это не ко мне. Хочешь спросит что – спрашивай, отвечу, если Осень против не будет.
– Я лучше заранее список вопросов составлю, потом на подпись Осени отдам, потом ты в письменном виде ответишь...
– Потом я ответы прочитаю, и только потом обратно тебе отдам. Ты не думай,  тебе, Рэда, я абсолютно доверяю. Но уже есть некоторые вещи, про которые я не хочу, чтобы знал кто-то, кроме нас двоих...
– Как теперь уже можно сказать, у всех нас в школе говорят, «рассказала подружке на ушко», через сутки весь корпус знает.
– То подружки, – задумчиво склоняет голову Осень, – А то Рэда. Это совсем-совсем другое, понимать надо. Ты свою Хейс лучше попроси написать, как она так хорошо умеет всех мирить и отношения между людьми налаживать.
– Чтобы Хейс села что-то по данным вопросам писать, во многом зависит как раз от тебя?
– Как так?
– А вот так. Я её уже спрашивала, чтобы она написала что-то вроде «Записок Главного старосты». Или и вовсе в Министерство Образования работать пошла.  Но она сказала, припомнив как раз твой ум. «Ничем связанным с образованием я заниматься не буду. Во всяком случае, пока не увижу родителей Осени в руководстве минобра. Если же кадровую политику у нас изменят, то я пойду устраиваться к кому-то из них в аппарат. Но не раньше».
– Как у нас всё сложно! – вздыхает Рэда.
Осень призадумывается с ложкой во рту. Вернув ложку в вазочку, грустно вздыхает.
– Они точно не захотят... Им и так хорошо. Всего много. Насколько я знаю, маме с папой все завидуют, какие дети у них получились. Особенно, я, – Рэда не удерживается от шуточного подзатыльника, больше обозначая намерение ударить. Софи кажется, Хорт даже не коснулась волос девочки.
– Зазнайка!
Осень продолжает, на всякий случай потерев затылок:
– Согласятся только если по Именному указу, тогда да. Но что-то мне подсказывает,  такого указа не будет.
Софи скалиться:
– Представляешь, мне кажется тоже самое. К кадровой политике в самых разных ведомствах у меня с каждым днём всё больше и больше вопросов.
– Не только у тебя, – неожиданно вздыхает Осень, – дома я слышала почти тоже самое.
– Жизнь с каждым днём становится всё веселее! – хмыкает Софи.
Осень грустная по-прежнему. 
– Это я тоже слышала. Причём понятно было, ничего по-настоящему весёлого нет и не предвидеться.
– Надо будет, как в Столице окажусь, к твоим родителям заглянуть. Кажется, про известных мне всю жизнь людей я много не знаю.
– Папа про вас сказал, очень неловко себя чувствовал, боялся перепутать, кто из вас мать, а кто дочь.
– Кэретте такое бы было приятно слышать, но не мне, – Мрачно замечает Софи.
Опять кажется, прямота Осени – какая-то игра, где правила знает только сама маленькая принцесса. Девочка снова принимается за мороженное.
Софи переглядывается с Рэдой. Та только плечами пожимает. Осень временами напоминает Марину в скверном настроении, когда она поддевает всех подряд. Кажется, от её шуточек в своё время даже разноглазой доставалось. Вот только там никогда не пахло признаками долгосрочного планирования непонятно чего.
Впрочем, возможно это ей самой что-то мерещиться. Кэретта с Софи на на буксире зимой на самом деле вломилась туда, где их не очень ждали. Тем более, результаты переговоров всё равно были бы одни и теми же, присутствуй на них Императрица или нет. Впрочем, для Рэды может быть и неплохо, что её Кэретта запомнила. Жизнь – штука длинная, память у всех Еггтов хорошая.
Впрочем, у Осени память тоже отличная. Софи уже начинает замечать, каждый год пролетает чуть-чуть, но быстрее предыдущего. К тому же, пример Кэретты неплохо показывает, ночные кошмары многих от двенадцати и лет до ста – признаки старения, саму Софи коснуться ещё не скоро. Кэретты же не коснулись до сих пор. Выглядит юной, с лёгкостью влезет в любое из платьев, что носила до беременности.
Некоторые сверстницы Софи уже пользуются средствами для борьбы с морщинами, на девяносто девять и девять в периоде, придуманными. Волосы красят якобы чтобы не было видно седины.
Софи уже попросила у седой наёмницы её фото, чтобы получше было видно причёску. И фото в раздельном купальнике, чтобы можно было ткнуть в рожу, в каком состоянии надлежит поддерживать тело уже в не самом юном возрасте. Софи сама ещё не забыла, как двадцатилетние ей самой казались чуть ли не стариками и старухами. С другой стороны, есть личности, кто за пару лет раскормились с габаритов немногим хуже Софи до полутора сотен кило если не больше.
Школьные годы наёмница не забыла. Ещё и ехидно сообщила на кого сейчас похожи подруженьки из прошлого.
Софи уже чувствует, как после возвращения много над кем посмеётся. Думают, у Софи какие-то особые секреты, каким образом так потрясающе выглядеть. В не слишком вежливое «меньше жрать и больше бегать» банально не верят. Хотя бы потому что видят, в вопросах покушать вкусненького Софи себе ни в чём не отказывает, и всё равно, тонкая и гибкая. Притом ещё и не слабенькая.
Правда, Софи уже предвидит, демонстрация фото пепельноволосой красавицы приведёт только к росту спросу на седую краску и больше ни к чему. Раз сама Софи рекомендовала. Наёмница злобно посмеялась, искренне пожелав дурам, никогда не испытывать того, в результате чего поседела она.
Высказывание о бесконечности человеческой глупости девушке известно.
– Рэда, а как думаешь, может мне волосы в белый цвет покрасить?
Хорт и Софи не сговариваясь, стонут. В школе помешательство. Большинство доставшимся от природы цветом волос не довольны. Светловолосые перекрашиваются в тёмные цвета, темноволосые –  в светлые. Прямые волосы завивают, вьющиеся распрямляют. Весьма распространены цвета волос, не существующие ни у одной известной расы и подрасы. На Архипелаге можно найти представителей любых раз, а так же все возможные межрасовые варианты. Соответственно, и раскраски есть самые дикие. Эшбадовкам положено причудливо выглядеть. Вот Осень на всякое и насмотрелась. Стайному чувству и она подвержена. Тем более, волосы и Рэда подкрашивает. Натуральный цвет ей слишком тусклым кажется.
Хорт машет рукой:
– Думаю, что не стоит.
– Но мне хочется!
– Знаю, запрещать бесполезно. Давай так договоримся – как в школу приедем – красься как хочешь. Я хочу, чтобы тебя мать увидела примерно в таком же виде, как отправляла. Мне почему-то не хочется, что бы она мне за твой внешний вид отрывала голову.
– Мне тоже этого не хочется, – кивает девочка, – хорошо, до школы буду ходить, как сейчас.
– Лучше в чёрный покрасится, – предлагает Софи, – ближе к твоему настоящему. Я и то одно время чёрной была.
  Осень вопросительно смотрит на Рэду:
– Было дело, но недолго. Буквально несколько дней так ходила. Ты к Новому году новый образ создавала, вот и решила примерить самый Еггтовский цвет...
– И решила, что с моими длинными волосами чёрный цвет совершенно не смотрится. Подходит только к коротким, как у Марины. Но там не крашенные, это естественный цвет.
– Ага, как у Великих Дин, – кивает Осень, – но я чёрный цвет не люблю, а этот. – мотает головой, – какой-то дурацкий.
– Решила, что мне мой естественный цвет подходит лучше всего.
– Тебе – да! – важно кивает Осень, – Но так подходит не всем.
  Список детских и взрослых тем для разговоров у маленькой принцессы в голове серьёзно перемешан. С массой перекосов и в ту, и в другую сторону. Любовь между девушками – скорее детская, а вот окрашивание волос – однозначно, взрослая. Довольна, что такой важный вопрос с ней обсуждают, как с равной.
Насчёт «дурацкого» цвета Марина слышала почти от всех, кроме Маришки, кому вообще наплевать, есть у неё волосы на голове или нет, а если есть, то какого они цвета. Да разноглазой. Та отдельные пряди во что только не закрашивала, но большая часть волос сохраняла естественный цвет. Эрида вообще из всех известных Софи лиц одного с ней пола была в наибольшей степени удовлетворена своей внешностью. Причём параметры тела ниже шеи практически полностью совпадали с таковыми у Софи.
Софи даже теорию придумала, разноглазая не в неё влюблена, а в собственное отражение. Но так как с зеркалом заниматься любовью сложно, а хочется человеческого тепла, то вот и придумала Эр распространить чувства на самое удачное живое приближение к собственному отражению. То есть, на Софи. Теорию Софи никому не озвучивала, одни из подхалимажа, поддакнут. Та же самая Маришка, и вероятно, Рэда посмеялись бы. Софи очень не любит, когда над ней смеются. Пусть и обоснованно, как было бы в данном случае.
Ну вот и Осень подобное поветрие не миновало. Что при общении с яркими эшбадовками было вполне ожидаемым.
– Только Осень, красится будешь не сама, – берёт дело в свои руки Софи, – а вместе с Рэдой поедем к Пантере, и там тебя сделают такого цвета, какого захочешь.
– Ух ты! Здорово! – хотя радость кажется Принцессе Империи напускной. Осень знает, какую реакцию от неё ждут. И именно такую и изображает. С эмоциональной сферой у маленькой принцессы в каком то смысле примерно как у Марины. То есть, только ей самой понятно, как именно. Все же остальные либо видят ожидаемые реакции на действия и слова, либо не видят никаких. Марине лень напрягаться и что-то изображать. Осени не лень, ибо она сама призналась, что постоянно изучает людей. В общем-то в самом факте ничего предосудительного нет. В той или иной степени этим практически все люди занимаются. Смущает только очень юный возраст Осени и обилие у девочки множества других способностей.
Опять невесёлая мыль о подготовленном переносе сознания сама-собой напрашивается. Одно радует – о возможности подобного переноса не первый десяток лет говорят. Но ни одного такого не поймали. Хотя обычных  попаданцев зафиксированы многие тысячи.

+1

580

Опять же, некоторое сходство с Мариной. И то, что сестрёнке маленькая принцесса тоже не особенно нравится. Впрочем, и сама Рэда когда не особенно нравилась Принцессе Империи. Главным образом из-за конфликтов с Мариной.
Как-то даже мысли возникают, не слишком ли сильно Рэде в жизни везёт? Хотя, с другой стороны, термин «фаворитизм» стар почти как мир. Ещё одна личность в этом крайне разнообразном сорте людей, существовавшим всегда. Тем более, термин далеко не всегда означает близкие отношения. Гораздо чаще – обычную человеческую симпатию. Как та же самая Осень-Оэлен Ертгард-Ягр. Её часто называют «фавориткой» Дины II и Дины III, вкладывая в это слово все возможные оттенки. Уж насколько там отношения близкими были спустя столетия разобраться крайне сложно. Но фактом остаётся то, что Осень была крупнейшим математиком своей эпохи. Весьма неплохо проявили себя в самых разных областях и другие «Замковые девочки» или «Розочки» Дины II. От Осени по прямой женской линии происходит весьма неплохо умеющая считать Кэрдин. Потомком другой «Розочки» – первого врача своего времени после Дины II, тоже по прямой женской линии была мать Херенокта.
В конце концов, фавориткой можно и Хейс назвать. Притом, в научной области она уже немало достигла и достигнет ещё большего безо всякого влияния на эту область отношений с Софи.
У той же Рэды с Осенью совсем необязательно, что характер отношений со временем изменится на более близкий. Хотя, шансы Софи расценивает как не слишком высокие. Даже когда Рэды в школе не будет – три последних набора откровенный перекос в сторону девочек. Это термин «эриды» недавно появился. Отношения такого рода были и раньше распространены. Правда с большинстве случаев со школой и заканчивались. Всё-таки за школьными стенами соотношение полов близко к пятьдесят на пятьдесят.
С другой стороны, девушки и раньше предлагали Софи близкие отношения. Одни рассчитывали многого добиться через известные места, как никак у многих получалось. Другим просто Софи нравилась.
В конце концов, и к разноглазой откровенно навязывались. Одних она приняла, других – нет. Более того, стала держаться подальше. Мудрость разноглазую пока не подводит. С кем она не захотела поддерживать отношения, Софи тоже, притом по другим причинам кажутся крайне мутными.
И Саргон, и Кэретта прямым текстом говорили дочери «если хоть немного в человеке сомневаешься – сразу прогоняй подальше, только так, чтобы врагом твоим не стал». Софи так и поступает, впрочем, ухитряясь излишне отношений не обострять. Кэретта ещё обычно добавляла, что всем, ищущим контакта с Софи что-то от неё нужно, как правило стоящее немало денег.
Ведь никуда не денешься, Осень по-настоящему красивая девочка. Что неизбежно приведёт к повышенному вниманию. Софи старается лишний раз на Осень не смотреть. Прекрасно знает, другие не столь сдержаны, как она. Рассчитывать только на разум Осени не стоит. Всё-таки в некоторых вопросах мозгов у неё не больше, чем у всех остальных в этом возрасте.
Впрочем, зачем Софи лишние сложности? Обо всём, связанным с Осенью в школе пусть Рэда волнуется в первую очередь. Да и родители Осени – люди весьма наблюдательные.
Вот только никуда не деться от красоты Осени. И сложности самой маленькой принцессы. Хотя, последнее не всем очевидно.
  – Всё скушала? – смеётся Рэда, – Ещё хочешь, или дальше пойдём?
  – С одной стороны, хотелось бы ещё, – глубокомысленно изрекает девочка, – с другой стороны, простудиться в такую жару не хочется совершенно. Пошли дальше.
Впрочем, уже через пару десятков метров от выхода Осень покупает себе цилиндр мороженного на палочке. Софи и Рэда переглянулись и воздержались. Впрочем, Осень ничего спрашивать не стала.
Хотя, как Софи подозревает, девочка планировала пошутить на предмет едящих мороженное девушек. Сорвалось? Не жалко, вскоре ещё что-нибудь придумает.
Осень по сторонам по-прежнему заинтересованно посматривает. Но явно интересуется только архитектурой. Сверкающие витрины магазинов её не привлекают. Распространённому хождению по магазинам ради убийства времени она не подвержена. Чуть ли не оптовой скупкой вещей, что после не наденет ни разу, тоже не страдает. Причём Софи видит, в некоторые магазины Рэда точно бы зашла, и Хорт предпочитает идти туда, куда девочку несёт.
Софи прекрасно знает, хотя бы по карте, где расположены самые известные магазины Архипелага. Какие-то Софи интересовали больше, какие-то меньше. Выбор товаров для художников почти не отличался от столичного. Торговля древностями не особенно интересна, тем более что Архипелаг славен ещё и изготовлением подделок вещей периода Островной Империи.
Знала, но упустила из виду, дети вроде Осени обожают книги. Крупнейший книжный, разумеется на Набережной. Туда маленькая принцесса Рэду с Софи и затащила. Софи сначала не поняла, чему Рэда так ухмылялась. Вскоре пришло понимание. Вместе с желанием сотворить с Осенью что-то нехорошее. Ибо книгами девочка одержима, а количество наименований как бы не больше чем в главном книжном столицы. Там часть узкоспециализированных изданий рассредоточена по нескольким небольшим книжным по соседству. Здесь же всё в одном месте, притом на весьма большой площади.
Осень в море книг буквально ныряет, бросив перед прыжком «Тут можно заказать доставку!» Крайне нелишнее предупреждение. Осень среди книг – точно рыба в воде. Даже хуже, ибо маленькая принцесса во всех средах активна примерно одинаково. То и дело выныривает из книжного мира в реальный с чем-нибудь в руках, от брошюры в десяток страниц до последнего издания «Энциклопедического словаря Империи». Хейс говорила, с каким трудом она держала книгу в руках. Осень тоже с трудом до Рэды дотащила, даже запыхалась слегка. До касс отнесла уже Хорт. Народу немного, так что для покупок Осени выделили отдельный столик.
Софи в лабиринты стеллажей углубляться не хочется. Тем более, стеллаж с альбомами по живописи напротив. Многое лежит с довоенных времён, нового ничего нет. Подарочные издания имеют ограниченный спрос, а поводов подарки делать сейчас гораздо меньше. Впрочем издание с рисунками обитателей вод вокруг Архипелага на стол Осени переехало.
Ножки уже поскрипывают.
– Пьяница добралась до бутылок! – бросает Софи вслед убегающей девочки, так чтобы слышала только Рэда.
– Именно! – совершенно не обижается Хорт, – Ей дома разрешили покупать не более ста книг в месяц, причём не глядя на тематику. Она ещё уточнила, считается многотомник за одно издание, или считать надо по количеству томов. Отец один из редакторов медицинской энциклопедии. Там томов уже за двести. Сказал, что все тома идут как одно издание. И если какие-то ещё не вышли, то в разрешённое количество на месяц выхода они не включаются. Так эта умничка в следующем месяце купила все многотомные издания, какие только нашла. «Медицинская» не понадобилась, она и так есть. С тех пор, как Осень читать научилась, уже три зала анфилады переоборудовали под её библиотеку, – Рэда косится на столик, – И похоже, скоро придётся переоборудовать четвёртый.
– Чем её библиотека родителей не устраивает?
– Своей медицинской и промышленной направленностью. Да и там Осень прочла если не всё, то многое. Запоминает всё прочитанное. Сразу вспоминает, если видит что, известное ей только по описанию.
– Рэд, ты памятную статую Осени ставить ещё не собираешься? Могу подсказать парочку скульпторов, хорошо умеющих детей изображать. Например, – Софи называет два имени.
– Статуя «Девочка за книгами» есть и так. Окрашенный мрамор. Стоит в кабинете её матери. Как раз, работа первого, тобой названного. Она на самом деле именно так над книгами склоняется, когда за столом сидит. Хотя, гораздо больше любит лёжа читать.
– Как Маришка, – вспоминает Софи. Та обожала изводить сестру своей начитанностью. Одним из развлечений было –  употреблять в разговоре слова, чьего значения Софи не знала, причём вворачивать их так, будто она ругается. Софи жаловалась, ибо не могла вёрткую  сестрёнку поймать. Саргон смеялся, ибо он-то прекрасно знал значение всех этих слов, не имевших к ругательства никакого отношения. Теперь проецирует детские обиды на вторую такую же умницу?
Впрочем, и у Маришки есть какое-то неприятие Осени. Переживает, что она теперь не одна такая уникальная?
Софи трёт подбородок.
– О чём задумалась? – Рэда отрывается от изучения предстоящих приобретений подопечной.
– Да вот, размышляю, найдётся ли у магазина грузовик такой грузоподъёмности, или сразу вызвать из Резиденции десятитонный грузовик? На траты Осени установлены какие-либо ограничения.
– Были формальные до поступления, теперь нет никаких. Впрочем, это бы она смогла купить в любом случае, тут ещё нет ста наименований, а она ещё не выбрала месячной номы. Которая, впрочем, теперь тоже отменена.
– И она это прекрасно знает, – Софи кивает в сторону возвращавшейся Осени со стопкой книг примерно в половину её роста.
Рэда срывается, чтобы помочь донести. Софи остаётся стоять, где стояла. Замечает заинтересованные взгляды персонала в сторону них троих. Как минимум, уже поняли, девочки из Резиденции. Может, и саму Софи узнали, тёмные очки на деле маскировка годящаяся только для фильмов. Плюс ожерелье Рэды, выглядящее как из Императорской сокровищницы, да и на самом деле происходящее оттуда.
Софи документы с собой носит всегда. Прекрасно знает, какую роль они играют за пределами Резиденции. Пепельноволосая наёмница зашла и вышла. Купила очередной выпуск «Мирренской императорской армии и флота». Благо книга есть на витрине с пометкой «Новинка», да и стеллаж с ними сразу у входа. Книжка называется как в прошлую войну, хотя с той поры южане давно уже выделили авиацию с ПВО в отдельный род войск. Нумерация выпусков продолжается сквозная, в Великую войну начатая.
Среди книг отобранных Осенью этот том тоже есть. Софи даже не прикасается – в Резиденции это издание уже должно быть. Будет время – там и посмотрит. Судя по толщине – вряд ли будет что-то новое, скорее всего очередные модификации уже известного.
Осень опять убежала. Столик пока не сломался, но уже рядом подставлен новый. Стрелки продолжают ползти по циферблату, похоже, у маленькой принцессы, как и у разноглазой имеется форсажный режим и он, как раз, включился. 
Софи вздыхает. По её приблизительным подсчётам, Осень обошла чуть больше трети территории магазина и не собирается останавливаться на достигнутом. Притом, что Софи не очень ориентируется в площади дальних залов. Хорошо, хоть на втором этаже у них детская и литература для младшей школы, но туда маленькой принцессе уже не за чем, хотя там площади тоже немаленькие.
Кстати, к вопросу о площадях залов. На стеллаже есть альбом по современной архитектуре, а это здание новое. Можно, конечно, пойти план эвакуации при пожаре или налёте поискать, но так заниматься глупостями интереснее.
План здания находится достаточно быстро. Остаётся только саркастически усмехнуться. Площадь дальних залов сопоставима по площади с главным, и есть ещё цокольный этаж. Осень и книги, книги и Осень. Сочетания этих двух параметров вблизи себя теперь лучше избегать. Книгу Софи из вредности положила на второй столик, предназначенный для Осени. Интересно, заметит что появилось нечто, чего она не брала, или дошла уже до состояния муравья-фуражира, что тащит в муравейник всё, хоть условно съедобное. Почему-то вспомнился биологический факт, вполне годящийся для оскорбления – муравьи-фуражиры это неполовозрелые самки. Ладно хоть Осень не склонна таскать вещи, тяжелее её самой, да и Рэда может помочь. Ведь даже сейчас есть книги, сопоставимого с маленькой принцессой веса. «Атлас океанов» точно больше девочки весит. Книга о коронационных торжествах Императора весит ещё больше, но она уже попала в число редкостей, да и у родителей Осени точно должен быть экземпляр... Жаль, конечно, что маленькая принцесса в детстве не уронила его на себя. Могло бы и совсем придавить...
Теперь другое вопрос интереснее. Не задумал ли Херенокт аналогичное издание по поводу собственной свадьбы. Деньги есть, в издательском деле разбирается. К шуточкам различной степени бредовости вполне испытывает склонности. Надо будет его самого спросить... В крайнем случае, подкинуть идею. В конце концов, красивых девушек он иногда слушает, а не считает, что все они только для одной цели годятся. Причём, при наличии достаточного количества спиртного, красивые и некрасивые друг от друга ничем не отличаются. И это из братца неточная цитата.
Интересно, как он с такими взглядами сумел отношения со Смертью наладить. Впрочем, от наёмницы Софи презрительные высказывания в адрес мужчин слышала. Может, на этой почве каким-то хитрым способом и сблизились? Кровавые, притом и для них самих, похождения были уже позднее.
Осень благополучно взгромоздила на альбом Софи новую стопку книг и ускакала за следующей партией. Глазки горят, вся сияющая. Софи пытается вспомнить, болеют ли муравьи-фуражиры бешенством?
– Часто с ней так?
Рэда выглядит откровенно скучающей:
– Когда до новых книг доходит? Вообще-то, всегда.
– Странно, что ты с ней не носишься...
– Зачем мешать человеку заниматься тем, в чём она гораздо лучше тебя разбирается?
Софи выразительно окидывает взглядом стопки отобранных Осенью книг:
– Когда же она на тебя время находит?
– Я больше удивляюсь, как она находит время, чтобы всё это прочитывать. Сама знаешь, вся школа уверена, Эр умеет пространство искривлять, иначе непонятно, как все эти вещи у неё помещаются. Во и Осень, похоже, умеет что-то делать со временем. Она это всё прочтёт очень-очень быстро. Владеет методиками скорочтения, – Рэда понижает голос, – кажется, теми, что используют в Безопасности.
– Не очень верится...
– Можешь проверить. Выбери любую главу в любой из этих книг. Приходи... – Рэда оценивающе окидывает взглядом книги, – дней через пять-семь. Она тебе перескажет содержание этой главы. Равно как и любой другой.
Софи недоверчиво качает головой, хотя вспоминается нечто подобное умела, может и сейчас может, Маришка.
Рэда, ещё раз окинув взглядом книги, идёт расплачиваться за книги с первого столика, вместе с упаковкой и доставкой. Несколько отложено отдельно.
– Ты у неё ещё и за цензурный комитет? – хмыкает Софи, хотя про Хорт нельзя сказать, что она такого уж строго нрава.
– Нет. За тем, что она читает никто никогда не следил. Эти она сама понесёт. Будет смотреть, если ещё где будем сидеть, или в машине. Любит в дороге читать. Специально пару романов про морские путешествия взяла, чтобы на лайнере прочитать. Для усиления ощущений.
– Ну и как?
– Понравилось! – хотя надеяться услышать от Хорт что-то негативное про маленькую принцессу по меньшей мере, крайне глупо.
– Как ты думаешь, надолго она ещё тут застряла?
Хорт вертит головой по сторонам. Софи следит за ней взглядом. Глаза Рэды упираются... В план эвакуации! Очевидно, он давно уже давно тут весит, а вредина - Маришка уже несколько раз замечала, наблюдательная Софи временами способна не заметить стоящее у неё под носом.
– Она схемку буквально вчера рисовала на плане магазина, где все стеллажи подписаны, как будет перемешаться, чтобы наиболее рационально потратить время. В точности по этой схемке она сейчас и бегает...
– Бешеной самке собаки десять километров – не крюк, – раздражённо цедит Софи по-русски.

+1


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Произведения Владимира Чистякова » Несносная Херктерент -4.