Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Я - Осень!

Сообщений 21 страница 30 из 267

21

Чистяков написал(а):

Очень зверолову надо, что бы свин сожрал самого щедрого покупателя,

слитно

+1

22

Зверинец мне понравился. Столько животных в одном месте не видела никогда. По-отдельности многих видеть приходилось. Линк часто охотится. Казначей до войны тоже охоты устраивала. Динка говорила – ей этого совсем не хотелось, но определённое положение накладывает определённые обязательства.
А так, у Линка в разное время жили ручной тигр, детёныш шерстистого слона, охотничьи гепарды, черные, белые и бурые медведи, разные породы олений, волки и рыси. Нас всех пускали смотреть, даже разрешали гладить и кормить с рук самых безопасных.
Ещё он старшей сестре как-то раз трёх котят чёрного леопарда подарил. Динка потом говорила, они совсем ручные выросли. Бегают, где хотят, но за пределом части крепости казначея не бывают.
Охотничьих собак в крепости нет, Линк и Ярн держат их в загородных поместьях. На псарне живут только сторожевые армейские псы. Ночами по всей крепости бегают. Патрули с ними ходят, особенно, в самые тёмные ночи. Говорят, всех живущих здесь знают, и на своего никогда не нападут. Чужого попросту загрызут.
На моей памяти, незваные гости в замке не появлялись. У самой Госпожи всего один немолодой пёс. Похож на армейских, такой же чёрный и мордатый, но любого из них, самое малое, вдвое больший. Бегает по замку где хочет. Но за ворота не выходит. И всегда появляется по зову Госпожи, как бы тихо она его не звала.
Динка говорит, у Младшей Кэретты тоже живут родичи этого пса, но я там не была, не видела.
В зверинце увидела, наверное, все породы зверей, какие только есть. Одних медведей было: пещерный, бурый, белый, белогрудый, южный чёрный и какой-то непонятный, не то белый с чёрным, не то, чёрный с белым. Так и не решила, какого цвета больше. От других отличается тем, что ест почти исключительно бамбук. Правда, служитель сказал, он не такой мирный, как кажется и горную козу вполне способен загрызть.
Обещанный болотный слон разочаровал. Мелкий слишком. Если и выше хищной свинки, то ненамного. Что для животного одного вида огромное, для другого – карликовость. Голова маленькая, хобот короткий, плоские бивни вперёд торчат, он ими водные растения вытаскивает.

        *    *    *
- Ну, расходимся. К четвёртой страже здесь соберёмся. И назад поедем.
- А ворота не запрут?
- Мне откроют. Да и зачем запирать ворота, если стены есть не везде?
- Ругаться не будут, что мы поздно приедем?
- Не знаю, если честно. Вон Эрии хорошо, взрослая уже, где хочет, там и ночует. А нам пока… Впрочем, передумала. Никуда мы сегодня не поедем. У меня переночуем. Завтра утром и вернёмся. Поехали! Заодно, коней там пристроим. А то не все у меня ещё были.
Я карту города более-менее стала вспоминать. Раз город сама Чёрная Змея основала как новую ставку Верховного, по сути дела, свою собственную столицу, то и её дворец тут должен быть.
Дворца я не увидела. Мы подъехали со стороны хозяйственных построек. Отвели на конюшню лошадей.
Снова стоим на улице.
- В общем, хоть к утру постарайтесь вернуться. Знаю я, какие у некоторых на вечер планы, - протягивает томно и многозначительно. Я не заметила, кто хихикнул, - Я, вообще-то серьёзно. Мне, когда в городе ночевать разрешала, Верховный сказала: «Смотри, кто из них что натворит, или во что впутается – отвечать, в первую очередь, будешь ты». Так что, тихо у меня!
- Да ты дворец случайно не подожги. А мы девочки тихие.
Хохочут все вместе.
Осталась сама Дина, обе Линки, Эрия и я. Больше всех хотела здесь оказаться, и теперь не знаю, куда идти.
Посмеиваясь, окидывает меня взглядом.
- Не придумала, куда идти? Значит, с нами пойдёшь.
- Будто у меня выбор есть.
- Чего ты такая угрюмая?
- Мне по имени положено угрюмой быть
Смех в ответ.
- Не дуйся. У всех же праздник, у тебя в особенности. Вот и отметим...

Отредактировано Чистяков (17-12-2014 17:16:12)

+3

23

Чистяков написал(а):

слонёнок шерстистого слона,

вместо первого - детеныш

Чистяков написал(а):

Динка говорит, (у) Младшей Кэретты тоже живут родичи этого пса, но я там не была, не видела.

+1

24

Продолжение сообщения №5.

Не особо ожидала ответа. Да и ответят не мне, тому, чья печать стоит. Так как обычный шум и суета, предшествующие выступлению в поход, меня не касаются, можно спокойно записать нечто, совсем не мной названное «Пятой частью». В своих выводах я почти не сомневалась. Только сходила в библиотеку Дины за книгами.
– А, Осень! – обычно меня словно не замечает, когда у неё посетители. На этот раз не кто-нибудь, а генерал Рэндэрд. «Четвёртый Змей», как называют его почти все. Линки шепчутся, так, что все знают, он к Младшей Кэретте недавно сватался, но Старшая Кэретта сказала подождать несколько лет. Впрочем, другие поговаривают это Рэндэрду сватали одну из Линки, причем занимался этим никто иной, как их отец. Если такое случится – представляю, как Кэретта разозлиться!
Эрия недавно говорила... Не мне, но и не на ушко шептала. Я в слух обернулась. При всём внешнем несходстве, по большому счёту, различие между нами только в одном: она помнит имя, данное матерью и день своего рождения, я – нет.
Да и то, как раз Рэндэрд догадался поинтересоваться у местных, как зовут дочку ведьмы. Судей-то, собиравшихся Эрию сжечь, он вздёрнул. Справедливо, конечно, только матери Эрии было уже не вернуть.
Линку же интересоваться моим именем было просто не у кого.
На следующий день после совершеннолетия, Госпожа вызвала Эрию к себе и спросила, есть ли у неё жених. Эрия испугалась, что её выгоняют из крепости. Хотела на колени упасть и умолять, хоть бы кем её в этих стенах оставили.
Не, на гордячку Эрию, стоящую на коленях, я бы посмотреть не отказалась. Другое дело, сама на её месте перепугалась бы ещё сильнее.
Дина успела рассмеяться раньше, чем Эрия упасть.
- Надумаешь замуж выходить, мне скажи. Приданым обеспечу, да и титул какой-нибудь могу пожаловать, если понадобится.
- Не прогоняйте меня, - так и сказала, не отойдя ещё от страха.
- Да, кто же тебя прогоняет, девочка? Живи тут и дальше.
Эрия сказала, после этих слов она разрыдалась. Слишком много всяких невесёлых мыслей о будущем в голове бродило, а разрешилось всё в один миг. Собственно, и с моими страхами тоже покончено было. Хотя и говорилось не для моих ушей.
– Осень! О чём задумалась!
– Да, Госпожа.
- Лови!
Чуть не поймала. Ключи звякнули по полу.
- Думала, ты ловчее… Впрочем, это к делу не относится. Ключи от этого кабинета, и библиотеки. Можешь пользоваться, пока меня нет. К себе книги отсюда тоже разрешаю брать. Только из замка не выноси. Охране приказано тебя пропускать.
Генерал соизволил голову в мою сторону повернуть. Смерил тяжёлым взглядом. Выцеживает сквозь зубы.
- Опрометчиво давать ребёнку книги Великой Госпожи.
- Ха! Можно подумать, ты их читал.
- Эти – нет. Но видел другие. Там же…
- Эти «другие» в другом месте и лежат. Она до них… - смотрит на меня прищурившись, словно изучая, - думаю, года через два доберётся.
- Вам виднее.
- Ага. И раз уж Осень увидел, то советую её запомнить. Ты неплохо знаешь, где у нас какие ценности. Ну, так она из их разряда.
Ещё раз посмотрел, запоминая.

Думала, до выступления в поход обо мне больше не вспомнят. Но нет, на следующий день в башню велели прийти.
На этот раз, Дина одна. Сидит довольная-предовольная.
- Звали, Госпожа?
- Мы одни, вроде. Могла бы и без госпожи. Ответ ещё не прислали.
Пожимаю плечами.
- Не особо и ждала. Я же…
Она резко вскакивает.
- Ты же Осень. Ертгард Осень! Ну, очень умненькая девочка! Ответа не пришло, примчался тот самый ученик автора первых четырёх частей. Умоляет! Я не шучу! О приёме, говорит, ответа не может быть ни в двух, ни в десяти тысячи слов. Он сказал, во второе солнце на небе поверить проще. Но второго солнца нет, а ты, моя умненькая, есть. Так что, сядь, где обычно сидишь. Чувствую, кто-то скоро очень удивиться. Его скоро позовут.

+4

25

Чистяков написал(а):

Если такое случится – представляю, как Кэретта разозлиться!

без ь

Чистяков написал(а):

– Осень! О чём задумалась!

вопросительный

Чистяков написал(а):

О приёме, говорит, ответа не может быть ни в двух, ни в десяти тысячи слов.

тысячах

Чистяков написал(а):

Чувствую, кто-то скоро очень удивиться.

без ь

+1

26

Посыльный распахивает дверь, называя имя входящего. Я отмечаю, в вопросах церемоний Госпожа далеко не всегда так щепетильна. Озорные искорки в глазах замечаю только я, малознакомому она покажется просто образцом серьёзности с собственного портрета.
Кажется, он не знает, как начать разговор.
- О чём вы хотели со мной говорить?
- Недавно мы получили пакет с неким сочинением и вашей резолюцией как можно скорее дать заключение по этому сочинению.
- Оно готово?
- Да… То есть нет.
- Не понимаю.
- Там не был указан автор.
- Это так важно?
- В значительной степени, да. У нас возникли вопросы, на которые ответ может дать только автор этого сочинения.
- Что вы можете сказать о уровне этого автора? Достоин он права учиться в вашем заведении?
- Ему там нечего делать!
- Так всё плохо?
- Наоборот. Уровень работы превосходит уровень работ лучших выпускников. Более того, мы намереваемся подать прошение с просьбой принять этого человека в число кандидатов в члены академии вне обычной процедуры.
Дина пожимает плечами.
- Подавайте. Подпишу. У вас всё?
- Да, то есть, нет. Мы хотели узнать имя этого человека, и либо встретиться с ним, либо хотя бы иметь возможность написать ему. Это возможно?
- Вполне. Осень! Ты опять задумалась!
Я словно проснулась. «Да, то есть, нет» в мою сторону не смотрит. Кажется, он ещё не понял, что ответ на вопрос уже получил.
- Да, Госпожа.
- Не спи! Слышала, тут с тобой встретиться хотят. Соизволишь принять?
Встаю и подхожу к столу. На самом деле, страшно. Очень. Но рядом грозная Дина. На меня по-прежнему не смотрят.
- С человеком хотели встрется? Ну, так вот этот человек, Ертгард Осень рядом стоит. Спрашивайте, а то передумает она с вами разговаривать.
Открыл рот. Закрыл. Открыл снова. Кажется, не понимает, что происходит. Дина мне подмигивает.
- Причём тут эта девочка? Хотя… Её имя там было… Она писец? Пусть скажет, откуда это переписала!
- Из своей головы. Больше неоткуда.
- Не понимаю.
- Я тоже. Почему учёным мужам иногда на пальцах приходится объяснять самые простые вещи? Так и быть, снизойду. Автор столь поразившего вас сочинения – Ертгард Осень – стоит перед вами. Именно автор, не писец, или кто-то ещё. Я вашу просьбу уже осуществила, человек вон тут стоит. Спрашивайте, о чём хотели, пока она, или я не передумали.
Пожалуй, говорящей рыбе он удивился бы меньше, чем мне. Написанное мной у него с собой. Хотя, моего текста и выкладок там теперь меньше половины. Остальное – пометки несколькими почерками на каждой странице. Можно подумать, я таких возражений не предвидела.
Верил не до конца. Если уж сама Чёрная Змея испытывала любовь к злым розыгрышам, то уж от её любимой дочери и подавно можно ожидать подобного.
Открыл наугад. Показал на третий пункт на странице и спросил, из чего это следует. Я ответила. Потом ещё и ещё. Потом он попросту забыл, что в кабинете есть ещё кто-то. Видел и слышал только меня.
Я же связи с реальностью не утратила. Замечаю, как откровенно потешается развалившаяся в кресле Дина. Такая довольная, язык Госпожой называть не поворачивается. Ей приносят поднос с трубочкой и маленькой жаровней. Сидит, колечки в потолок выпускает. Слушает, о чём мы говорим.
Точнее, уже не мы. Говорю одна я. Он не переспрашивает. Просто записывает. Не отрывая от меня взгляда, взял перо и бумагу со стола Дины и стал писать. Дина веселится ещё больше.

+3

27

- Так! Всё это замечательно, но это, вообще-то мой кабинет! – Дина весьма ловко прерывает меня как раз после ответа по очередному пункту.
Учёный словно только что вспомнил, где находится. Почему-то мне кажется похожим на ребёнка, у кого сладости отобрали. На меня смотрит, потом на Дину. Сглотнув, спрашивает.
- К-кто эта девочка? Откуда она здесь?
- Она, вообще-то представилась. Тут она просто живёт. Что до остального. Расскажешь о себе, Осень?
- Не умею.
- Или не хочешь?
- И так, и так можно сказать.
- Ну, тогда мне придётся. Сами-то что о ней думаете? Отвечайте! Я ведь не забыла о ваших разногласиях с матерью относительно организации обучения подрастающего поколения. В тех спорах не участвовала, но данным вопросом именно я при ней занималась. Занимаюсь и теперь, только уже для себя самой. Чудненький результат, по-моему, получился. Кстати, далеко не единственный.
- Если не ошибаюсь, она одна из воспитанниц вашего Дома. Довольно распространённый обычай при крупных дворах, особенно, если учесть большое число войн в последнее время.
- Отчасти верно… Вы, если не ошибаюсь, подписывали прошение на Высочайшее имя о помиловании членов секты казнённого бога. Ну, тех, кого крестьяне «резаками» зовут и чьим именем детей пугают.
- Я противник смертной казни. Подписываю любые прошения о помиловании. Хотя и знаю, кто принимает решения.
- Ну, а я известный сторонник укорачивания на голову. «Резаки» несколько лет назад излишне разгулялись в ряде провинций. Как там это у них называлось? «Святой земли очищение», вроде. Всё бы ничего, но под «очищением» подразумевается уничтожение всех не принадлежащих к данной секте. Без различия пола и возраста. Вот её деревню и очистили. Уцелела только она. Лишилась всего, включая имя. Землю-то, в результате, очистили, только от самих «резаков». Ну, а девочка, с той поры живёт здесь.
Надеюсь, хотя и не верю, в следующий раз хотя бы прочитаете «Прошение», прежде чем подписывать?
Кажется, продолжение старого спора, причём учёный явно старается пропускать слова Дины мимо ушей.
- Вы хотите сказать, что Осень девочка совсем не знатного происхождения?
- Именно. И при этом достигла таких успехов в сложной науке.
- Этого не может быть. Дети низших сословий не способны к наукам. Она, вероятно, - чувствуется, хотел сказать «незаконнорожденная», но вовремя сообразил и заменил обтекаемым «полублагородная».
- Это-то здесь каким боком? Речь о ней, а не о том, спал ли с её матерью кто-то, кроме её отца. Вам напомнить, у меня у самой отец одно время был известным разбойником?
- Признаю свою неправоту, - это он вовремя, тоже заметил, Дина начинает злиться. По мне, просто делает вид. Чувствами она управлять умеет. Ничего такого предосудительного сказано не было.
- Принимается! Я сегодня добрая. Так что скажете насчёт старого спора с моей матерью? Тогда, помниться, каждый остался при своём.
- Пока я вижу одного, совершенно уникального человека.
- Уникальной её сделало место. В другом она бы пасла свиней, ибо её способностей просто никто не заметил. А то бы и зарезали её просто.
- То, что она написала необходимо опубликовать! – ловко же он соскочил со скользкой темы.
- Естественно. В вашем «Ежегоднике» под её именем.
- Он ещё не свёрстан.
- То я не знаю. Равно как, и про ваше непосредственное отношение к изданию.
- Вопрос о публикации решается совместно.
- Ну, так решите. Желательно, поскорее. Уж издайте Осень к осени. Вернусь – проверю.
- К ней могут возникнуть вопросы.
- Приедете сюда и уточните. Осень всё время тут, для грызни на ваших советах она ещё не созрела.

Отредактировано Чистяков (22-12-2014 22:01:52)

+3

28

Чистяков написал(а):

Тогда, помниться, каждый остался при своём.

без ь

Чистяков написал(а):

- То я не знаю. Равно как, и про ваше непосредственное

А то

+1

29

Продолжение сообщения №22.

Стою, не вмешиваюсь. Если что-то в фехтовании понимаю, с задирами Динка и без нас справится. Пусть их и двое. Обезоружит она их. Хотела бы – убить могла.
Как ужалило: в городе никто в здравом уме нападать на Динку не будет. Либо не местные... Либо драка подстроена кем-то ещё. Почему  стараются оттеснить Динку туда, где я стою? Зачинщик где-то рядом.
Приглядываюсь к стоящим рядом. Пялятся на сцепившихся благородных. Иные орут:
- Так их, девка! Кроши этих щенков!
Один мне кажется странным. Стоит и молчит, не спуская глаз с Динки.
Многозарядный арбалет! Держит так, что плохо видно. Динка без брони. Такие болты пробьют не всякие латы, но тут разворотят внутренности и переломают кости.
Крикнуть? А если он не один? Так! Быстро надо что-то сделать, чтобы всем не до драки стало. Особого выбора нет, спасибо Змеям, приучили кинжалы в рукавах таскать. У меня гранёный. Анатомию знаю. Раз! Стилет в руке. Два! Бью со спины, целя в сердце. Входит тяжело. Под курткой оказывается кольчуга. На манекенах пробивала.
Человек поворачивается, гримаса боли, затухающий взгляд. Мне Змей удар ставил.
Падает. Истошный женский визг.
Люди оглядываются. Кто-то тычет в меня пальцем. Я так и стою со стилетом в руке.
– Она его убила! – верещит кто-то.
Как на зло, ни одного стражника в поле зрения.
Динка рядом со мной. Смотрит непонимающе.
– У него арбалет был. В тебя целился. Вон лежит!
Два и два Динка сложить догадалась.
– Зовите стражу! На меня покушались! Эти где!
Нету. Сбежали.
У трупа сидит Эрия. Торопливо и ловко обыскивает. Демонстрирует кинжал.
– Вот. Отравлен.
Старшая Линки стоит на коленях. Её выворачивает. Младшая бледна, но хоть на ногах держится.

– Первый?
– Что первый?
– Убитый.
У Динки глаза влажно блестят болезненно-злым весельем. Смерть рядом завораживает.
– Ну да!
– А, точно. Ты же всю жизнь в крепости провела.

– Весело с тобой. Дня не прошло, а кровь так и бурлит. Столько всякого интересного происходит. Ловко ты его! Как кабанчика на вертел насадила.
Происходит вообще-то, не со мной, а с ней. Я так... Даже не катализатор реакции, рядом просто постояла.

Вокруг нас – пустота. Люди к своим делам вернулись. Никто не хочет причастным к убийству оказаться.
Только мы, да мертвец. Линки вроде, в чувство пришла, только стоит пошатываясь.
– Смотри! – зовёт Эрия Дину, – Видишь? У него воротник стоячий. Знаешь, зачем такие носят?
– Ха! Мне–ли не знать? У самой такие есть – чтобы в уличной драке удавку не накинули.
– Ещё кольчуга, арбалет, кинжал, метательные ножи, засапожный нож. Не заметила, арбалет армейский?
– Не, такие всем продают. Татуировки ещё поискать надо.
– Точно! Здесь его разденем или отнесём куда?
– Слушай, тебя точно на врача, а не на Змею учат?
– Врач должен уметь определять причины смерти.
– Ага, особенно, если он к ней непричастен, – хохотнув, продолжает, – Хотя, тут и определять нечего. Вон причина стоит... Осень, твою же мать, стилет-то хоть убери.
Только сейчас соображаю, так и стою с оружием в руке. Прячу в ножны.
– Обтёрла бы хоть... Впрочем, кровь не грязь. Где эта стража? Мать вернётся, скажу ей, как они службу несут! Пусть их с песочком продраит. Саму меня в паре  кварталов от дворца застрелить хотели.
Угу, только кого это понесло в эти кварталы, пользующиеся дурной славой? Достаточно хорошо Динку знаю, чтобы понять – затем сюда и полезла – подраться захотелось.
– Эй, Осень, а ты не хочешь к нам в Змеи пойти? Я знаю, туда сейчас набирают. Возьмут, как только узнают, какого кабанчика заколола. Бравый наёмный убийца и Осень. Весело!
– Не пойду, даже если позовут. Я хочу знать, кого и за что убиваю. А ехать на край света, чтобы... Кабанчиков колоть – увольте, не для меня.
– Этого ты спрашивать не стала.
– Он тебя убить хотел.
– Хм. Знаешь, что странно? Ведь нас охранять должны. Те же Змеи. Но не их, ни стражи нет.
Пожимаю плечами. Мне всё меньше и меньше в городе нравится.
Наконец, стражники появились. Целый отряд, причём, во главе со своим генералом. Вроде, он всей городской стражей командует. Понятно, почему их так долго не было – за начальством бегали.
По-армейски приветствует Дину.
– Вы не пострадали, принцесса?
– Могла. Вот он хотел меня убить.
– Мне доложили. Его ваша охрана обезвредила?
– Нет. Его Осень заколола. Кстати, я бы сама не отказалась бы узнать, где эта самая моя охрана?
Генерал вздыхает.
– Что за день? Сперва Змей убивают, потом на принцессу покушаются.
– Каких Змей?
– Тут недалеко. Буквально только что. Нашли троих, у каждого знак.
– Где они?
– Тела не убрали. Там ещё с десяток тел.
– Говорили же, трое.
– Их –да. Остальные – это те, кого они успели.
– Пошли туда. И этого прихватите заодно.

Мы же этим переулком недавно шли! Теперь он поле сражения напоминает. Тела. Кровь. Оружие валяется. Три трупа в стороне лежат. Младшая Линки без слов падает в обморок. Старшая бросается поднимать, хотя и сама на мертвеца похожа. Эрия врач, трупы видала. Динка что-то насвистывает, направляясь к тем троим. Я словно на картину смотрю, где всё не по-настоящему. Но ведь настоящее всё!
Динка приподнимает покрывало с лиц.
– Вы их знаете?
– Знала. Всех троих. В замок послали?
– Как только их нашли.
– Перекрыть выезд из города!
– Уже распорядился.
– А, дурь всё равно! При таких стенах кто захочет из города сбежать – сбежит.
– Я за строительные работы не отвечаю.
– А я и не обвиняю.
Динка призадумывается.
– Свидетели поди, подразбежались уже. Хотя, там двое точно не свидетели были... Так! Стражников сюда, умеющих хорошо по словесному описанию людей искать. Опишу я им парочку красавчиков. Пусть носом землю роют, но их мне найдут. Пока дайте всем команду – пусть пятнадцатидвадцати летних проверяют. Всех, у кого свежая рана на правой руке вот тут пусть ведут во Дворец Правосудия, я скоро там буду. Письмецо матери чиркнуть надо.
Линки подходят. Не поймёшь, кто на кого опирается.
– А что будет, если их найдут?
– Когда их найдут. Иначе кто-то попрощается с должностью. Я их буду бить. Возможно, ногами.

Отредактировано Чистяков (24-12-2014 23:56:40)

+3

30

Чистяков написал(а):

Либо драка построена кем-то ещё.

подстроена

Чистяков написал(а):

– Ха! Мне–ли не знать? У самой такие есть

без дефиса

Чистяков написал(а):

Те же Змеи. Но не их, ни стражи нет.

ни

Чистяков написал(а):

пусть пятнадцати-двадцати летних проверяют.

слитно

+1