Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Произведения Бориса Батыршина » Внеклассная работа-3


Внеклассная работа-3

Сообщений 11 страница 20 из 390

11

сложноватое слово для пацана. Хотя,.....

0

12

http://s1.radikale.ru/uploads/2015/7/21/e345ed879e15f50fd4963fa714459c7a-full.jpg
И вот 280-мм мортира.

Ромей написал(а):

«Паровозы» - это так в Артуре называют снаряды особо тяжёлых осадных пушек немецкой фирмы "Крупп Шталльверке", за характерное гудение  в полёте.

Всё таки разница существенная между пушкой и осадной мортирой.

Ромей написал(а):

Мы тут, конечно, учимся, не больше того - но учёба идёт в условиях, приблтижённых к боевым.

приближённых

Отредактировано Генерал (21-07-2015 20:22:27)

+1

13

Глава первая
«В условиях, приближённых к боевым...»

- Снова Порт-Артур, Георгий Петрович? Уже в который раз идём! Почему нас не пускают в другие червоточины?
- Всему своё время, Света. - отозвался учитель. - Успеете ещё.
- Ну да... - капризно сморщила губы девочка. - Вы всё время говорите - «Успеете-успеете... а каждый раз - вот сюда! Сколько можно?
Я смолчал.  Светка прикидывается, это точно - на самом деле она ждёт-не дождётся очередной вылазки в Артур, к своей драгоценной подруге, Галине. Такое впечатление, что у моей спутницы в двадцать первом веке просто не былло настоящей подруги - так сильно онапривязалась к этой гимназистке, «маленькой медсестричке» 7-го запасного солдатского госпиталя.
После того, как мы узнали, что наш новый историк на самом деле - агент загадочной организации путешественников во времени, прошло уже пять месяцев. На дворе давно сентябрь, и этот учебный год начался для нас на новом месте. В самом конце четвёртой четверти мы получили приглашение в «особый» лицей -  солидная бумага от некоего правительственного фонда, который занимается отбором особо талантливых школьников для загадочных образовательных программ. Представляю, как удивились в школе - ни я ни Светка в отличниках не числились, хотя, конечно, и троек домой не таскали. Ну, не как правило, если уж совсем честно. Предки, понятное дело, были в восторге, а вот мне стало не по себе - а ну как они примутся наводить справки  насчёт загадочного фонда «Развитие», пожелавшего  вложить средства - и немалые!» - в моё образование?  Опасался я напрасно - гости из иновремени не мелочились. Фонд существовал на самом деле, и даже лицей имелся, причём не бутафорский. Его воспитанники - те, что не имели отношения к «особым» программам обучения, -    получали очень солидное даже по британским меркам образование. За обучение в лицее платили немалые деньги, да и  брали туда далеко не всех. Понятно, что  родители обрадовались - «элитное образование» в полный рост, мы бы такого точно не потянули. Не те доходы.
Ну, с будущей «альма-матер»  нам ещё предстояло  познакомиться. А  пока -  «подготовительный курс» под руководством историка Георгия Петровича. Спасибо солидному письму из фонда  - родителям пришлось пересмотреть планы на лето.  Обидно, конечно, проводить драгоценные летние деньки в Москве, но на что не пойдёшь ради будущего детей? Ну а я, сами понимаете, недолго горевал, хотя воздух Квантунского полуострова пожалуй, уступал по целебности намеченному матушкой горному Алтаю - шимозой пованивает, да и «паровозы» в воздухе случается, полётывают. «Паровозы» - это так в Артуре называют снаряды тяжёлых осадных мортир немецкой фирмы "Крупп Шталльверке", за характерное гудение  в полёте. Вот ведь немчура...   а ещё союзники! Нет, правы были всё же офицеры в кают-компании «Петропавловска». Нет у России союзников, и не будет никогда - во всяком случае, я таких не припомню. Ну, разве что Монголия, да ещё Куба....
Два первых визита в сражающийся Порт-Артур обернулись для нас со Светкой своего рода вступительным экзаменом. Историк так и не удосужился объяснить,  по каким таким критериям нас отбирали. Но факт есть факт: мы оба получили шанс пройти подготовку на «проводников» - специалистов, которые одни только и могут открывать «червоточины». Это особые  тоннели во времени, по которым учёные и оперативники проникают прошлое; подчиняются же червоточины  лишь тем, чьи «особые способности» были разбужены ещё в детском возрасте. Бывают, конечно, исключения, но редко - а потому  коллеги Георгия Петровича старательно выискивают будущих «времяпроходимцев» по разным мирам.
Именно «мирам», я не оговорился - фокус в том, что «червоточины» соединяют не эпохи одной и той же реальности, а разных, существующих параллельно. Вот представьте себе, что машина едет по дороге. А кто-то взял её и переставил на пару километров назад - чтобы она заново проделал этот путь. Ну, проделать-то она его может и проделает, но к тому моменту, когда машина доберётся до точки, откуда её забрали - обстановка на дороге будет уже совсем не та.
Понятно? И со временем точно так же. Оказывается, вернуться в своё прошлое нельзя. Вообще. Так уж мир устроен. Но, на наше счастье, таких вот реальностей - временных потоков, как называют их хронофизики - не одна а бесконечное множество. Какие-то из них неотличимо похожи друг на друга, какие-то отличаются во всём. Значит, надо всего лишь найти дорогу, строго параллельную той, по которой несётся наш автомобиль - и переставить его туда, да не просто так, а немного назад. Это и будет путешествие во времени - ведь какие завалы не устроил бы «чужая» тачка на второй дороге - на той, первой это уже никак не скажется. Может я несколько сумбурно объяснил, но уж простите - как могу.
«Вы не сможете вернуться в собственное прошлое для того, чтобы изменить своё же настоящее и будущее» - внушал им наставник. Это - непреложное табу, запрет, который нельзя обойти. И накладывают его законы мироздания. А вот путешествия в иные реальности, в иные «временные потоки», на сленге «хронопутешественников, вполне возможны - и организация успешно пользуется этим.
Во Вселенной - рассказывал нам Георгий Петрович - существует бесконечное число этих «временных потоков». И при определённом умении - и желании, разумеется, - можно отыскать и такие, которые будут неотличимо похожи на «текущую реальность». Во всяком случае, до момента появления в параллельном мире пришельцев - поскольку дальше их действия вполне могут внести в ткань мироздания такие изменения, которые заставят параллельные потоки разойтись под очень острыми углами.
Вт чего мы так и не сумели добиться - так это ответа на очень простой вопрос:  из какого «параллельного потока» явились наши «благодетели»? Ясно ведь, что не из нашего будущего - согласно их же теории это невозможно.  Понятно, что Георгий Петрович и его коллеги пришли из какой-то «параллельной ветки» истории, а вот из какой - не всё ли равно?
Может я несколько сумбурно объяснил, но уж простите - как могу. Законы взаимодействия реальностей  - это вам не алгебра для восьмого класса, в которой я, признаться, изрядно плавал аж до весенней четверти, когда дело запахло тройкой в году; За такие высокие материи мы сможем взяться лет через пять, не раньше, а список необходимых к предварительному изучению предметов уже сейчас ввергает в дрожь - чего стоит, к примеру, одна  «пятимерная топология»! Я и с двумя-то измерениями школьной геометрии еде справлялся, а тут - сразу  пять!

А пока - приходиться зазубривать наизусть правила поведения хронопутешественников. А в порядке практического усвоения - шляться вместе  с Георгием Петровичем краткие экскурсии сквозь единственную доступную нам червоточину - в 1904 год, в осаждённый с моря и с суши Порт-Артур.
Дорогу в прошлое  всякий раз открывал я; иногда ко мне присоединялась и Светлана, чьи задатки «проводника» развивались от одного визита к другому. В чём состоит «присоединение - убей бог, не знаю; практически это выражается в том, что всякий раз мы берёмся за ключ-синхронизатор вместе. И не стану скрывать - разряд от «включения» в хронопоток уступает ощущению прохладной Светкиной ладошки...
Ну ладно, о чём это я? Если в первых прогулках моя спутница вела себя довольно пассивно, предпочитая в острые моменты полагаться на меня, то  теперь, осознав свои задатки, она вошла во вкус и уже пытается командовать. А кем командовать, угадайте с трёх раз? Да уж конечно, не Георгием Петровичем; за неимением иных кандидатов, роль подчинённого выпадает мне. Хотя, справедливости ради - в запутанном лабиринте порт-артурских улочек Светка ориентируется отлично и давно уже не путает знаки различия что морских, что сухопутных офицеров. Правда к кораблям она по прежнему равнодушна, но что вы, в самом деле,  хотите от девчонки?
Зато в гости к Галке Топольской она нас затаскивала всякий раз, когда мы оказывались в Артуре. Та, как и собиралась, поступила медсестрой в госпиталь, что был открыть в бывшей гимназии -и теперь ходит в белом с красным крестом платке и таком же фартуке - поверх коричневого, гимназического платья От этих одежд неслабо разит чем-то неприятно-едким, медицинским - и почему-то гуашевыми красками, чей запах памятен мне по урокам рисования в начальных классах*. Оказывается, так пахнет карболка -  самый распространённый здесь антисептик. Кисти Галины покрылись от неё тёмными пятнами, и девочка, стесняется их, при разговоре всегда пряча руки под передник.
Галина ещё с первого нашего визита в Артур  в курсе, откуда явились её новые друзья. И теперь при каждой встрече она буквально изводит нас вопросами о том, что случится дальше. 

#* В состав гуаши входит фенол, который, собственно, и есть карболовая кислота.

А нам приходится всякий раз выкручиваться - чтобы и Галку не обидеть и лишнего не ляпнуть.  Конечно, на наше будущее, как, впрочем, и на будущее коллег Георгия Петровича оплошности, совершённые в ЭТОМ прошлом повлиять не могут - но это ещё не повод, чтобы вести себя как слон в посудной лавке. «Осторожность - вот первая заповедь хронопутешественника», - твердит нам наш наставник. - «Любое бездумно брошенное слово может обернуться непредсказуемыми последствиями, а уж на прямое вмешательство следует идти только в крайнем случае, тщательно просчитав возможное развитие событий». Мы тут, конечно, учимся, не больше того - но учёба идёт в условиях, приближённых к боевым. А что? Война имеется, да ещё какая, и снаряды вон, над головой, случается, летают...
Так что от вмешательств пока приходится воздерживаться. Галина, получив уклончивый ответ на очередной вопрос привычно дулась - и немедленно забывала об обиде, устраивая для нас очередную прогулку по городу. Где они только не побывали за эти месяцы! Как-то раз Галкин отец, штабс-капитан, Анатолий Александрович Топольский, любезно выделил нам - по просьбе дочки, разумеется - двуколку и трёх верховых солдат, и те целый день таскались за нами  и на форты, и на литерные батареи.  Это было, помнится, в июле, во время нашего седьмого визит в Артур. Почему нас никто тогдане задержал - ума не приложу, всё-таки с бдительностью в начале двадцатого века было неважно. Трое гражданских цельный день разъезжают по линии укреплений осаждённой крепости - и никто даже документов у нас не спросил! А под вечер мы завенули даже на Электрический утёс, чтобы своими глазами увидеть прославленную писателем Степановым береговую батарею* и полюбоваться горизонтом, затянутым далёкими дымами японских крейсеров, караулящих Артур с моря. Батарея не стреляла в тот день - после потери на русских минах сразу двух эскадренных броненосцев, Того с опаской приближался на пушечный выстрел к Артуру. Поглазели и на ржавеющие у маяка ржавые остовы брандеров - тех самых, о которых рассказывали в кают-компании «Петропавловска». Понится,  я хотел разыскать спасшихся после гибели броненосца знакомых офицеров - любезного лейтенанта-минёра Унковского,  мичмана Иениша, так и не успевшего в то страшное утро починить свою фотокамеру. А вот стеснительный и пылкий Лёвочка Шмидт увы, не выбрался из смертельного водоворота, оставленного тонущим броненосцем - как и Макаров, и Верещагин и сотни других матросов и офицеров, которые нашли себе могилу в Жёлтом море. Хотя... может здешний Шмидт и выбрался? Увы, Георгий Петрович категорически запретил - так что мне оставалось лишь уныло коситься на замершие на рейде броненосные махины.

#* Исторический роман А. Н. Степанова "Порт-Артур". Неоднократно издавался, по роману поставлен спектакль в Малом театре.

О том, как моряки рассчитались с японцами за гибель Макарова, нам рассказал тоже флотский офицер. С ним мы познакомились на пирсе Гнилого угла гавани, где у бревенчатой стенки швартовалась большая часть миноносцев одиннадцатого отряда. Остальные принимали уголь со складов под Золотой Горой при выходе из внутреннего бассейна к внутреннему рейду и одновременно влево, к проходу на внешний рейд, в обход Золотой Горы.
Опять я отвлекаюсь.... Итак, с капитаном второго ранга Карцевым мы познакомились там же, в Гнилом углу, на пирсе. Офицер со скучающим видом наблюдал за погрузкой на миноносец мин Уайтхеда - и постукивал по ранту ботинка щегольской тросточкой, несколько неуместной в сочетании со строгим офицерским мундиром.  Капитану было скучно; погрузка спорилось без его вмешательства, и он оказался рад случайным собеседникам. Слово за слово - и вот мы уже сидим в тесной кают-компании миноносца, и капитанский вестовой огромным уполовником наливает  борщ борщом с маслинами - фирменное блюдо корабельного «шефа»,  предмет гордости командира и зависти  - почти всех кают-компаний эскадры. Карцев похвастал, что его повара пытались сманить на «Цесаревич», однако тот оказался верен родной посудине. По мне - так зря; в гробу и то просторнее, чем здесь.  Никакого орехового дерева и хрусталя, как на   броненосце. Роядь - нечего и думать; острые углы, теснота и стальные переборки, прижимающие людей друг к другу подобно шпротам в банке даже в редкие минуты отдыха и расслабухи.
Борщ, впрочем, оказался великолепен. Умеют же люди устроиться с  удобствами - даже и на войне! Я не заметил, как выхлебал тарелку до донышка, с усилием отказался от добавки - мы что, жрать сюда пришли? - и постарался устроиться поудобнее. Предстояло слушать - и запоминать. Георгий Петрович упорно запрещал нам таскать с собой в прошлое электронные устройства, так что никих диктофонов, господа будущие хронопутешественники! Память надо тренировать, и внимание - и попробовал бы я после этого не повторить рассказ нашего гостеприимного хозяина слово в слово...

Отредактировано Ромей (21-07-2015 22:56:52)

+2

14

Генерал написал(а):

И вот 280-мм мортира.

Всё таки разница существенная между пушкой и осадной мортирой.

приближённых

Отредактировано Генерал (Сегодня 20:22:27)


Ну, парень-то может и не придавать этому значения.....

Это что, из японской художественной фильмы? Или раскрашенная старая фотка?

http://s9.uploads.ru/t/BhsGw.jpg

Отредактировано Ромей (21-07-2015 20:33:14)

0

15

как раз вот правильно написано.

0

16

Ромей написал(а):

Это что, из японской художественной фильмы?

Нет фотография документальная.

0

17

Ромей написал(а):

как раз вот правильно написано.

Однако??? Удалил.

Отредактировано Генерал (21-07-2015 20:34:04)

0

18

Причастие потому что.

0

19

Ромей написал(а):

«Паровозы» - это так в Артуре называют снаряды особо тяжёлых осадных пушек немецкой фирмы "Крупп Шталльверке", за характерное гудение  в полёте. Вот ведь немчура...   а ещё союзники!

Стоит уточнить, что это были мортиры производства арсенала в г. Осака. Они отличались от оригинальных немецких:

Широкоград в своей книге «Падение Порт-Артура» что гаубицы созданы в результате глубокой переработки проекта Круппа, т.к. в отличии от крупповских орудий имели поршневой затвор.

Более подробно и с фотографиями можно посмотреть тут.

Отредактировано Dimitriy (21-07-2015 21:06:39)

+1

20

Ромей у меня вопрос по главному герою. Вот не дали парню спасти адмирала Макарова и что он это проглотил? А потом запрещают встречаться с своими знакомыми.

Ромей написал(а):

Я хотел было разыскать спасшихся после гибели броненосца знакомых офицеров - любезного лейтенанта-минёра Унковского,  мичмана Иениша, так и не успевшего в то страшное утро починить свою фотокамеру. А вот стеснительный и пылкий Лёвочка Шмидт увы, не выбрался из смертельного водоворота, оставленного тонущим броненосцем - как и Макаров, и Верещагин и сотни других матросов и офицеров, которые нашли себе могилу в Жёлтом море. Хотя... может здешний Шмидт и выбрался? Увы, Георгий Петрович категорически запретил - так что мне оставалось лишь уныло коситься на замершие на рейде броненосные махины.

И он так спокойно это принимает? В таком возрасте хочется перевернуть мир, а тут не дают исправить с его точки зрения явную несправедливость.   
(Наших бьют а ему помочь не дают.) Думаете он долго продержится? По мне так бунт не за горами. И плевать Сёмке что блокируют электронику
способ найдет. (На каждый хитрый винт найдётся контрогайка)  http://read.amahrov.ru/smile/wink.gif

0


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Произведения Бориса Батыршина » Внеклассная работа-3