Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Архив Конкурса соискателей » Игра стоит свеч!


Игра стоит свеч!

Сообщений 21 страница 30 из 44

21

***
Они сидели вдвоём с Седовласом в той же комнате, где Тобиас, а потом и Мрак допрашивали Донни и двух сыновей старосты. Охрим прекрасно слышал, как щедро отвешивают «орденский паёк» допрашиваемым и от страха у него клацали зубы. Какими методами орден борется с нечистью, известно всем. Перед глазами старосты виднелся отчётливый образ виселицы или костра.
Поэтому когда вместо сурового темника и его белобрысого головореза он встретил добродушного сверстника, да ещё и за столом с едой и опохмелом, то его понесло. Даже выпить ещё не успел, а уже вывалил тонну всякой всячины, от видов на урожай, до женитьбы дочки бондаря. Седовлас не возражал.
– А мы ж на рынке были в том месяце – Охрим махал стаканом – я трёх петухов купил. Мясная порода. Двенадцать медяков отдал! Думал, можа доходяг моих облезлых потопчут как надо, да и цыплята крупные пойдут. Деньги на ветер… два петуха по дороге сдохли, а третий правда здоровый зараза, но медленный, ни одну курицу догнать не может, приходится подносить…
Седовлас слушал с большим искренним вниманием. Иногда даже вставлял пару словечек, показывая, что с сельской жизнью знаком не понаслышке, отчего и вовсе в глазах захмелевшего Охрима стал чуть не своим. И как-то не заметно, и конечно, совсем случайно, разговор уехал к капищу.
– Я толком не знал, где именно Донни с моими балбесами бродят, – говорил староста. – Свенд приказал искать, а с ним не забалуешь. Вот они и рыскали по горе. Зимой в основном, когда листьев нет, да и парни мои в тёплый сезон заняты. Я уж и привык, внимания не обращал. А потом нас тряхнуло, гора лопнула, и оно оттуда само вылезло…
Он нахмурился и его бородатое лицо с кустистыми бровями посуровело.
– Это мы его пробудили, – горячо сказал он, молчащему Седовласу – Своей жадностью! Послушали Свенда… И оно вылезло, да так, что лес вокруг спалило. А мы, остолопы, ещё туда побежали, посмотреть. Донни сказал, что там золотишко лежит, и я, дурак старый, побежал. Сынков прихватил, да те своих дружков.
– И? – спросил Седовлас.
– Дворец там... Чёрный… – староста даже понизил голос. – Высокий такой дворец окружён тремя башнями, стенами соединённые. Стены как будто из костей… Мы и замерли, стоим, боимся. Я уж уводить всех собирался, Свенд ведь только найти велел и всё. А тут этот… – староста сдержался – Донни побежал прямо к стене. Стены как-то сами раздвинулись, да он туда и нырнул. Я аж испугался, что со мной Свенд сделает, за брата… А этот перец взял да и вышел. С собакой какой-то. Счастливый! Говорит, попросил, мне добрый дух сразу дал… Мои два дурака тоже дёрнулись, да я не позволил. У меня ж глаза на месте. Смотрю, а там, у входа чуть правее в кустах скелеты обглоданные лежат. Целые, даже косточки ещё розовые. Начисто объедены! Я говорю своим – уходим отсюда быстро! А мне соседский сын – сопляк! – кричит, что он сейчас золота наберёт и всю деревню купит вместе со мной. И туда полез с тремя своими дружками.
Староста замолчал, переводя дух. Потом решившись, продолжил.
– Они там недолго возились, орать начали так дико, что уши тряслись. А потом стены раздвинулись и они… выбрались. У одного ноги волчьи, у второго рыбий хвост вместо одной ноги... и орут... орут... А потом за ними вылезло что-то... – тут старосту передёрнуло – и жрать их начало, прямо живьём. По одному. А мы стоим, и пошевелиться не можем... к... как статуи... Но тут собака залаяла, мы очухались и – драпать! Так до Степашек бегом и добежали.
Охрим замолчал, на лице хорошо было видно, что мыслями он ещё там в том страшном месте, о котором не забыть никак, хоть залейся ракой по уши.
Дверь скрипнула, внутрь заглянул Белый Дракон.
– Извините, что отвлёк, – сказал он, как всегда улыбаясь, – к нам гости, будут через часик. Так что вы тут закругляйтесь, пожалуйста.
– А что за гости? – заинтересовался Седовлас.
– Сотня ароматнейших парней в красивых доспехах. Уже не первый день в походе. Не магнуситы, вроде бы, хотя кто их знает. Топают прямо сюда.
– Это Свенд, – угрюмо сказал староста. - К нам идёт. За капище спрашивать.
– Вот и прекрасно, – сказал Седовлас. – А мы у него спросим, зачем ему капище понадобилось.

Отредактировано Toron (17-11-2016 09:08:48)

0

22

– С той стороны горы движется отряд, примерно в сотню бойцов. Точно сказать не могу, нашим зондам мешали ветви деревьев. Скорее всего, идут к нам. Капище зонды пока ещё не нашли. Всё.
Аарон стоял перед Мраком вроде бы и не навытяжку, а всё равно видно было, что не с равным себе общается. Мрак стоял возле грязной мятой кровати, опираясь о бревенчатую стену, и не столько вслушивался в каждое слово, как вглядывался в каждый жест и мимику Аарона. Словно считывал что-то своё, понятное лишь ему одному.
Аарону не нравилось с ним общаться, выдерживать пронзительный взгляд, отвечать на заковыристые вопросы. Но судьба выбора не предоставила. Святозар, единственный выживший десятник, ставший командиром всей четверки гвардейцев, общаться с Мраком категорически не желал. Он полагал, что своими действиями во время боёв с магнуситами обеспечил себе уверенный карьерный рост. И потому опасался «запомоиться» общением с валинорцами. Это могло карьере помешать.
Поэтому пошёл Аарон. Он вызвался сам, хотя чувства к оперативникам питал как бы ни худшие, чем Святозар. Тот всего лишь валинорцев недолюбливал, а Пламень вообще на дух не переносил представителей этой расы. Любых, и этих, и тех – всяких. Причина была проста. Много лет назад выращенная «партия», кроме нескольких «экземпляров» была забракована и пущена под нож. Всем детским садом. Рептилы не были столь чувствительны, как их новые подопечные и не подумали о том, что это произведёт какой-то эффект на тех кого оставили жить.
Потеряв всех, с кем рос первые семь лет жизни, Аарон возненавидел рептилов от всей тогда ещё детской души. Хотя на его счастье, наставники не заметили даже этого… Однако именно поэтому он считал необходимым побольше общаться с рептилами, дабы изучить их как можно тщательнее. Ведь до сих пор никого из них, кроме наставников, он не видел.
Мрак несколько секунд смотрел на него пронзительным немигающим взглядом, потом кивнул.
– Хорошо. Мы подготовим гостям достойную встречу.
– Можно идти? – осведомился Аарон.
– Скажи, – синие глаза темника перестали быть колючими, – как там знамя? Пригодилась наша краска?
Аарон смутился и после непродолжительной паузы тихо сказал.
– Мы нарисовали символ баталии на ткани, знамя водрузили на вершине Лысой Горы. Древко закреплено надёжно.
– Правильно сделали, – кивнул Мрак. – Товарищей забывать нельзя! Иди.
***
– Эх, хорошо! – выдохнул потягивающийся Седовлас, выливая на себя пару ведёр ледяной колодезной водицы. Несмотря на возраст, куда больший, чем у старосты, был он бодр, свеж и легко "ходил колесом" по двору. Этим он, страшно удивлял селян. Ибо такой старикан должен уже сидеть на пеньке с палочкой и бухтеть, что молодёжь пошла не та, травка раньше зеленее была, а птички щебетастее.
А этот вона – кренделя выписывает, только руки-ноги мелькают.
– Погодка, то-какая, Ар`шп! – сказал он, увидев выходящего на крыльцо белобрысого. – Для этих-то дождливых мест. Чудеса, да и только!
– Вон они чудеса наши идут, – усмехнулся Белый Дракон, показав пальцем на дорогу. Он стоял на крыльце с дымящейся кружкой какого-то варева и наблюдал за идущим по дороге отрядом.
– Ух, ты! – Седовлас разом прекратил занятия. – Надо пойти кольчужку нацепить, негоже гостей голым пузом встречать.
– Можете не торопиться, – сказал Ар`шп лениво отхлебнув из кружки, поглядывая на приближающийся отряд,. – Нападать они уже передумали. Хотели из лесу зайти, но встретили наши баррикады, арбалетчиков, и дружеский совет зайти с парадной стороны, как приличным людям и положено. Вот, заходят…
– Ну, пусть заходят, – кивнул Седовлас. – Сейчас и мы им навстречу выйдем.
***
Под топот сапог, глухое звяканье доспехов и унылое гудение трубы с дороги в село завернул большой отряд почти в сотню копий. Завернул, и увидев баррикады из телег и брёвен, замер.
На прибывших недоброжелательно поглядывали бойцы из сводного отряда наёмников ордена и тутошнего княжества. Перегородив телегами все проходы, они заняли за ними оборону, но пока ничего не предпринимали. Ни одна из сторон не знала планов другой.
За спинами пришедших виднелась большая изрядно прокопченная клетка. В ней сидел кто-то, непонятной формы, одетый в нечто мешковатое. Клетку охраняли сразу четверо дюжих мужиков.
Из молчаливого строя на лошадях выехали двое. Один был в красно-коричневом костюме, широкополой шляпе с пером и роскошным мечом на перевязи. Лицо его было багровым, от плохо скрываемого раздражения. Держался он гордо и даже заносчиво. Тронув коня, он демонстративно проехал вдоль «линии обороны», вглядываясь в лица воинов. На губах его играла презрительная усмешечка.
Второй держался куда менее уверенно. Какой-то он был синюшный, худой и откровенно уставший. Возможно от долгой поездки. Одет в светло-голубой костюм, прекрасно сочетающийся с цветом его лица. Ничем более он не выделялся.
– Во! – усмехнулся Белый Дракон, – Прокисшие сливки общества заявились!
– Тише ты, – фыркнул Аарон Пламень. – А то будет как в прошлый раз!
– А как было в прошлый раз? – с интересом спросил Тобиас. Стоя вместе с ними на веранде, он спешно надевал доспехи, с помощью Яшки, который и впрямь хорошо знал, как быстро нахлобучить на рыцаря всю причитающуюся ему гору железа.
– Ну... – помялся Белый Дракон, – я нечаянно наступил на ногу тутошнему вождю и...
– ...пришлось их всех убить, – мрачно закончил за него Пламень.
– Как-то так... да... – кивнул белобрысый. Он доже одоспешивался, но самостоятельно. Слуг и оруженосцев у него не было.
– Весёлые вы ребята... – пробормотал Тобиас.
– Ага, – подтвердил Белый Дракон, надевая шлем. – Обхохочешься.
Младший рыцарь лишний раз отметил высокое качество доспеха Белого Дракона. Завязок на нём не было, а были сложной формы крепежи, надёжно срабатывающие при повороте рукой или простом захлопывании. Белый Дракон не имел оруженосца, но экипировался немногим быстрее, чем Тобиас.
Внезапно послышался громкий свист. Солдаты обеих сторон вздрогнули, и обернулись. На крыше дома старосты, в компании сельского молодняка, сидел барон Донни Виер. Лицо младшего барона ярко показывало, что порцию раки, он таки раздобыл.
– Господа! – крикнул он. – Трактир дальше, здесь уже всё выпили!
Увидев свистящего, солдаты матюгнулись.
Навстречу двум всадникам, спустя минуты полторы степенно выехали Мрак с Тобиасом. Белый Дракон вместе гвардейцами и Седовласом остались в тени деревьев. Бойцами командовал Сержант. Он уже распределил стрелков так, чтобы держать под обстрелом свободный от леса вход в село. Теперь бойцы стояли и угрюмо переглядывались с наёмниками барона.
Всадник в красном, небрежно осмотрев подъехавших, громко произнёс
– Я барон Свенд Виер. Хозяин этих мест. Я желаю знать, кто и по какому праву заехал в мою деревню!

Отредактировано Toron (18-11-2016 09:02:51)

0

23

– Общайтесь, младший рыцарь, – тихо сказал Мрак. – А я послушаю.
Выждав паузу, после которой окончательно стало ясно, что темник представляться барону не намерен, Тобиас вздохнул глубже и как можно твёрже произнёс:
– Я Тобиас сын барона Кия из замка Шершень, младший рыцарь ордена Святого Круга. У меня задание от нашего магистра Филиппа Дровосека. Кто сей господин, что возле вас?
– Господин Севс, главный судья нашего округа, – ответил барон, несколько смягчив тон, но беспокойно поглядывая на Мрака. У Тобиаса возникло ощущение, что эти двое если и не знакомы, то прекрасно наслышаны друг о друге. Причём без намёка на тёплые чувства.
– Что за дела творятся в этой глуши? – мысленно подивился Тобиас.
Синюшный, услышав своё имя, вздрогнул, сфокусировал глаза на рыцарях и, сделав важную рожу, чинно кивнул.
– Приветствую вас! Я судья округа, а также помощник настоятеля ордена из Гарта. Рад видеть наших братьев из Птарха!
Тобиас вполне искренне поклонился, приложив руку к сердцу. Даже Мрак позволил себе полкивка в адрес «своего» орденского чиновника. Барону такой чести он не оказал.
– Мы ищем капище! – Тобиас замолк, подбирая слова, но Севс продолжил сам.
– Знаю. Это мы отправили магистру Филиппу письмо. Капище нашёл барон. Да он сейчас и сам всё расскажет. – Севс повернулся в Свенду – Барон! Прошу!
***
– Как думаешь, магнуситы это или нет? – спросил Белый Дракон у Пламеня, пока барон Виер увлечённо рассказывал, об отважных поисках Обители Зла и последующем его уничтожении.
– Внешне не похожи, – задумчиво сказал Пламень, вглядываясь в лица бойцов. – Они могут быть кем угодно. Я о другом беспокоюсь, не является ли девка знахаркой?
– А что? – удивился Ар`шп.
– Один хороший парень, из тех, кто остался с нами прикрывать отход, рассказывал, что магнуситы сжигают таких на костре и этим призывают своего бога. Он очень боялся, что Магнус появится и поубивает нас всех.
– Ну и как? – заинтересовался Белый Дракон.
– Топором его зарубили в очередной сшибке, – ответил Аарон, поглаживая свой лук. – А Магнуса я не видел.
– Видимо, парень, сказок наслушался… – пожал плечами Белый Дракон.
– Он говорил, что является жрецом богини Апполи и нечто подобное они делали сами. Потому он и боялся Магнуса.
Белый Дракон сразу стал серьёзным.
– Так давай выясним! – сказал он, – есть там магнуситы или нет.
***
– …И перебили мы всех слуг тёмного бога, а эту ведьму взяли в плен! – продолжал барон. – Вот же она! Смотрите на эту погань!
Кто-то из мужиков, шарахнул топором по клетке. Там что-то встрепенулось и все разглядели среди вороха грязной одежды перепуганную насмерть девчонку, сидевшую в углу.
– Мы поймали её лишь вчера, – неприятно и громко дребезжал Свенд, словно боялся, что ему помешают говорить. – Хотели везти в её Гарт, на суд настоятеля, но узнали о том, что славные рыцари гостят здесь в моей деревне и поэтому пришли сюда.
Тобиас молча, проехал мимо расступившихся наёмников к клетке. Какое-то время он смотрел, на девчонку взглядом, не обещавшим ничего хорошего. Историй про то, как оборотни пожирали людей целыми деревнями, а ведьмы отравляли колодцы и скот, он наслушался предостаточно.
Рядом, дыша перегаром, нарисовался отец Викентий.
– Конец тебе, тварь! – прохрипел священник и плюнул в клетку.
Конь Арчи, вздрогнул от ядрёного запаха, исходящего от святого отца, фыркнул и ухитрился сделать пару шагов вбок.
Насмотревшись, Тобиас молча, повернул коня, и поехал назад.
– А где находится логово ведьмы? – вежливо осведомился старший рыцарь, нарушив молчание. Барон запнулся, сверкнув глазами. Отвечать не представившемуся рыцарю он не желал.
– Да, кстати, – спохватился Тобиас, становясь рядом с Мраком. – А капище то где?
– Ведьминого логова уже нет! – важно сказал Свенд. – Мы сожгли его дотла! Верно молодцы?
Солдаты гаркнули хором, что-то одобрительное.
Тобиас хотел было что-то сказать, но Свенд махнул рукой, и солдаты притащили два больших мешка чем-то набитых до отказа.
– Здесь всё, что удалось содрать со стен, – пояснил Виер. – Это доказательство существования капища. Я знаю, что вам приказали забрать их… для… исследования, так вот же они! Берите всё!
Тобиас соскочил с коня и раскрыл мешок. Воняло гарью, но содержимое было более-менее целым. Куски орнамента, какие-то украшения, непонятного назначения предметы или инструменты. Все снабжены рисунками характерными для древних храмов тёмных богов. Тобиас перебирал эти куски, едва не сдерживаясь от прыжков и радостных криков.
– Итак, осталась лишь эта ведьма, – продолжал барон, и криво улыбнувшись, добавил, – но это ненадолго! Не правда ли?
Неожиданно, прямо позади строя наёмников из ближайших куширей выломился Белый Дракон на своём зверообразном коне, с алыми огненными глазами и чёрным поблескивающим на солнце рогом.
Увидев людей, конь зарычал, как собака, перепуганные наёмники в ужасе ломанулись кто куда, спотыкаясь друг о друга. Около Белого Дракона возникла куча мала – бойцы хватались за оружие, осеняя себя Святым Кругом, превращаясь в толпу. Проскочив между лошадьми опешившего судьи и вздрогнувшего барона, заставив их шарахнуться в стороны, Ар`шп резко развернул коня и приложил руку к груди.
– Приветствую хозяина этих мест! Извините за опоздание.
Виер не без труда удержав взбесившегося от страха лошадь, хмуро кивнул.
– Здравствуй, рыцарь! Ничего страшного, мы только начинаем.
– Вот позёр! – фыркнул Аарон, наблюдая за спектаклем. Впрочем, своего Белый Дракон добился. Наёмники начали опасливо коситься по сторонам. Ощущения хозяев положения у них и у барона заметно поубавилось.
Мрак, молча, проехал мимо наёмников барона, которые при виде такого же коня, препятствовать ему не решились и подъехал к клетке.
Спешился, подошёл ближе. Взялся за прутья, и какое-то время рассматривал девушку, не произнося ни слова.
– Как тебя звать? – наконец, спросил он.
– Эва... – тихо сказала она, глядя в пол.
Даже, несмотря на ужасную одежду, ей можно было залюбоваться. Правильные черты лица, зелёные глаза с глубоким и внимательным взглядом, золотой волос, и тонкие сильные пальцы. Из таких частенько получаются отменные целительницы, и такие же отменные ведьмы.
– Кому ты служишь, Эва? – мягко спросил Мрак, хотя на его морщинистом украшенном двумя шрамами лице с черным, как проволока волосом, эту мягкость могли увидеть далеко не все.
– Говори громче! – приказал барон.
– Я служу де.. демону Маг...нусу, – громко выдохнула она, – Я... ере... тичка из секты Пришествия.
– О! – воскликнул Белый Дракон, – она сама призналась, что еретичка!
– Да-да, – громко подтвердил Седовлас, стоящий возле коня Тобиаса – сама призналась!
– Вот я ж и говорю! – сразу заулыбался барон.
Мрак, молча, развернулся и пошёл к своему коню.
– Рассказывай, что ты наделала, ведьма! – рыкнул судья Севс на неё резким голосом. – И не смей врать!
– Я... об... обворожила господина Д-донни и заставила его прийти на... на шабаш... чтобы перетащить его на... на нашу сторону... и... нам помеш... шал барон Виер...
– Чёт я такого не припоминаю, – засомневался Донни, сидя на крыше и жуя яблоко под хихиканье сидящих рядом крестьян.
– Заткнись! – повернулся Свенд к младшему братику. – Я с тобой ещё поговорю...
– Обидно! – громко вздохнул Донни. – Такая красивая, а я и не помню, как она меня того... обвораживала...
И под дружный смех, спрыгнул с крыши, смотавшись куда-то в зелень, от греха, то бишь братца, подальше.
– Достаточно! – Воскликнул Свенд и все резко умолкли. – На костёр её! Верно святой отец?
Изрядно помятый вчерашним, позавчерашним, а также давешним, отец Викентий, энергично закивал, не переставая обгладывать жаренную куриную ногу.
– Угу! Еретичка! Угу!
Виер перевёл взгляд на синюшного судью.
– Ваша честь?
Тот важно кивнул.
– Разумеется, барон. Разумеется! – И гнусавым голосом громко сказал – Виновна! Казнить без пролития крови! То есть сжечь!
Виер посмотрел на Тобиаса, в упор не видя ни темника, ни Ар`шпа.
– Что скажет рыцарь ордена?
– Готовьте костёр! – махнул рукой Тобиас, наслаждаясь своей причастностью к борьбе со злом – Туда ей и дорога!

Отредактировано Toron (11-11-2016 14:17:36)

0

24

***
Тобиас отошёл от клетки и подъехал к веранде, где снова собрались рыцари, а также Аарон и Седовлас.
– Всех бы их так! – сказал он, раздувая ноздри от гнева. – На одном костре спалить!
Троица насмешливо переглянулась. Даже стоящий рядом Аарон, позволил себе легкую улыбку.
– Вас в ордене только железками махать учили? – фыркнул Белый Дракон. – Для борьбы с нечистью, брат, этого маловато будет.
– Сударь! – вспыхнул Тобиас, соскакивая с коня. – Птархский Теократический Университет является одним из лучших учебных заведений Ордена! Я имею грамоту, принятую из рук магистра лично!
– Вот это коллизия! – покачал головой Белый Дракон. – Умный и в доспехах... А я уж подумал, что ты всю учёбу девкам стихи читал. Или, чем ты там с ними занимался...
Тобиас покраснел как рак
– Ну, тогда – продолжил Белый Дракон, – напомни ка, братец, кем себя считает любой еретик?
– Еретики… – протянул Тобиас, почувствовав себя школяром у доски – Ну... это... многообразные сборища, исповедующие непринятие Святого Кру....
– Вас не спросили, КТО такие еретики, – перебил его Мрак. – Спросили, кем они СЕБЯ считают.
– Ах, себя... праведниками, конечно! – вспомнил Тобиас, хмуря лоб. – Себя праведниками, всех остальных еретиками. А что?
– Итак, юноша, – сказал Седовлас, улыбаясь. – Мы видим еретичку, утверждающую что она – еретичка. И?
– И? – Тобиас вылупился на старца несколько секунд пытаясь понять, чего они все от него хотят. Потом гневная краснота лица резко сменилась бледностью, и младший рыцарь медленно повернул голову в сторону клетки. Тяжёлым взглядом посмотрел на барона и на сгружающих хворост с телег наёмников. Вытер вспотевший лоб.
– Она себя оговорила, – наконец сказал он. – Может, под пыткой… В любом случае она не верит в то, что говорит! Необходимо провести повторный допрос!
Он встрепенулся.
– Я скажу Виеру об ошибке! Она же не мо...
– Да знает он всё! – усмехнулся Белый Дракон. – Он это и подстроил. И девку чокнутую подыскал. Капище наверняка целое. Для себя любимого припрятал, потому и нервный такой, перец красный, сил у него мало с нами справиться, обмануть хочет…
Тобиас медленно кивнул.
– Да, но ведь и мы ничего не сможем доказать.
– Ну что ж поделать, – начал вдруг утешать его Ар`шп. – Задание ты выполнил. Магистр будет доволен. Так что награду тебе точно дадут...
– Не надо мне награды за такое! – вспылил младший рыцарь, извлекая меч из ножен – Я хочу это остановить!
– И как вы остановите сотню вооружённых головорезов? – спросил Мрак, ловко беря его за руку и вкладывая меч обратно в ножны.
– Нас всех вместе больше сотни, – сказал Тобиас. – Их же с бароном – тоже сотня, наверняка какой-нибудь сброд…
– Ты не учёл мужичьё, числом в пару сотен топоров и дубинок! – добавил Белый Дракон. – Святые ордена крестьянам до жопы, а вот бароны им не чужие. Защитники как-никак. Да и ведьм крестьяне боятся. Так что расклад совсем иной, чем ты думаешь.
– Да что такое мужики? – оттопырил губу Тобиас. Ему ответили нестройным смехом.
– Сами по себе может и ничто, – сказал Белый Дракон, – а как усиление наёмников, вполне сгодятся.
– Не говоря о том, – добавил Мрак, – что у ваших людей приказ охранять вас, а не участвовать в ваших авантюрах. Поэтому нас не сотня, а меньше четырёх десятков.
– Их за это накажут! – вспылил Тобиас.
– Их НЕ накажут, – возразил Мрак. – Старые солдаты для ордена ценнее, чем вы. Особенно сейчас, перед большой войной, которая начнётся со дня на день.
Тобиас побледнел до серого.
– Получается… сейчас мы позволим совершиться несправедливости?
– Вы в своей жизни ещё много раз увидите, как совершают несправедливость, – мягко сказал Седовлас. – Да и сами наворотите немало, особенно если не научитесь терпению и спокойствию.
– Справедливость мы обязательно восстановим, – пообещал Мрак. – Когда дойдём до Гарта в расположение ордена. Но, увы, не сейчас.
Тобиас сжав зубы, посмотрел в сторону клетки. Он долго не мог оторвать взгляда от обречённой позы, несчастной приговорённой к смерти. Лишённая сил от постоянных переживаний, девушка сидела в клетке, практически не двигаясь. А бравые ребята уже соорудили нечто вроде основания из хвороста и, стащив клетку с телеги, не спеша понесли её прямо туда.
– Ар`шп – сказал Мрак. – Пройдись с Аароном по периметру, проверьте дежурных. Возможно, отряд барона разделился, и они готовят нам удар в спину. И проследите за мужиками!
– За мужиками Яшка следит, – отозвался Тобиас. – Я дал ему в помощь двух солдат.
– Вот это правильная мысль, – одобрил Мрак. – Но всё равно проверьте. А мы с младшим рыцарем побудем на виду у барона.
Оперативник и гвардеец кивнули и быстро вышли из веранды.
***
Погодка была хорошей. Солнце частенько вырвалось из-за тёмных кучевых облаков, согревая своими теплыми ещё лучами зелёный лес, луга и высящиеся неподалёку горы.
Аарон был даже рад выпавшей «прогулке». Конечно, ходить проверять посты и баррикады, дело не самое интересное, но ему очень не хотелось смотреть, как будут мучить насмерть несчастную ведьму. Свой «пунктик» на убийство беззащитных у Пламеня был с детства. Сейчас он, пожалуй, впервые за эти две недели, почувствовал как ему плохо от этого мира, его законов и злобных самовлюблённых обитателей. Настолько тупых, что даже дуболомные рептилы не хотят считать их разумными существами.
– Смотри ка! – показал Белый Дракон, заскочив на телегу, оттуда был виден отряд барона. – Виер, повесил себе на грудь какую-то цепь!
– Вижу – процедил Аарон, запрыгнув следом. – Ты почуял магнусита?
– Да! – кивнул Ар`шп, – Есть там один, не рядовой. Вот только я не смог определить кто именно… – Белый Дракон ещё раз взглянул на мелькающего вдали барона. – Но, думаю, догадаться не сложно. Надо предупредить старичков...
– Да… – согласился Аарон. – Но ведь Мастер должен знать о вызове демона? Тем боле Седовлас. Он же маг!
– Седовлас совсем не по этой части маг, – отмахнулся Белый Дракон. – Что до Мастера… он конечно, знает многое… но он полководец, тактик. С нечистью вязался редко. А вот я тёмных гонял много, – Белый Дракон нервно засмеялся, спрыгивая с телеги на влажную, но вполне твёрдую землю. – Да и сам им был… у магнуситов…
– Ты был магнуситом?! – выдохнул Аарон. Они направились вдоль телег, по периметру. Белый Дракон хмыкнул, поправив оружие
– Жрецом. Так же как и твой недолгий друг был апполитом. Который Магнуса боялся. Я тебе скажу, что многие оперативники служат в религиозных культах. Такую стратегию выбрал Центр – управлять этим миром, через религии.
Они перешли с шага на бег, проскакивая относительно открытую местность.
– А чего тогда ты ушёл? – поинтересовался Аарон. – Не любишь власть?
– Ну не настолько, – признался Белый Дракон, – чтобы совершать жертвоприношения. Противно, знаешь ли!
Аарон машинально просматривал лес за телегами, и размышлял, переваривая услышанное. Ещё вчера магнуситы были для него абсолютным дистиллированным злом. Теперь же он в команде с одним из них, пусть даже бывшим.
– В Валиноре жертвы не приносят? – спросил он.
– Исключительно демонов, – хохотнул Ар`шп. – Мы уничтожали их всех, кого смогли достать. Потому что боги, это не разумные существа, как считают в Центре, а паразиты, которые довели этот мир до беды.
Они проверили очередной пост, затем услышали какие-то эмоциональные разговоры, и решили свернуть с периметра, проскочив по улице.
– Но силёнок у нас не хватило, – сказал Ар`шп ускоряя шаг, кладя руку на эфес. – Кажется, демонические твари объединились против нас, хотя наши главари думали, что это невозможно. Вот и облажались –  снесло наш Валинор как песочный замок волной…

Отредактировано Toron (18-11-2016 09:39:55)

0

25

Одно не пойму. Судя по статистике посещений, на каждое обновление приходят пару десятков человек.
Но ни ошибок, ни замечаний... Вы их не замечаете, или вам просто лень об этом писать?

0

26

Пяток угрюмых мужиков стояли перед крепким рослым детиной, глядя на него настороженно исподлобья. Человек был одет в крестьянский кафтан, но чувствовалось что под ним как минимум кольчуга, а под ней некто совсем далёкий от размеренной сельской жизни. Чуть поодаль, ближе к лесу, ещё двое «крестьян» с тесаками в руках, нервно осматриваясь по сторонам.
– Сейчас соберёте своих и тихо выведете их в лес, – не терпящим возражения тоном говорил детина. – Копья сложены у большого дуба, там же буду ждать вас и я. И смотрите – его голос зазвучал угрожающе – кто не явится, всей семьёй под нож пустим. Прямо на глазах остальных, ясно?
Мужики закивали вразнобой. Детина снисходительно улыбнулся.
– Не бойтесь, сомнём их, вам тоже доля будет. Барон своих без награды не оставляет…
– Эй, молодой и интерефный – крикнули сзади, – ты фто воду мутиф?
Детина одним взглядом скользнул по своим помощникам и те быстрым шагом направились к говорившему, поигрывая тесаками. Что-то свистнуло, один из идущих споткнулся, схватился за грудь и молча, рухнул на землю. Спустя миг за ним последовал и второй.
Детина, растолкав мужиков рывком метнулся к лесу. Перекатом уклонился от выпущенного в него болта, и прыгнул в кусты.
– Уфол, фабака! – выругался Хлыст, пробегая мимо ошалевших крестьян с тесаком в руке. Внезапно послышался истошный крик. Яшка замер возле кустарника, сделав пару шагов назад. К нему уже подходили двое арбалетчиков, с топорами в руках, напряжённо всматриваясь в шевелящиеся ветки. Перезарядить арбалеты они не успевали, а потому не стали и время тратить.
Внезапно кусты раздвинулись, и оттуда выломился Белый Дракон, рубящий мечом ветки, словно вражьи головы. За ним флегматично следовал Аарон Пламень, виновато держа за шиворот окровавленное тело.
– Слушай сюда гвардеец, – ругался Ар`шп, – я понимаю, что тебя приучили сперва мочить, а потом думать. Но в нашем деле, пленные куда важнее мёртвых! Мы бы сейчас из него всё вытряхнули. Кто послал, чего хотят, когда начнут… А теперь снова будем в угадалки играть…
Аарон красный от досады, молча, тащил труп. Он убил этого бедолагу не от чрезмерной крутости, как думал Ар`шп, а от испуга. Детина, уходя от выстрела в спину, резко свернул в сторону и внезапно выскочил прямо перед Пламенем, да ещё и с мечом в руках… ну а дальше уже рефлексы. За них Аарон и ругал себя последними словами под ворчание оперативника.
Узнав идущих, Яшка расслабился и повернулся к крестьянам
– Мувыки, будете помогать бавону, мы вафу франую деревню фпалим ко всем циртям. Напофледок, нах… гульнём по полной… Я ЯФНО ВЫРАВАЮФЬ!!!
Крестьяне испуганно закивали. Куда ж яснее… Махом руки Яшка приказал им уматывать и они от греха подальше, помчались в деревню, рассказывать о случившемся всем остальным.
– Ну… и что это за друзья? – спросил Белый Дракон, осматривая покойников.
– Обычный сброд, – сказал подошедший солдат-арбалетчик, – на магнуситов не похожи.
– И доспехи у них говно, – добавил второй.
– Так, ребята, – распорядился Белый Дракон, – хорош тут на открытом месте торчать. Они из леса пришли, могут и ещё подойти. Затащим дохляков вон туда, за угол. А то мало ли…
Парни кивнули, взяли покойников и поволокли их к ближайшему амбару.
– Смотри, Ар`шп, – Аарон показал на руку убитого. Там был браслет, сделанный, словно из воронёной стали, в виде змеи, держащей в пасти свой хвост.
– Не могу понять, – пробормотал Аарон, – Как он его надевал? Ни креплений, ни застёжек, цельный металл!
– А вот это точно магнусит, – ухмыльнулся Белый Дракон. Он присел возле покойника, и коснулся пальцем браслета. Внезапно металл дрогнул, перекрасился в серый цвет обычной гадюки. Аарон отпрыгнул назад, схватившись за нож. С шипением змея развернулась и переползла на руку Белого Дракона.
– Эта штука защищала его от «взглядов» мага, – пояснил Ар`шп, держа извивающуюся змею за хвост. – Поэтому даже Седовлас, не может их почуять.
– А почему она развернулась только у тебя, – спросил Аарон, и тут же осёкся, вспомнив, что перед ним бывший жрец.
– Маг..нуфит… тозе магнусит… – выдохнул Яшка, вжавшись в стену амбара. Белый Дракон встал и повернулся в его сторону. Он был выше Яшки на голову, тем более тот словно стал ниже ростом. Их взгляды встретились, наступила напряжённая тишина. Двое солдат шмонали покойников и пока ничего не замечали.
– Не боись, – тихо сказал Белый Дракон. – Не обижу…
Бросив змею на землю, он придавил её сапогом. Послышался хруст и завоняло гарью.
– Продолжай служить, – добавил Ар`шп. – И всё будет хорошо. Угу?
– Ф… фделаем… – кивнул Хлыст.
– Вот и ладушки. А с рукой чего? – спросил Ар`шп, глядя как неестественно лежит тесак в левой руке Хлыста. Определённо он правша.
– И ф ногой… – осклабился Яшка. – Вабыли как я к вам попал?
– А… точно… – Белый Дракон кивнул и повернулся к Аарону, теряя к Хлысту всякий интерес.
– Похоже, барон готовит драку! Надо срочно предупредить старичков.
– Значит, этот козёл всё же принесёт девку в жертву – выдохнул Пламень. – И вызовет эту тварь…
– Всё будет хорошо, – тихо сказал Белый Дракон, скорее себе, чем гвардейцу. – Всё парни, работайте, мы побежали!
Они промчались через село, буквально на одном дыхании, опасаясь не успеть. Но всё пока было по-прежнему. Костёр ещё не жгли, продолжая неторопливо выгружать хворост.
– Мастер! – тихо сказал Ар`шп, врываясь в веранду. – Где Мастер?
На веранде было пусто. Совсем. Тобиас стоял в десятке шагов, мрачно глядя то на клетку, то на барона. Солдаты всё так же сторожили друг друга. Мрак и Седовлас, пропали, как и не было их.
– Брат, где Мрак? – спросил Ар`шп, подходя к рыцарю. Тобиас вздрогнул, отвлекаясь от мрачных мыслей, повернулся, пожал плечами.
– Они хотели что-то проверить, – вспомнил он, – но… я не понял о чём речь…
Ар`шп быстро вернулся на веранду, зло пнул деревянную стену.
– Что делать? – прошептал он. – Делать то что?!
Аарон стоял, опираясь о перила, и ждал приказаний. Ничего предложить он не мог, не научился пока ещё предлагать.
Наконец Белый Дракон повернулся к гвардейцу. В глазах светилась яростная решимость.
– Похоже, старички пустили дело на самотёк, – хрипло сказал он. – Мы с тобой одни сейчас. И поэтому сделаем вот что…

Отредактировано Toron (17-11-2016 09:52:51)

0

27

Toron написал(а):

ни ошибок, ни замечаний... Вы их не замечаете, или вам просто лень об этом писать?

Наверное, ошибки настолько незначительные, что не видны рядом с достоинствами текста :-)
Нет, серьезно: хороший язык, не возникает желания придираться.
Ну, в #21, если  о ч е н ь  пристально вглядываться, ПМСМ одна запятая лишняя, а еще четырех не хватает (причем -- в прямой речи, так что, может, это особенности речи персонажа):

Toron написал(а):

А мы[+ЗПТ] дураки[+ЗПТ] ещё туда побежали, посмотреть. Донни сказал, что там золотишко лежит, и я[+ЗПТ] дурак[+ЗПТ] побежал.
----------------------------
А мы стоим,[--ЗПТ] и пошевелиться не можем...

+1

28

ИнжеМех написал(а):

Нет, серьезно: хороший язык, не возникает желания придираться.

Это спасает мою гордость :) Я думал игнорят.

0

29

***
Вскоре клетку со всех сторон обложили сушняком. Затем парни несколько раз сильно дёрнули за прутья, убеждаясь, что она надёжно прикреплена к старому дереву и при выгорании сушняка раньше времени не упадёт. По завершению этих действий, один из наёмников доложился барону о готовности к началу казни и тот, молча, кивнул, не сводя взгляда с жертвы.
Наступила гробовая тишина, нарушаемая лишь печальным завыванием холодного ветра. Все стояли неподвижно, никто ничего не говорил. Девчонка тоже не двигалась, она неподвижно стояла на коленях и тряслась крупной дрожью, хорошо заметной даже с десятка шагов.
Тобиас сжал руки в кулаки, прикусив нижнюю губу, едва не до крови. Он совершенно не знал, что делать. Впрочем, знал! Потому и ненавидел себя сейчас. Безусловно, глупо жертвовать собой ради какой-то безродной крестьянки. Нет, на это он не пойдёт. Но происходящее наводило тоску. Хоть волком вой. И ведь никто ему не поверит, что барон служит нечисти. Так и запишут – ведьму нашли и казнили, барон молодец, младший рыцарь Тобиас тоже умница. И всё. Конец истории! В Ордене сейчас так плохо, что никто не захочет разбираться ещё и с этим. А он – Тобиас из замка Шершень всю свою жизнь проведёт с воспоминанием, как покрывал нечистого… ради двух мешков с барахлом.
Младший рыцарь настолько сильно переживал происходящее, что далеко не сразу обратил внимание, на шуршащий в голове шёпот. Зато когда сообразил, что ему не причудилось, то вся рефлексия разом вылетела из головы.
Шёпот звучал тихо, но совершенно отчетливо и, причём со всех сторон. Рыцарь беспокойно осмотрелся, пытаясь «услышать» источник. Но вокруг были только молчащие суровые воины никак не похожие на колдунов и магов. Возможно, Тобиас среди них был единственным, кто ХОРОШО понимал, что такое шёпот. Всё-таки будущий инквизитор…  Правда, он до сих пор, даже не догадывался о своей способности чуять шёпот. И честно говоря, совсем не радовался тому, что она у него есть. Ведь шёпот – это призыв могущественной нечисти. Теперь Тобиас знает, ЧТО сейчас произойдёт, но что делать с этим? Рука легла на меч. Глаза цепко высматривали каждого в поисках колдующего.
– Надо понять, кто вызывает и… пресечь!
Первым делом он всмотрелся в приговорённую. Может она? Чтобы спастись от казни. Но тогда почему, только сейчас? Вчера ей что мешало? Нет, вряд ли… Искоса поискал глазами своих попутчиков, но те куда-то делись. Впрочем, если бы они могли такое сотворить, наверняка применили бы позавчера, когда баланс сил был куда хуже, чем сейчас. Нет… не верится как-то… Может, всё-таки барон? Или судья... ДА КТО ЖЕ, НАКОНЕЦ!!! Он сжал зубы, затравленно осматриваясь по сторонам. Кто? И кого? Это, пожалуй, важнее…
Похоже, что шёпот не слышал никто. Все вели себя, обычно... хотя нет, девчонка встрепенулась, и начала испуганно осматриваться. Глаза Тобиаса прищурились, ага! И она слышит! Значит не причудилось...
– Зашевелилась тварь, – галдели наёмники барона. – Сейчас почистим тебя! До косточек!
Но она их не слышала, продолжая беспокойно оглядываться, а потом резко схватилась за голову. Шёпот стал настолько сильным, что буквально подавлял. Но Тобиас заставил себя переставлять ватные ноги в сторону флегматично стоящего коня.
Арчи ничего дурного не замечал, пощипывая травушку, да поглядывая в сторону кобылки, стоящей под бароном. Проблемы людей его не волновали, пока Тобиас не положил ему руку на шею.
– Сейчас покатаемся, – сообщил он. Арчи укоризненно взглянул на хозяина, и фыркнул в сторону толпы народа. Опять, мол, по головам ходить заставишь!
В это самое время высокий парень, в ладной стёганке, оставил у товарищей оружие и гордо взял в руки факел. Неторопливо поджёг, под одобрительный гул наёмников, и уверенной походкой двинулся к клетке.
Схватившись руками за прутья, стоящая на коленях девушка, беспокойно вертела головой. В её глазах светился истинный ужас, но отнюдь не от приближающейся неумолимой гибели, смердящей едким потом и сивушным перегаром – наёмника, она словно и не видела, тщетно пытаясь рассмотреть нечто иное.
– Поджигай! – бодро сказал старший барон. Наёмники весело загалдели, поддерживая Виера. Парень осклабился в сторону хозяина и прибавил шаг.
Тобиас нервно поглаживал то шею коня, то рукоять меча. Шёпот становился всё громче и отчётливее. Через всю полянку вдруг прошла волна ледяного холода, вызвавшая у каждого приступ дрожи. Кто-то начал беспокойно оглядываться. Теперь не только Тобиас с несчастной Эвой заметили происходящее непотребство. Люди ёжились и кутались в свои одежды, хотя стоял редкий солнечный день, без малейшего ветерка. Впрочем, таковым он быть уже перестал. Наверху образовалось марево, совершенно не похожее на тучи или облака. Внезапно прямо над головами громко шваркнула молния. Люди вздрогнули, присели. Кто-то осенял себя Святым кругом, кто-то поглаживал маленькие фигурки семейных духов-хранителей. Все уже поняли – происходит что-то не то. На лицах читался страх.
Только барон казалось, совершенно не замечал ничего, не сводя взгляда с наёмника, нарочито медленно подходящего к клетке. Парень тоже ничего не замечал и откровенно наслаждался страхом жертвы и своей властью над ней. А потому к раздражению Виера, не спешил завершить процесс.
– Живее! – рыкнул барон, и наёмник прибавил шаг.
Но тут неожиданно, к нему подскочил Тобиас, фыркнувший Арчи начал теснить наёмника назад.
– Я требую! – крикнул Тобиас. – Переноса суда в Гард! На территорию ордена! Возникли обстоятельства... не позволяющие...
– Да поджигай уже! – заорал барон, сделав знак рукой. Наёмники разом подняли арбалеты и прицелились в сторону рыцаря, вынуждая того остановить коня. Барон на Тобиаса даже не взглянул. Плевать он на него хотел. Виера беспокоило только одно – что девчонка до сих пор жива.
Едва Арчи замер, детина перестал пятиться от клетки. Он подмигнул Тобиасу, добавив белозубый оскал на небритой роже и сделал пару шагов, резко наклоняя факел вниз...
Послышался слабый свист, и затем глухой чавкающий звук. Нагнувшийся наёмник от удара потерял равновесие, и со стрелой пробившей горло через затылок, хрипя, свалился на хворост. Девчонка при виде огня испуганно вскрикнула, закрыв лицо ладонями, но щедро льющаяся кровь погасила пламя, оставив лишь небольшой дымок.
– Кто?!… – выдохнул, словно кашлянул барон. На его сухощавом лице было нарисовано такое удивление, словно до сих пор он отрицал любую возможность противодействия своим планам.
Наемники, ощетинившись арбалетами, вертели головами, в поисках стрелка. Тобиас, не будь дурак, под возможный залп подставляться не пожелал и резко увёл коня назад, махом перепрыгнув через ближайшую телегу.
И никто не замечал, что дымок из погасшего факела вдруг уплотнился, и начал обретать очертания стремительно растущего вихря. Через несколько секунд из-под земли послышался злобный крик ярости и жажды разрушения. Мёртвый наёмник неожиданно с хрустом и чавканьем стал сворачиваться в клубок, будто нечто засасывало его изнутри. Вихрь же рос и обрастал ярко светящимися чертами – словно какой-то художник огненным карандашом делал наброски прямо в воздухе, быстро рисуя объёмную картину человекообразного монстра.
– Это Магнус! – заорал кто-то.
Наемники, шедшие к клетке, замерли и попятились назад.
– Она вызвала! – завизжал барон, – Убе...
Хлёсткий удар стрелы оборвал его фразу. Выронив поводья, Виер тяжёлым кулем свалился в примятую траву. Из его глаза торчала длинная стрела. Но на это уже никто не реагировал, всё внимание поглотила уплотняющаяся, обретающая очертания тень.
От наёмника осталась одна лишь одежда, свёрнутая в тугой пропитанный жиром комок. А рядом с клубком, стояла большая когтистая лапа…

Отредактировано Toron (18-11-2016 10:05:58)

0

30

Монстр был метра четыре ростом, с синей блестящей кожей и каким-то подобием одежды и доспехов. Оскаленная морда походила на дивную смесь бычьей и собачьей. Торчащие над головой рога, почти смыкались друг с другом, словно удерживая кончиками мерцающий промеж них яркий беспрерывно пульсирующий шарик.
Тобиас, хотя и был напуган, как и остальные, но заметил серьёзную незавершённость демона. Одежда сидела на нём кое-как, местами её вообще не было. Тоже самое можно сказать и о доспехах. Тобиас помнил, что Магнус всегда появляется в белой костяной броне, пробить которую под силу лишь большим крепостным арбалетам. Сейчас же от неё остались лишь короткий нагрудник, потрескавшиеся наручи и один-единственный наплечник. Одежда представляла собой что-то похожее на меховую куртку с одним рукавом, плавно переходящую в рваные шорты до колена.
Определённо с ним что-то было не так.
Мощные ручища нервно поигрывали длинными пальцами с острыми когтями. Бога ярости одолевало бешенство – его вызвали грубо и неправильно, накормили не сильной знахаркой, а каким-то пропитым уродом, да ещё и оборвали вызов, вынудив пробираться в Реальность самостоятельно, теряя энергию и причиняя себе адскую боль.
Глубоко вдохнув, демон яростно заревел как двести труб, и от этого рёва затрепетали в ушах перепонки. Из ноздрей и пасти вырывался не то пар, не то дым.
– Пойдёмте ка отсюда, господа, – засобирался Белый Дракон, – Что-то тут как-то неспокойно стало...
И резко сдёрнул прямо в глубину деревни. Аарон, не колеблясь, последовал за ним. Мрак с Седовласом так и не появились.
– К-куда! – выдохнул Тобиас, ошарашено глядя в спины отступающих. Бегство с поля боя никогда доблестью не считалось, но видимо Ар`шп решил, что лучше оставить честь, чем голову. За честью можно будет вернуться в отличии от наоборот.
Конь Арчи тут же выразил согласие с Белым Драконом. Животное в панике рванулось в чащу, несмотря на окрики перепуганного рыцаря и понесло его в лес. Солдаты ордена и  «зельбовского» княжества предпочли спрятаться за телегами, готовясь защищаться. Бежать им было особо некуда.
Однако Магнус в первую очередь обратил внимание на тех, кто ближе, то есть на людей барона. Их командир валялся мёртвым, а сами они изрядно растерялись.
Пройдя в нескольких шагах от ряда телег, Магнус смял частокол и оказался во дворе старосты, расположенным перед «линией обороны». Там уже никого не было, все попрятались кто куда. Позади двора, стояли бойцы с арбалетами наготове и боялись лишний раз двинуться, чтобы не привлекать к себе эту тварь.
С сожалением дохнув дымом, Магнус повернулся и с некоторой задумчивостью осмотрел сбившихся в кучу наёмников, щетинящихся пиками. Наконец расплывшись в клыкастой улыбке, выдрал из сарая здоровенное бревно – как щепку с кучи снял – и под грохот рушащегося здания пошёл назад, поигрывая бревном как лёгкой палочкой.
– Не стрелять! – шипел Сержант на солдат. – Может, сам уйдёт…
– Ага, уйдёт, как же… – пробасил один из бойцов. – Время у него должно выйти, тогда и пропадёт. А пока держаться надо.
– Вот я и говорю, – повторил Сержант, – не стрелять! Подождём…
***
– Стой, скотина! – орал Тобиас на коня, но тот и слушать ничего не желал и нёсся среди леса, как в чистом поле, ускоряя бег при каждом рёве демона.
– Да стой же ты!!!... Ох...
Тяжёлая ветка врубилась в плечо, и Тобиас, вылетев из седла, грохнулся оземь. Нависающий над ним купол из веток деревьев, казалось, крутился в обоих направлениях разом. Голова сильно болела.
– Какой позор! – просипел он, – я сбежал от схватки, и меня покалечило дерево...
– У тебя простой ушиб! – сказал кто-то, под приглушённый рёв демона. – Вставай!
Тобиас поднялся, осмотрелся. Вроде действительно цел, хотя голова всё же побаливала. Человека он видел плохо, в глазах плыло. Понял только, что тот сидит в ветвях, держа в руках лук.
– Я могу предложить тебе восстановить поруганную честь, – сказал человек, – если не испугаешься.
– Что?! – вспылил Тобиас. Шутки он не понял.
– Вытащи девчонку! Если демон до неё доберётся, нам уже ничего не поможет! Я тебя прикрою.
– Одним луком? – удивился Тобиас, но сфокусировавшись, понял, что это Аарон.
– Согласен! – сразу ответил он. О том, что представляет собой этот худощавый угрюмый парень, Тобиас знал из восторженных рассказов Ивара.
Нащупав свой топор, ибо меч вместе с конём ускакал куда-то в чащу, младший рыцарь осмотрелся, соображая куда идти.
–  Торопись, пока он занят! – сказал Аарон и пропал в ветвях.

***
Девчонке повезло ещё раз. Магнус был взбешён, ослаблен и потому с ходу наделал ошибок. Ревя как сто быков, он топнул ногой и из образовавшихся трещин выбрались два десятка здоровенных, похожих на волков тварей. Они сразу же кинулись на людей погибшего барона. Те, защищаясь, уплотнились в нечто похожее на каре, и выставили пики. Если бы он не вызвал волков, наёмники просто разбежались бы кто куда, ибо хозяин мёртв, а драться против демона, да ещё и бесплатно – нема дурных. Но волки вынудили их драться за себя. Они прыгали вокруг наёмников, иногда удачно вырывая из строя отчаянно вопящих бедолаг, но чаще всего сами с визгом отпрыгивали, напоровшись на пики или алебарды. Несколько хищников уже валялись мёртвыми. Последнее обстоятельство Магнуса расстроило больше всего. Он нервно бродил около каре, примеряясь, как прорваться через пики, оглашая местность ужасным рёвом, смешанным с воем хищников. Наемники, отвечали отборным матом и пытались нанизать его на копья.
Сбив рукой в сторону ближайшие пики, Магнус сделал выпад, поднимая бревно, и с силой ударил им наискось, повалив с ног, человек пять. Брызнула кровь, и послышались истошные крики боли. Замахнувшись ещё раз, Магнус ударил в другом направлении. В образованные прорехи в строю, врывались рычащие хищники и рвали всех, до кого могли дотянуться. Из глубины строя, их били топорами, кололи пиками, вынуждая отскакивать или умирать. На каждого погибшего зверя Магнус отвечал яростным рёвом. В бок ему впилось несколько заострённых наконечников. Некоторые из них пробили кожаную броню, и полилась шипящая кровь. К бешеному рёву добавился оглушительный стон. Однако Магнус продолжал перемещаться вокруг кромсавших его наёмников, то и дело, совершая выпады, прорываясь через пики и охаживая бревном их владельцев. Вместо павших волков, из-под земли выбирались новые, тут же кидаясь в драку.
Стоящие за телегой воины ордена поглядывали на Сержанта. Может, вписаться? Ивар в глубине души надеялся, что придёт Тобиас или Мрак и скажет, как надо поступать. Но никого не было, а меж тем от опытного глаза Сержанта не укрылось, то, что ран у Магнуса становилось всё больше. Он явно слабел, двигался медленнее, а волков появлялось меньше, чем погибало.
– Ладно, – сказал он, – хрен с вами. ПЛИ!
***
Клетка была ржавой, старой, но ещё весьма прочной. Девчонка вжалась в угол, и глазами полными ужаса смотрела на зверствующего демона. Пока что ему было не до неё, но бой постепенно завершался. Хоть и слабел раненный демон, но и строй наёмников рушился, распадался. Удары бревна и волчьи клыки неизменно находили свои жертвы. Хотя большей проблемой были настроения воинов – каждый думал только о себе и надеялся не на победу, а на возможность бегства.
Не придала им уверенности и поддержка арбалетчиков, засыпавших волков и демона градом стрел. Наконец, мысль о бегстве стала доминирующей, и крепкий с виду строй, не потерявший и четверти бойцов, внезапно для всех бросился врассыпную...
– Трусы! – хрипло сказал Тобиас, подбегая к клетке. В доспехах сильно не побегаешь, у него ушло больше двух минут, пока он добрался до места казни.
Схватив топорик, он нанёс удар обухом. Повторил. Потом ещё раз и ещё. Металл жалобно звякал, но уступать не собирался. У старательно работающего рыцаря за спиной вырастал высоченный силуэт. Небрежно поигрывая окровавленным шестиметровым брёвнышком, с которого всё ещё падали ошмётки плоти и одежды, Магнус шёл к клетке за своей жертвой. Сглотнув слюну, Тобиас повернулся и снова махнул топором. Убегать он не собирался. Во всяком случае, без девчонки.
Между тем, толпа наёмников барона, активно преследуемая хищниками, стремительно покатилась к телегам, к неудовольствию держащих сидящих там бойцов ордена. Охваченные паникой, наёмники барона, раздвигали колья, перемахивали через ограду, расталкивая орденских, и бежали дальше в глубь деревни. Следом за ними между раздвинутых кольев, мчались волки.
Яростно ругался Сержант, требующий от бегущих стать в строй и сражаться. Около полутора десятка парней, видимо бывших солдат, услышали приказ и машинально остановились, включившись в драку. Остальные же кинулись в деревню, надеясь спастись от волков, а заодно и прихватить себе какое-нибудь добро, раз хозяину оно уже без надобности.
Магнус повернулся к клетке. Увидев его, Эву покинули остатки чувств, и она тихо сползла на решётчатый пол.
А Тобиас всё махал топором, пытаясь проломить замок, когда позади него нарисовалась фигура.
– Эй, ты что творишь! – крикнул кто-то за спиной. Вздрогнув, Тобиас поднял щит и обернулся. Но перед ним стоял не демон, а всего лишь Виер-младший. У ног Донни стояла… собачка. Такой же формы, того же вида… Тобиас машинально протёр запотевший лоб грубой кожаной перчаткой – пот заливал глаза. Наваждение прошло, собаки больше не было.
– Отойди ка! – крикнул Донни. Он просунул руку в замок и выдрал стальной стержень. Дверь со скрипом раскрылась.
– А говорят, что я дурак, – бурчал Донни. – На себя бы посмотрели...
– Быстрее! – приказал Тобиас. –  Вытаскивай её, я прикрою!
Магнус приближался. Драка не прошла для него даром, он был весь в ранах, к тому же в нём торчало десяток арбалетных болтов – солдаты Ивара причастились. Но даже в таком состоянии, он был для Тобиаса гарантированным смертным приговором.
Демон шёл медленно, обе ноги были посечены и утыканы стрелами. Раны понемногу затягивались, но не так быстро – сказывалась общая слабость. К счастью для рыцаря, волки прыгали на телеги, пытаясь прорвать строй новых врагов. Магнус уже видел свою жертву. Оскалившись, вожделённо рыча, он приближался со всей возможной скоростью.
Со свистом пролетела стрела, впившись ему точно в глаз. Громко и пронзительно заорав, Магнус схватился за оскаленную морду и попытался прикрыть второй глаз руками. Следующая стрела воткнулась ему между пальцев, лишь чуть не попав во второй глаз.
– Быстрее! – прошептал Аарон, натягивая лук. С ревущим чудищем он остался один на один.
...К клетке со свистом нёсся камень, летящий прямо на Донни, вытаскивающего упавшую в обморок девушку. Это Магнус подобрал булыгу и попытался прибить нахальных людишек, уводивших его Добычу. Младший рыцарь закрыл их щитом. Гулкий удар сбил его с ног, в глазах потемнело.
– Уводи её отсюда! – прохрипел он, упрямо вскакивая на ноги и держа щит перед собой. Однако второго броска не последовало. Началась дуэль Магнуса и Аарона. Пламень ловко двигался на недосягаемом для демона расстоянии между деревцами и осыпал его стрелами. Для Магнуса это было не смертельно, но тоже отнюдь не булавочный укол. Из многочисленных ран лилась густая тёмно-красная кровь.
Магнус умел видеть тепло и прекрасно знал, где стрелок. Присев на корточки быстро расшвырял своими ручищами дёрн и землю, обнажив каменистый слой. Сказывалась близость горы, камни здесь лежали рядом с поверхностью. Выломив из грунта большой булыжник, демон размахнулся и запулил его в стрелка. Хрустнуло и сложилось пополам массивное дерево. Аарон едва успел отскочить, как рядом пролетела очередная булыга, на сей раз изломанная трещинами. Врезавшись в дерево, она разлетелась на куски, один из которых попал в Пламеня. Шипя от боли, Аарон с трудом откатился от третьего булыжника и, прижимая ушибленный бок, начал отходить в лес...
Магнус был доволен, он снова победил. Теперь надо найти Добычу, ибо силы его иссякали. В поле зрения снова попали три тёплых пятна, одно из которых тащило другое, а третье, прикрываясь щитом, отходило спиной вперед, готовясь закрыть их от удара.
***
Волки с яростным воем врывались на позиции, пытаясь повторить то, что сделали с первым отрядом. Но им мешали телеги и грамотно выставленные колья. Те, кто заскакивал на них, тут же выхватывал горячего копьём, или просто топором. Арбалетчики перезаряжались при каждом удобном случае, но их таких было всё меньше.
Но в одном месте, волки прорвались. Там было слишком много беглецов, они мешали драться и пока от них избавились (прирезав кое-кого), волки уже проскочили смертельно опасное для них заграждение.
– Они сзади! – заорал кто-то.
– Заткнись! – крикнул Ивар, – Держать строй!
Прорвавшиеся волки в деревню не пошли, они бешено неслись, описывая полукруг, заходя в спину защитникам баррикад. Добить.
– Залп! – крикнул Ивар. Пяток арбалетов выстрелил. Двое или трое хищников, споткнулись на бегу и с визгом рухнули на бок. Остальные рычали, захлёбываясь пеной и мчались прямо на воинов, вынужденных теперь защищаться с двух сторон.
***
– Пошли! Живей! – понукал Тобиас Виера, держа наготове топор. – Заходите за избы! Прячьтесь куда-нибудь… Не отдавай ему девчонку, а то всем худо будет!
– Ага! – Донни схватил безвольную Эву и поволок за угол. Оттуда послышалось рычание. Эва взвизгнула, барон схватил большой охотничий нож, держа перед собой. Рядом с топором наготове стал Тобиас.
Прямо перед ними выскочил мощный огнегривый единорог с чёрным рыцарем в седле, в котором Тобиас не сразу признал Мрака. Следом за ним выпрыгнул второй зверь, с восседающим Белым Драконом. Ар`шп приветственно махнул Тобиасу и пришпорил коня. Глядя им вслед, Тобиас искренне пожалел, что он безлошадный. И в очередной раз мысленно выматерил своего трусливого коня.
***
Серый крупный хищник внезапно замер, с визгом пытаясь выгрызть пригвоздивший его к земле дротик. Со стороны изб появился небольшой отряд, который Мрак оставил для затыкания прорывов. Резерв был усилен тремя гвардейцами и двумя всадниками – собственно темником и Белым Драконом. Они ещё раз метнули дротики и, выхватив мечи, помчались наперерез волкам.
Глухой топот копыт, несколько махов мечей, уменьшили стаю на две головы, и сорвали её бешеный напор. Волки смялись, сбавили ход, и упустили момент. Вскоре их окружили с двух сторон и, прижав к избам, начали ожесточённо забивать насмерть, оттягиваясь за весь пережитый страх.
***
В рядах кругоносцев первая паника понемногу прошла. Волки снаружи так и не дождались, когда их прорвавшиеся собратья ударят врагам со спины, поэтому они прекратили бросаться на баррикады и помчались в пробитую предшественниками «дырку». Впрочем, там их уже поджидали «зельбы» с тремя гвардейцами, каждый из которых уже имел по две срубленных бошки на счету.
Позволив себе роскошь отвлечься от волков, Сержант, внимательно наблюдал за боем Магнуса и непонятно кого, лихо осыпающего демона меткими стрелами.
– Бей! – наконец приказал Сержант, поймав момент, когда Магнус очередной раз поднимет камень обеими ручищами и замрёт, прицелившись.
Три десятка болтов, впились демону в руку и незащищённый бок. Магнус шарахнулся назад, выронил камень, и взвыл. Однако Сержант переоценил убойную силу болтов, почти все они застревали в прочных как дерево мышцах Магнуса, не нанося ему тяжёлых ран. Бог Яроости согнулся, рыча от боли, потом выдрал кусок бревенчатой стены из бани, и прикрылся им словно щитом.
– Вот сукин сын! – выдохнул Сержант, добавляя пару крепких выражений. – Заряжай!
Отходить им было поздно, Магнус их уже заметил. Убегать в панике западло – волков добивали, новые так и не появились, так чего дёргаться?
– ПЛИ! – опять приказал Сержант.
Новый залп толку не принёс – большая часть стрел воткнулась в импровизированный щит демона. Магнус осторожно выдрал раненной рукой очередной камень и, замахнувшись, метнул его в избу, развалив её одним ударом. Закричали два солдата, придавленные руинами. Следом прилетел ещё один каменюка, и ещё. Демон швырял камни быстрее, чем солдаты заряжали свои арбалеты.
Кричали раненые, кто-то, ругаясь плачущим голосом, полз на четвереньках, кто-то осенял себя Святым Кругом, где-то ещё рычали волки...
– Чего зассали! – зарычал Сержант, глаза его блестели злой безуминкой – А ну заряжай, мать вашу!
Солдаты очулись, в руках снова появились «козьи ножки». Заскрипели заряжаемые арбалеты.
– По ногам твари – бей!
Большая часть болтов снова воткнулась в щит, но несколько таки угодили в ногу. Демон заревел, и сел на корточки, приставив "щит" к себе. Вскоре уже двумя руками, он начал выламывать камни и метать их в сторону арбалетчиков, заставляя выживших бросать всё и сматываться.
– Рассыпаться! – крикнул Сержант, и едва успел отпрыгнуть от запущенной в него каменюки. Просвистев рядом, булыжник выбил пару брёвен в стене. – Свободный огонь! – добавил Ивар, невольно признавая этим полный разгром своего подразделения. Солдаты итак уже разбегались кто куда, некоторые валялись убитыми или оглушёнными, катались по земле раненные. Лишь пять-шесть самых стойких бойцов, спрятавшись в укрытиях, упрямо продолжали заряжать арбалеты и стрелять по демону.
***
Конники шли красиво, стремительно набирая ход, выставив длинные кавалерийские копья навстречу Магнусу. Демон, увлечённый преследованием арбалетчиков, не сразу обратил на них внимание. А когда заметил, швырнул очередным камнем, но оба коня ловко уклонились от удара, не сбавляя хода. Демон выдрал ещё один булыжник, и поднялся замахиваясь. Но уже не успел. Рыцари обошли его с двух сторон. Мрак воткнул копьё прямо в неприкрытое "бревенчатым щитом" колено. Выронив камень, Магнус с рёвом упал на второе колено, опираясь на свой "щит". Секундой позже Белый Дракон, ткнул ему копьём в шею. Хрустнуло ломающееся древко, рёв Магнуса сменился бульканьем. Он медленно повалился на бок, хрипя и корчась. Послышался резкий запах горелой плоти.
– Конец, делу абзац! – подытожил Белый Дракон и, насвистывая фривольную песенку, совершил круг почёта около тяжело раненного противника.
Раны демона, тлели как угли на ветру. Но умирающий бог Ярости не унимался. Охватившее его бешенство перешло в саморазрушительную фазу. Пронзительно вереща от боли, Магнус пытался встать на изломанных конечностях, падал, всё сильнее занимаясь огнём. Но ему всё же удалось приподняться. Шатаясь, он потянул руки назад, растопырив пальцы, запрокинул голову наверх и издал негромкое, но отчётливое подвывание.
– Чего он делает? – громко спросил Ар`шп.
– БЕГИ ОТТУДА! – крикнул Мрак, впервые нарушив своё вечное хладнокровие.
Ар`шп пришпорил коня, но всё равно не успел. Магнус схватив себя могучими ручищами за пылающую шкуру, с хрустом разорвал себе грудную клетку. Хрип перешёл в пронзительный вой, отчего затрепетали барабанные перепонки, и разболелась голова. Раздался хлопок, сильная ударная волна, пошла во все стороны, опрокинув коня Белого Дракона на бок.
Наступила гробовая тишина – полуразорванный демон рухнул оскаленной пастью вниз, окутавшись вонючим дымом.
Ар`шпа перекатило по земле и влепило в ближайшее дерево. Охнув, он присел, восстанавливая дыхание. Рядом хрипел раненный конь.
– Прав Мастер, – с сожалением отметил Белый Дракон. – На меня коней не напасёшься.
Однако вскоре стало не до рефлексий. Из тучи дыма послышались совершенно неаппетитные звуки, после чего оттуда вышли двое, в блестящих доспехах, треугольных шлемах и массивными фальшионами, рукоятки которых они держали в металлических скелетообразных пальцах. Над ними пролетело нечто похожее на огромную летучую мышь с пастью крокодила и умчалось в небеса. А прямо за ними, из дыма вывалилось нечто тёмное, бесформенное с огромной оскаленной острейшими зубами пастью.
– Твою мать! – выдохнул Сержант, вытирая лоб. – Да когда ж это кончится!
Святозар, вытирающий скользкий от волчьей крови клинок, издал тихий смешок и добавил.
– Постарайтесь стрелять все сразу по летящей твари. Уверяю вас, она опаснее всех остальных.
Сержант взглянул на него искоса, но не ответил, всё ещё заворожено глядя на чудище.
***
Подняв хромого коня, Белый Дракон быстро повёл его к деревне, надеясь успеть. Когда сзади появились двое поблёскивающих металлом нелюдей, он уже понял, что не успеет. Ухмыльнувшись, хлопнул коня по крупу, направляя дальше, потом выхватил меч и перекрыл тварям путь. Поигрывая тесаками, они быстро приближались. Демон Ярости помнил, кто его убил… Однако и про свою Добычу Магнус тоже не забывал. И потому решил, что человеку хватит и одного Бессмертного. Второй же прыгнул блохой, метров на пятнадцать, добрался до изб и начав поиски сбежавшей троицы.
Первый Бессмертный, махнул фальшионом, сближаясь с Ар`шпом. Белый Дракон понимал, что противник у него страшный и вглядывался в каждое движение, стараясь понять, что можно сделать.
Однако Мрак уже был рядом. Разогнанный быстрым конём и брошенный мощной рукой дротик попал исчадию Магнуса прямиком в спину. Охнув, Бессмертный невольно сделал шаг вперёд, потеряв равновесие – и тут же Ар`шп ткнул ему длинным треугольным мечом в смотровую щель диковинного шлема...

+1


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Архив Конкурса соискателей » Игра стоит свеч!