Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Произведения Владимира Чистякова » Несносная Херктерент - 3.


Несносная Херктерент - 3.

Сообщений 231 страница 240 из 347

231

К Главе 11

У Рэдрии письмо на столе валяется. Глупо спрашивать от кого. Лежащие у себя письма Императрицы Марина так и не прочитала. Рэда отцу даже ответы пишет. Где-то Херктерент ей даже завидует.
– Мир он маленький очень. Только кажется огромным. Знаешь, где мой отец живёт?
– Далеко отсюда, – смеётся Марина.
– Я про  другое. Сама знаешь, литературная среда - тот ещё змеюшник. Все грызутся со всеми. Из-за творческих вопросов и ради самого процесса грызни.
Как-то прознали, с кем я общаюсь. Его принципиальные противники вдруг стали редкостными подхалимами.
– Сына за тебя там никто резко не возжелал пристроить? Или сам пристроиться?
– И это мне грэдка и Еггта говорит! Мы не миррены какие-нибудь, чтобы детьми ради выгоды для себя торговать.
– Эксцессы и у нас случается. Статью, наказывающую родителей человека от нежелания вступать в брак с собой покончившего относительно недавно отменили.
– Мне уже чётко сказано, решать мне и только мне. Правда, пригрозил, если мне в голову взбредёт родить и от ребёнка отказаться, то ничего хорошего меня не ждёт. Но я и так никогда ничего подобного не сделаю. Куда вероятнее, вовсе рожать не буду.
– Чего так резко? Сложности какие?
Выразительно косится на бёдра Рэды. Судя по ширине на первый взгляд, сложностей с деторождением в будущем быть не должно.
  – Я почти абсолютно здорова, во всяком случае в этой области. Переломанное в бою даже не повод ссорится.
Детей в будущем просто не захочу. В любовь совершенно не верю. Даже слишком большая бывает заканчивается как у моего отца. И он ещё человеком с честью отказался, вырастил и воспитал, хотя мог в детский дом отдать, мать-то от меня официально отказалась. Брак они не заключали.
  – Отомстить биологической родительнице не хотела?
  – Что бы мне это дало, кроме судимости или сумасшедшего дома? Я не самый счастливый человек на свете, но и не самый несчастный. К одному человеку, не знавшему матери, добавятся ещё двое, её потерявшие. Возможно, эту женщину они даже любят. Зачем их этого лишать?
–  Из врождённой человеческой злобности.
–  Мне не становится хорошо, когда кому-то бывает плохо. Это как перевёрнутые страницы книги, к которым не хочется возвращаться. Отец пытался уговорить её не рожать вообще. Получается, он тоже виноват?
– Это он тебе такое сказал?
– Нет. Хватает... Разговорчивых, - кажется, с трудом удерживается  от употребления словечка сильно покрепче, - Уверена, та женщина хотела мне отношения с отцом испортить из-за того, что её чары не произвели на него впечатления.
– Настолько страшная была? Отвергнутая женщина страшно может мстить.
Рэда пожимает плечами.
– Сложно сказать. На вариант «Я столько не выпью!» всё-таки не тянула. Когда человек не нравится, подмечаешь все недостатки, не замечая всего остального. Вот только не вышло у неё ничего. Я ведь, скажем так, сильно не глупая. Ни с одной женщиной отца никогда не видела. Подозреваю он... После вообще женоненавистником стал.
– На тебе как-то женоненавистничество проявлял?
– Нет. Ничего подобного не было. А ты что-то заподозрила?
– Да как-то история с твоей ногой немножко в ином свете предстала.
– А там всё чисто, - Рэдрия поджимает ногу, несколько секунд стоя на больной, - Видишь, всё хорошо. Просто несчастный случай. Только какой-то человек нехороший донёс о домашнем насилии и растлении. Ничего не нашли, только нервы нам помотали сильно.
– В таких вопросах недосмотреть — самое страшное.
– Да понимаю я. Люди просто свою работу делали. Вот только представлю, на меня в будущем такое заявят... Повторения не хочется. Тем более, отцовские друзья ещё трём доносам не дали хода. И это только то, про что я знаю. Одна из причин отцовской радости при моём поступлении — больше подобного писать не будут. Ну, а если я на его месте окажусь?
– Искать этого человека нехорошего пытались? Хотя бы по почерку.
– Пытались. Не нашли. Печатные машинки- вещь довольно распространённая. Там ещё оказалась самая продаваемая модель. Из детского дома я бы вряд ли сюда попала.
– Ещё есть такая милая вещь как налог на бездетных есть. Я даже знаю людей, кто родились из–за нежелания налог этот платить.
– Я тоже таких знаю. В старой школе  много было. Но мне проще будет платить. О перспективах твоего брака переговоры ещё не ведутся?
– Ха! Я в этом смысле ещё свободнее тебя. Сама же поговорку знаешь «На Еггте жениться».
– Так обычно говорят про неудачный брак с женщиной крутого нрава.
– Ну, так никто и не говорит, что я спокойная. Обычно про второй смысл поговорки забывают. Кто на Еггте женится, сам Еггтом становится. Так что, могут делать что захочу, дочка всё равно принцессой и Еггтой будет. Моя кровь перебивает любую другую. Один из немногих законов, что у нас в стране на все сто работает.
– Уверена, что будет дочка?
Марина криво ухмыляется.
– Это одна из немногих вещей, где уверенность стопроцентная.
- Мне от биологической матери только имя досталось. И ничего, совсем ничего больше.
- Твой отец не пытался скрывать, кто она?
- Сама же любишь говорить, не мир тесен, а слой тонок. Все всех знают. Фотографии не прятал, имя сам назвал. Мы оба ей не нужны были.
- А это не она те доносы писала? Просто гадя из вредности, зная, что у вас всё хорошо.
- Могла, но я не уверена. Ничего, хоть как-то позволяющего связать доносы с ней обнаружить не удалось. Машинописью, во всяком случае, она не владеет, а печатал обученный человек. Так что даже если она, сообщник должен быть, отчего ещё гаже.
- Не обязательно. Машинописи или стенографии учат так, чтобы механически копировать текст или речь, не задумываясь о содержании. Так скорость возрастает.
- Я не знала, - в глазах Рэды мелькает что-то, словно накануне схватки, - не знала, - зачем-то повторяет.
- Если опять что придёт — мне скажи. Дело на особый контроль министерства попадёт, а там орлы ещё, пусть нелетающие, но землекопы отменные. Что-нибудь да нароют.

+2

232

Чистяков написал(а):

Переломанное в бою даже не повод ссорится.

с ь

Чистяков написал(а):

– Ещё есть такая милая вещь как налог на бездетных есть.

одно лишнее

+1

233

– Завидует, может, кто твоему отцу? Потому и гадят. Ты-то сама вроде ещё никому мозоли любимые оттоптать не должна.
– Сам он склонен считать, дело в повышенном числе больных на голову в определённой среде. Других обвиняют в том, с чем у самих не в порядке. У него в главных подозреваемых был тот, кто либо жену и детей бил, либо повышенным интересом к излишне молоденьким отличался. Но хоть чего-то, похожего на доказательства против них не нашлось.
Одного, правда как раз за малолеток и посадили, но это точно не он был, насколько я знаю, заключённым печатные машинки не полагаются.
После того, как императорский курьер патент на дворянство привёз... Ты словно язвила, даровав с правом передачи по наследству.
– Даже мысли такой не было. У меня с полумерами плохо, влупила высшее из того, на что право имею.
– Отдельная благодарность, – тон на совсем официальный переключается.
Марина только машет рукой в ответ.
– Ты на будущее учти. Я не только за хорошее, я и за плохое тоже по-полной вкачу. Скорее всего, просто и без затей расстреляю
– В этом я и не сомневаюсь. Главного не досказала. Мне отец меч купил. Самый лучший из известных в наших краях. Мастер даже не сразу поверил, берётся не в коллекцию, а для ношения. Причём пожалования от Императора и Главы Дома Еггтов, правда он не знал, что Глава сейчас ты.
- Ja, ja, – дурачится Марина по-немецки.
Рэдрия только удивлённо хлопает глазами.
Марина не сразу соображает.
– Просто подтверждаю, что я гланюк в доме на одном сильно малонародном языке нашей Империи.
– Мало – это сколько? Кого свыше ста тысяч, я вроде, все нации помню. По «Народам Родины» у меня отлично.
– По последней переписи – тысяч тридцать. Отец с ними там воевал, до сих пор недолюбливает. Мирренский расизм по сравнению с их идейками – детский лепет на лужайке. Выбивание этих идеек из голов этой нации только родной стране отца в двадцать миллионов человек.
– Как-то не смотрится, если честно.
– При населении страны чуть больше двухсот?
– Ничего себе! Под десять процентов населения. Притом большей чпстью самого молодого и здорового. Как они это вообще пережили? У нас на те три погибших процента до сих пор сегодняшние проблемы списываю, а у них...
– Крайне плохо они это всё пережили. Сходи как-нибудь в библиотеку, почитай. У меня про падение Империи даже сейчас зла не хватает говорить. Притом, я там никогда не жила, но когда такое государство рухнуло... Зла не хватает, теперь уже от того, какими тупыми люди могут быть.
Рэдрия осторожно касается руки Марины.
– Не злись, это ведь было вовсе не здесь. Я знаю иномировую историю.
– Думаешь, я там тебя не видела. Я повторения боюсь. Здесь!
– У нас война. Не как там было.
– У нас рвануть может гораздо хуже. К половине, если не больше пороховых бочек фитили уже подожжены.
Теперь уже Рэдрии страшно становится. Из-за жуткой честности Херктерент. Ведь если скажет «убью!» не в шутку – вскоре пойдёт убивать на самом деле. Возможно, с особой жестокостью.
Марина трясёт головой, словно прогоняя остатки сна.
– Всё в это мире повторяется. Мне, как двух миров порождению, особенно чётко всё это видно. Я иногда ненавижу собственную наблюдательность. Мы на горящем пороховом складе живём, Рэда.
Ещё страшнее становится. Эту же фразу Хорт слышала от отца. Человека, не знакомого ни с кем из Еггтов. Отец тогда не шутил. И был абсолютно трезв. Рэдрия никогда не думала, кто-то из легендарных Змей станет её другом. Но таких сейчас двое. Обе говорят о крайне схожих вещах.
Мир меняется, как гигантская личинка насекомого, словно разрывая покров лезет на свет что-то новое. Непривлекательное и страшное. Хитин скоро затвердеет. Вот только люди – из другого материала.
– С тобой всегда так. Всего лишь хотела поговорить про свой меч...
– Одно из другого вытекает. Всё во всех мирах взаимосвязано.
– Только ты этих связей не ищешь.
– Всё верно, – ухмыляться Марина, – я очень многое и многих собираюсь рубить.
«И ведь сможет!» – думает Рэдрия, не зная, она сильно не первая, пришедшая к таким выводам относительно Марины.
– С тобой пообщаешься... Сразу столько разнообразного в голове начинает всплывать.
– Заметь, не я это всё там затопила.
– Сказанёшь ты иногда!
– Ага. Стараюсь. Неплохо получается, вроде. Только мало кто слышит меня.
– Я чем-то не устраиваю? Проблем со слухом, вроде, не имеется.
Так-так! Прогрев моторов пошёл. Если сейчас Марина кинется в драку, то Рэдрии, самое малое, станет очень больно.
Но пока ни к чему тлеющие угли бензином поливать.

+2

234

Чистяков написал(а):

– Просто подтверждаю, что я гланюк в доме на одном сильно малонародном языке нашей Империи.

главнюк

Чистяков написал(а):

Выбивание этих идеек из голов этой нации только родной стране отца в двадцать миллионов человек (обошлось).

Чистяков написал(а):

У нас на те три погибших процента до сих пор сегодняшние проблемы списываю, а у них...

списывают

Чистяков написал(а):

– Всё в это мире повторяется.

этом

+1

235

Всё оружие и броня Рэдрии неплохого качества и вполне боевое, не дорогостоящие игрушки из лёгких сплавов, годные только для висения на стене.
Меч на фоне всего остального выделятся. Пусть и современный, имеет статус «особо оберегаемого». Для современного клинка подобный статус — высшая степень качества, означающая полное соблюдение старинных технологий изготовления. Имя мастера Марине знакомо. Два клинка его работы приобретены для коллекции «Дворца Грёз». При всех недостатках Императрицы, глубину познаний в качестве холодного оружия никто и никогда не подвергал сомнению.
Знаменитая узорчатая «Сталь Дины», «Еггтовская сталь» также употребляется слова другого мира «Дамаск» и «Булат».
У Рэдрии есть и футляр, и подставка для клинка, и полный набор средств для ухода. Притом, Марина замечает — качеством получше, чем у неё самой. Всё ожидаемо, любые обычаи самым рьяным образом соблюдают недавно принятые в какое-либо сообщество.
- Как твой меч называется?
- «Алое перо», - Рэда почему-то смущена, хотя сложно представить меч с другим названием в руках человека по имени Рэдрия.
Человек вошла в историю в шлеме с пером, оно даже попало на герб Хорт. Но детей у воительницы не было, и с её смертью стал мёртвым и герб и титул. Иногда отличившимся древние титулы жаловались вновь. Но с «Алым пером» этого не произошло.
"Глаз Змеи» Младшего Еггта не только национальное сокровище и один из символов страны, но и настоящее боевое оружие, пролившее в своё время немало крови. Клинок и сам по-себе немыслимых денег стоит. Играет роль имя мастера — Чёрная Змея Дина I  этим всё сказано. Высочайшее качество изготовления клинка. Немыслимая стоимость украшений рукояти и так всем известна. Правда, украшением рукояти занимались уже при Дине II. Седьмой по размерам брильянт — это не шутки. Марина, правда считает, настоящий камень  снят и заменён искусственным, но вслух этого никогда не скажет.
  Как-никак слава у камушка весьма кровавая, до Еггтов последним владельцем камня был вселенский патриарх разгромленной  Диной II Хратской империи. Сейчас о тех событиях спорят, было ли это величайшее достижение, или величайшее преступление Великих Еггтов. Споры гремят жаркие, где-то там, под центральными районами города и Старой Крепостью, скрыты руины павшей столицы. Судя по археологическим обследования, даже постройки Дины II были куда значительнее находящихся под ними.
Брильянт, украшающий клинок Марины (или бывший там раньше) выломан из посоха этого самого патриарха. На сам посох по одной из версий, этот вселенский и был насажен. Наконечники сохранившихся образцов весьма острые. Сами посохи обильно украшены золотом и драгоценными камнями.
Последний патриарх Севера считается мирренами святым великомучеником. По их легендам, для лучшего вхождения посох смазывался жиром пятидесяти праведниц. Впрочем, патологическая любовь мирренов к описанию жестоких пыток и казней всевозможных «святых», а так же поклонение различным не сгнившим частям тел этих святых, крайне сомнительного происхождения — вещь общеизвестная.
Существуют и грэдские версии версии гибели патриарха. Самая распространённая — ему без затей отрубили голову, возможно сделала это сама Дина II. Принятая у Еггтов и почему-то очень нравящаяся Императору — вселенский утоплен восставшими рабами в выгребной яме.
Гравюры тех времён вообще изображали сонм храатских священников повешенными  треугольной виселице в несколько ярусов. Патриарх вполне себе с головой и в полном облачении висел на вершине, ниже все располагались по иерархии. Самые значимые личности были подписаны. У ноги нижних повешенных валяется разломанная церковная утварь и отрубленные головы с бородами. На один из столбов задирает ногу собака.
Самая известная в мире грэдская гравюра. «Праздничное дерево» - так зовут на севере с лёгкой руки дочери своего жестокого века Золоторогой Дины.
«Торжеством красных демонов» - называют южане. Единственное грэдское произведение, репродукцию которого полагается иметь в каждом храме, как напоминание о гневе божьем для тех, кто в вере недостаточно крепок.

Учебный фильм есть, где старинным клинком перерубают ствол пулемёта. Про искусство фехтовальщика это говорит многое. Но если в современном бою с клинком удаётся подобраться к пулемёту — то это будет говорить только о косорукости пулемётчиков. Дина I делала великолепные клинки. Но именно её увлечение огнестрельным оружием послужило началом эпохи, отправившую доспехи и клинки по музеям.

+2

236

Чистяков написал(а):

Меч на фоне всего остального выделятся.

выделяется

Чистяков написал(а):

также употребляется слова другого мира «Дамаск» и «Булат».

употребляются

Чистяков написал(а):

Судя по археологическим обследования, даже постройки Дины

обследованиям

Чистяков написал(а):

Но именно её увлечение огнестрельным оружием послужило началом эпохи, отправившую доспехи и клинки по музеям.

отправившей

+1

237

Любимая тема мирренских церковных писателей и художников - нашествие безбожников представляется как трагедия космического масштаба. Карой божьей за раскол. Грэдские армии рисуются толпой чудовищ, уничтоживших великую цивилизацию пусть заблуждающихся, но всё-таки верующих.
То что сохранившиеся образцы материальной культуры не идут ни в какое сравнение с современными им грэдскими – так, деталь малозначимая.
О эпохе великих завоеваний грэдской Империи писали с таким злом и ненавистью, будто они были недавно, и у авторов под пулями и клинками погибли члены семей, включая малолетних детей. Хотя, описываются события, произошедшие столетия назад.  «Кровь праведников взывает к отмщению!» - лозунг на некоторые современные мирренские знамёна попавший.
Свирепые чудовища с окровавленным оружием, разбивающие головы младенцев о камни, тащащие куда-то женщин, срывающие с мертвецов драгоценности, отчаянно сопротивляющиеся последние воину, «мученики севера». Даже день памяти «всех святых» учреждён в память мучеников и праведников империи, чьи подвиги остались церкви неведомы.
Марина подозревает, некоторые мирренские художники от государственных церквей будучи не в восторге намеренно с излишней жестокостью и натурализмом изображали пытки и казни священников.
Эпоха великих завоеваний и в грэдском искусстве широчайше отражена.
На многих изображениях присутствуют прославленные клинки - «Глаз Змеи», ныне принадлежащий Марине и «Золотая Змея»  сестрёнки.
Изображения конной Дины почти неизвестны. Почти все сражения Годов крушения она провела сидя на знаменитом складном табурете. Похожая на машину армия с легкостью перемалывала всех, попадающихся на пути.
Только раз воительница поднялась с табурета, возглавив колонну при штурме вражеской столицы.
На площадь перед Старой Крепостью выходит Дорога Дины – главная улица страны. Там Золоторогая ведьма вела свою колонну, там плавились камни от огня молний Чёрной Змеи, чей секрет до сих пор не разгадан.
  Оплавленные камни, немые свидетели великих событий и сейчас лежат в стенах старых домов.
Красным гранитом Дорога Дины доведена до ворот Старой Крепости, стоящих на месте «Сердца мира» - главного храма Храатства Всея Мира.
По этой дороге в старинных доспехах от площади Лагерь до ворот пешком идёт новый Император, впервые, как хозяин входя в Старую Крепость. В парадном кабинете Саргона и сейчас сидят его доспехи. Предшественник для себя заказал облегчённые, годные только для съемок в ещё не существовавшем тогда, кино. У отца были хоть и современной работы, но сделанные по старым правилам настоящие генеральские боевые. Даже вмятина от проверочного выстрела из старинного ружья есть.
Когда договорились с мирренами об открытии посольств, был довольно длительный спор, где участок под здания в столице выделять. Слишком многие сочли пожелание построить здание с фасадом, выходящим на «Дорогу Дины» откровенным вызовом. В первую очередь, из-за обязательной в каждом мирренском учреждении, церкви. Причём, с видимым издалека куполом.
Спор на несколько лет затянулся. Здание всё-таки построили выходящим фасадом на другую улицу. Без купола, но всё-таки с церковью, размещённую в подвальном этаже и официально освящённая, как пещерная. Якобы такие в таких сооружениях молились первые истинноверующие, спасаясь от гонений властей Островной Империи.
Подобная постройка тоже, в общем-то оскорбление с дипломатической точки зрения. Но на тот момент обе стороны считали, «плохой мир лучше хорошей» войны.
Между Великой и Мировой войнами посольство вновь размещалось в том же здании. Его не стали сносить, хотя в первые дни Великой войны такие призывы и раздавались. Ограничились уничтожением герба над входом и вывозом всей церковной утвари и уничтожением фресок. После войны всё имущество было объявлено пропавшим в ходе боевых действий, хотя боевые дирижабли считанные разы долетали до столицы и практически не нанесли урона.
Марина знает — все культовые произведения были сожжены в присутствии ЕИВ, серебро и золото — переплавлено и передано в военное ведомство.
Вторично храм мирренам пришлось отделывать с нуля. Что на этот раз с убранством стало, Марина не знает. Прекрасно известно другое — комплекс зданий переоборудован в тюрьму, где содержатся военнопленные. И сведения об этом доведены до мирренской Ставки.
Бомбы на этот район города падают всё равно, хотя в сами здания попаданий пока нет. Зато статей о нелюдях с севера, использующих пленных в качестве живого щита, гневных статей на Юге написано предостаточно. Причём, писаки не то, что в столице никогда не бывали, но даже карту города поленились посмотреть.

+3

238

http://read.amahrov.ru/smile/smile.gif В посте №237  НХ-3 по объёму догнала НХ-1. Даже за сопоставимый срок подобный объём вышел.   http://read.amahrov.ru/smile/write.gif  Сколько-то ещё напишу. Хотя с реакцией на СИ так себе.   http://read.amahrov.ru/smile/JC_doubledown.gif  Но я всю жизнь во всех сферах переводом энергии и ресурсов в пустоту занимаюсь. Привык уже.  :'(

Отредактировано Чистяков (26-06-2018 09:01:07)

0

239

Чистяков написал(а):

Без купола, но всё-таки с церковью, размещённую в подвальном этаже и официально освящённая, как пещерная.

размещённою, освящённою

Чистяков написал(а):

Якобы такие в таких сооружениях молились первые истинноверующие,

лишнее

Чистяков написал(а):

Ограничились уничтожением герба над входом и вывозом всей церковной утвари и уничтожением фресок.

вместо первого - снятием, разбитием

Чистяков написал(а):

Марина знает — все культовые произведения были сожжены

вещи, принадлежности

+1

240

К Главе 11

Расширение территории оба государства первоначально вели вдоль морского побережья и поднимаясь по крупным рекам. Центральные равнины крупнейшего материка длительное время не осваивались совершенно. Дешевле было строить линии и держать сильные пограничные части.
Всё изменилось с началом века пара.
Империи всегда знали о существовании друг друга. На расстоянии можно неплохо относится друг к другу.
Дальше портовых городов грэды и миррены выбирались редко. Оба правительства крайне не одобряли путешествий иностранцев по внутренним районам своих стран.
У мирренов оставалась память о десятках церковных округов, уничтоженных столетия назад. Вселенская церковь родилась в Островной Империи. Распространилась по берегам будущего Океана.
И грэды, и миррены считают себя наследниками Островной Империи. Южане особенно любят уже не первую сотню лет рассуждают о сохранённой духовности. Северяне шутят «из духа рисовый шарик не слепишь».
Церковь считалась вселенской, но ко временам Войн Верховных фактически разделилась на Церковь Севера и Церковь Юга, слабо контактировавшие друг с другом, но ещё не рассорившиеся окончательно, продолжая считать себя одной Вселенской церковью, а южан (или северян) — искренне заблуждающимися единоверцами.
В разразившейся Гражданской войне Церковь Севера сделала ставку на победу одной стороны. А победила другая.
Распространение истинной веры нисколько не снизило агрессивности соседей Империи. Но единственным оплотом Церкви осталось молодое государство, именовавшее себя на древний манер Империя Храат. Военной силой и божьим словом, как известно, можно добиться куда большего, нежели просто словом.
Покорив всех соседей, государство стало заглядывать на богатую и дряхлеющую Империю, где жили далёкие предки Марины.
В Войнах Верховных взошла звезда первого из Великих Еггтов — Дины I по прозвищу Чёрная Змея.
  Осколки церкви севера продолжали существовать в глухих углах, даже разрешённые законом как «областной народный обычай».  Постепенно всё уменьшаясь в численности, закукливаясь сами в себе, превращаясь в откровенные секты, от дикости которых плевались даже миррены-путешественники, искавшие древнее благочестие, а находившие чуть ли не дикарей. Впрочем, официальные власти их честно предупреждали, что им предстоит увидеть, но разве можно безбожникам верить?
Пытались найти в Столице следы древних святынь, но кроме Дороги Дины не нашли ничего.
Да на пальцах представителей древних домов блестят перстни с крестами из драгоценных камней — кольца, снятые с мёртвых «защитников веры».

С противоречиями лучше всего (для себя и окружающих) разобрались грэдские миррены, решившие, земной Святой Город, конечно, пал, но он изначально строился подобием небесного, и даже не мог сравняться с ним. Стремится к небесному граду хорошо, но господу угодны только усердно трудящиеся для его достижения.
Выгоды торговли с этими областями позволяли Империи закрывать глаза на странноватые местные обычаи.

Грэдские миррены теперь носят свои кресты наложенными на грэдскую пятиконечную кавалерийскую звезду двумя лучами вверх. Для приверженцев официальных церквей южной империи – страшнейшее оскорбление.
«Хоть с безбожниками, но против патриарха!» Лозунг, под которым их предки прошли бесплодные земли. Уходя, они оставляли дома и храмы, многие сжигали, не надеясь вернуться.
Безбожные грэды казались далёким и неведомым злом. Никто и представить не мог, что с ними удастся ужиться куда лучше, чем вроде бы с единоверцами.
Дивизии сражались доблестно, когда встал вопрос о дивизионной награде за героизм, поступило единогласное прошение, перевести дивизии из пехоты в регулярных драгун, чтобы все имели право носить перевёрнутую звезду и крест на ней. Прошение было удовлетворено. Первая и вторая добровольческие пехотные стали сорок шестой и сорок седьмой драгунскими.
В военное время это мало на что влияло, большинство грэдских драгун к тому времени уже и сами позабыли, как лошади выглядят, который год сидя в окопах.
После войны коней у драгун так и не появилось. Их место заняли бронеавтомобили и танки. И сейчас есть пехотные и кавалерийские танковые части. Но названия – дань традиции, машины на вооружении состоят одни и те же. Названия, награды и номера дивизий – теперь дань традиции, не больше. Только по кокардам пропахшего нефтепродуктами кавалериста можно отличить от пехотинца. У драгуна двумя лучами звезда вверх. У пехотинца – одним. Ещё нашивки на парадной форме остались с лошадиными головами да подковами. Но сейчас парадную форму редко кто носит даже в увольнении и отпуске.

К Главе 15

  Кто же это так Рэду и Эрию не любит? Возможно, и другим бы не повезло, но неизвестная злоумышленница на ловушку напоролась. Смысла в порче вещей нет ни малейшего, от Паниеры замену очень быстро получат. У Эрии на следующий день новое платье было, на заказ и прошлого не шили, делать не стала, хотя и могла, взяла из готового, пусть и не сильно дешёвого. Интересно, Кэрдин знает о происходящем в школе? Безопасность детей первых лиц государства для Ягр совсем не пустой звук.
Лезть же к Рэде может быть чревато получением топором по лбу и другими тяжкими и не очень телесными повреждениями.
Не будь Эрия настолько косорука, Марина поделилась бы парой ловушек. Что-то взрывоопасное девушке давать – перспектива быть привлечённой по обвинению в непредумышленном убийстве Марину совершенно не прельщает.
  – Ты кого-нибудь подозреваешь? – вид у Софи настолько сотрудника Кэрдин напоминает, хочется достать планшет и карандаш, развернуть и начать вести протокол.
Эрия называет имена вроде бы подруг, во всяком случае, их чаще всего вместе видят. С настоящей дружбой там напряженно, скорее сборище сплетниц, у кого плохо получается свой статус выпячивать. Впрочем, и тех, у кого статус был, Софи им кичиться отучила.
Марина, поймав взгляд сестры мотает головой «Не они», Софи чуть заметно кивает. Старое противостояние хорошо научила ловить малейшие оттенки в словах и жестах друг друга.
Стиль выходки, конечно, от подруг Эрии, но удар по Рэд с потрохами выдаёт – это не они. Инстинкт самосохранения даёт о себе знать. Одно дело кусать равных, совсем другое – гавкать на кого-то из окружения принцесс. Они бы сами с удовольствием в это окружение пролезли, но Софи люди либо нравятся, либо нет. Разонравится принцессе очень легко. Понравится обратно ещё никому не удалось, для этого, самое малое, мирренский линкор надо потопить.
Кто поумнее, стараются нейтралитет с обеими Херктерент поддерживать, жизнь штука длинная, Змеи – люди с очень хорошей памятью, ничего никому не забывают.
Помнить почаще надо, Звезда может обогреть, может и сжечь.
Все подруги Эрии в этом вопросе чрезвычайно умны. Нейтралитет строжайший, если случайно узнает, кто Рэде пакостил – тут же побежит одной из Херктерент докладывать, лишь бы на них не подумали.
Их предупредить достаточно, какой вопрос интересует, узнают что – на тарелочке принесут.
Бывает, жертва чьей-либо гнусности совершенно сочувствия не вызывает. И не скажешь, «так ей и надо». Личная неприязнь не отменяет факта гнусности и наличия жертвы.

Покинув Эрию, сёстры отправляются в парк прогуляться.
– Мне так некоторые, – Софи с такой интонацией цедит сквозь зубы «некоторые», Марине ясно сразу – имеет в виду свою так называемую свиту, – столь усиленно, чуть ли не через рупор в ухо, намекали, что это твой любимый кошмар...
Марина выразительно стукает кулаком по ладони. Даже бровью не поведя, старшая продолжает.
– Что я пришла к выводу, это точно не она. Не кошмаровский стиль. Делать ничего не будет из того, о чём нельзя на всех углах раззвонить.
Её обвиняют из-за общей несхожести, и до недавнего времени, возможности относительно безопасно на Динку гавкать. Без статуса ей вообще бы травлю устроили.
– Не всегда человека травят незаслуженно, – змеино улыбается Марина, – бывает, человеческая стая очень даже за дело рвёт кого-то на куски.
– Считаешь, это тот случай? – Софи мастерски воспроизводит сестрёнкино выражение.
– Совершенно не считаю.
– Ну, вот и чудненько. Своих я сама поспрашиваю. Если что интересное узнаю – дам тебе знать. Чую я, точно кто-то либо из них, либо какая из их рыбок-прилипал.
– Или из прилипал к прилипалам, – Марине не хочется оставлять за сестрой последнее слово.
Софи только равнодушно пожимает плечами вслед убегающей сестре.

+1


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Произведения Владимира Чистякова » Несносная Херктерент - 3.